Доступность ссылок

Срочные новости

«Возрождение ГУЛАГа» в «лагерях перевоспитания» в Синьцзяне?


Ограждение, которым обнесен так называемый "центр профессионального образования" в Дабанченге, Синьцзян, 14 сентября 2018 года.

В западной прессе на этой неделе комментируют сообщения об использовании принудительного труда в «лагерях» в Синьцзяне и то, что произведенные таким образом товары могут поставляться в США. Также пишут о «забытых жертвах» Семипалатинского полигона и препятствиях на пути зеленой энергии в Казахстане.

ПРИНУДИТЕЛЬНЫЙ ТРУД В СИНЬЦЗЯНЕ

На этой неделе несколько изданий, опираясь на подробный материал агентства Associated Press, освещали тему возможного использования принудительного труда в «лагерях перевоспитания» в Китае.

В американской газете Washington Post в статье «Спортивную одежду в США проследили до лагерей заключения в Китае» описывают истории нескольких заключенных – в основном, уйгуров и казахов по происхождению, которые были принудительно отправлены на «перевоспитание» с целью «избавить их от религиозного экстремизма». Китайские власти заявляют, что это необходимо для «возврата меньшинств в современный цивилизованный мир и искоренения бедности» в Синьцзяне. Новые данные указывают, что в "лагерях" вводится система принудительного труда на фабриках, и многих заключенных заставляют шить одежду, называя это «освоением новой специальности». В то же время родственники содержащихся там людей говорят, что их близкие являются высококвалифицированными специалистами и зарабатывали гораздо больше за пределами «лагерей перевоспитания».

Одно из зданий «центра профессионального образования» за колючей проволокой. Индустриальный парк Куншан в Артуше, Синьцзян.
Одно из зданий «центра профессионального образования» за колючей проволокой. Индустриальный парк Куншан в Артуше, Синьцзян.

Система "лагерей" является частью все более строгой политики обеспечения государственной безопасности Китая при президенте Си Цзиньпине. Ранее в этом году некоторые задержанные сообщили AP об избиениях, одиночном заключении и других наказаниях, применяемых к тем, кто не поет политические песни или не скандирует лозунги.

«Теперь китайское правительство также заставляет заключенных работать на предприятиях обрабатывающей и пищевой промышленности. Некоторые из них находятся в лагерях для интернированных; другие являются частными, субсидируемыми государством фабриками, куда задержанных отправляют после освобождения», - говорится в статье.

AP отследило путь товаров одной такой фабрики из "лагеря" для интернированных до Badger Sportswear - ведущего поставщика в Стейтсвилле, Северная Каролина в США. Руководство сети магазинов заявило, что проведет расследование и пока будет заказывать одежду из других мест.

В британской газете Financial Times в статье «Принудительный труд используется в «лагерях перевоспитания» в Китае» также описывают собранные AP данные, указывая, что «элементы системы ГУЛАГа возродились в подавлении этнических меньшинств Пекином».

«Во время бесед с семьями шести задержанных этнических уйгуров и казахов их родственники сообщили, что задержанные работали на текстильных фабриках практически бесплатно после того, как были «отпущены» из центров задержания в регионе. Им не разрешается покидать фабрики, и общение с родственниками, если оно позволяется, находится под строгим контролем», - пишет Financial Times.

Работники текстильной фабрики в окрестностях Пекина. Фотография использована в иллюстративных целях.
Работники текстильной фабрики в окрестностях Пекина. Фотография использована в иллюстративных целях.

В этом году в двух крупнейших "лагерях" для интернированных лиц в Синьцзяне - центрах профессионального образования города Кашгар и уезда Юйтянь – открыли центры принудительного труда. Согласно сообщениям китайских государственных СМИ, в центре заключения Юйтяня есть восемь фабрик, специализирующихся на изготовлении обуви, сборке мобильных телефонов и упаковке чая. Базовый ежемесячный оклад составляет 1500 юаней (220 долларов). По информации Australian Strategic Policy Institute, спутниковые снимки демонстрируют, что площадь центра заключения в Кашгаре увеличилась более чем в два раза с 2016 года, а центр в Юйтяне - на 269 процентов за тот же период.

Китайская государственная пресса пишет, что такой труд является «добровольным», и рабочие места занимают «студенты», прошедшие отбор в плане знания языка и законов.

В американской газете New York Times в статье «США изучит сообщения об импорте из лагерей принудительного труда в Китае» комментируют реакцию американских властей на сообщения об импорте одежды, изготовленной в таких «лагерях» в Китае.

Служба таможенного и пограничного контроля США заявила, что сообщения АР и других средств массовой информации «впервые связывают лагеря для интернированных, выявленные в Западном Китае, с импортом товаров, произведенных с использованием принудительного труда компаниями» страны.

«Эксперты и правозащитники утверждают, что, возможно, в таких лагерях, чьи функции варьируются от политического воспитания до принудительного труда, содержится до 1 миллиона уйгуров, казахов и других представителей преимущественно мусульманских групп», - пишет New York Times.

После недавних сообщений в СМИ, в Badger Sportswear заявили, что приостановили бизнес с китайским поставщиком Hetian Taida Apparel и ведут расследование.

ПРЕПЯТСТВИЯ НА ПУТИ К ЗЕЛЕНОЙ ЭНЕРГИИ

В британском журнале The New Economy в статье «Зеленый переход в богатом нефтью Казахстане» комментируют планы перехода Казахстана к возобновляемым источникам энергии в ближайшие 30 лет.

В настоящее время «только один процент потребляемой энергии в Казахстане получаем из возобновляемых источников, но присущий стране экстремальный климат с перепадом температур от -50 до +40 градусов по Цельсию открывает отличные возможности», утверждает New Economy. Из всей производимой сейчас возобновляемой энергии 95 процентов – гидроэлектроэнергия, полученная на небольших станциях на юге Казахстана. В то же время, по мнению экспертов, гидропотенциал страны в настоящее время использован только на 13 процентов.

Согласно «Концепции перехода к зеленой экономике до 2050 года» 50 процентов энергии Казахстана должно быть получено из возобновляемых источников, и 30 процентов – до 2030 года. Но на пути достижения этой цели встают «существенные препятствия», отмечает The New Economy. Со ссылкой на директора Центра евразийских наук в Henley Business School Елены Калюжновой, к ним относят «низкие тарифы на электроэнергию, потери при передаче и неэффективные технологии, слабая регулирующая и законодательная базой, рискованный среда для ведения бизнеса». Пишет New Economy и о нарушениях прав человека и коррупции в стране, ссылаясь на данные Human Rights Watch и Transparency International.

Следствием всех этих факторов, считает издание, становится то, что в стране «резко увеличивается социальное неравенство, подчеркивающее растущие социальные проблемы страны. Рост преступности, ухудшающееся положение городской бедноты и отсутствие общественного доверия к полиции - это лишь некоторые из проблем, мешающих развитию Казахстана. В то время как в стране уровень грамотности составляет почти 100 процентов, сельские школы страдают от нехватки ресурсов и устаревшего оборудования», - пишет The New Economy.

Смотрите также: "Эта недоступная зеленая энергетика"

Эта недоступная «зеленая энергетика»?
please wait

No media source currently available

0:00 0:02:29 0:00

«Амбициозная и ультрасовременная архитектура горизонта Астаны создает впечатление, будто город из другого мира; но реальность для тысяч граждан Казахстана именно такова. Во многих местах за пределами столицы инфраструктура по-прежнему отсутствует, водопровод - несбыточная мечта, дороги - просто следы шин на песке. По мере развития Казахстана в будущем, еще неизвестно, будут ли «зеленые» технологии способствовать справедливому и диверсифицированному экономическому развитию по всей стране или просто станут источником обогащения бессменной элиты Астаны в ее золотых башнях», - пишет The New Economy.

ЗАБЫТЫЕ ЖЕРТВЫ ПОЛИГОНА

На сайте американской радиостанции pri.org в статье «Казахстан забыл о жертвах Семипалатинского полигона?» описывают жизнь нескольких проживающих в том регионе семей. Они с трудом сводят концы с концами, тратя почти все свои средства на лекарства от болезней, полученных из-за их пребывания в непосредственной близости от места ядерных испытаний. «Власти о них забыли?» - задает вопрос pri.org.

Смотрите также: "Шаган - призрак ядерного прошлого"

Шаган - призрак ядерного прошлого
please wait

No media source currently available

0:00 0:01:48 0:00

Айгуль Сулейменова, проживающая в Семипалатинске, кое-как дотягивает до конца месяца – ей нужно заботиться о больной дочери и престарелой матери, однако средств катастрофически не хватает. В похожей ситуации находится Сакон Сейсенулы. После того, как он переехал из Саржала в Семипалатинск, ему перестали выдавать часть пособий, и теперь он не может приобрести все необходимые лекарства на лечение заболеваний, возникших из-за проживания вблизи бывшего полигона.

«Чтобы получить социальную поддержку от государства, необходимо иметь радиационный паспорт. Однако правительство прекратило их выдачу после 1992 года, что означает, что в паспортную программу не входят дети, которые родились в пострадавших семьях с тех пор», - пишет pri.org. Учитывая, что многие полученные из-за близости к бывшему полигону заболевания имеют генетический характер, эксперты предлагают Казахстану внести изменения в закон с тем, «чтобы все поколения людей, пострадавших от ядерных испытаний, могли получить поддержку», - говорится в статье.

КОММЕНТАРИИ

В других СМИ

Loading...

XS
SM
MD
LG