Доступность ссылок

Срочные новости

Как коррумпированные страны используют «Новый шелковый путь» Китая


Церемония подписания соглашения о создании зоны свободной торговли в провинции Хайнань, Китай, 28 декабря 2018 года.

В западной прессе на этой неделе пишут о внедрении китайской инициативы «Один пояс – один путь» в странах с высоким уровнем коррупции, куда включили и Казахстан. Также рассуждают о репутации полиции в Казахстане, проблемах, обнаженных убийством инспектора «Охотзоопрома», и угрозах, которые может нести продолжающееся таяние ледника Туюксу.

КОРРУПЦИЯ НА ШЕЛКОВОМ ПУТИ

«Деспоты и жулики используют китайский инфраструктурный проект, чтобы остаться у власти», – пишет американский журнал Foreign Policy в материале, посвященном влиянию проекта Китая по восстановлению Шелкового пути «Один пояс – один путь» (ОПОП) на страны с высоким уровнем коррупции. Один из приводимых журналом примеров – Малайзия, где после свержения бывшего премьер-министра Наджиба Разака в мае 2018 года СМИ получили больший доступ к информации о коррумпированных схемах в стране, в том числе связанных с Китаем.

В статье нашлось место и Казахстану, который журнал называет «ярким примером процветания автократических режимов за счет китайских инвестиций».

«Правительство Казахстана – настоящая клептократия – чрезвычайно коррумпировано. В индексе восприятия коррупции Transparency International в 2017 году Казахстан занял третье место среди 180 стран», – заявляет Foreign Policy.

Как считает журнал, инициатива ОПОП и «финансировала» режим путем инвестиционных вливаний, и способствовала его популярности у населения, которое «интерпретирует новую роскошную инфраструктуру как символ прогресса». Это впечатление, по мнению журнала, очень важно для властей, поскольку на деле здоровье казахстанской экономики зависит от цен на нефть и экономических колебаний в России.

Издание также ссылается на исследование Университета Джорджа Вашингтона, в котором проанализированы китайские инвестиции в Казахстане. Согласно нему, «китайская помощь и кредиты, а также партнерские отношения... закрепляют казахстанское руководство у власти», – пишет Foreign Policy.

Foreign Policy обсуждает и коррупцию внутри самого Китая, где «часть инфраструктурных чудес была создана без особой щепетильности при выборе средств». В частности, в статье упоминают китайскую концепцию guanxi – «систему взаимовыгодных отношений, которые смазывают колеса многих деловых операций в Китае». Как считает журнал, «китайским чиновникам, привыкшим к климату коррупции в своей стране, достаточно просто выполнять зарубежные проекты с использованием сомнительных приемов».

Также, по мнению Foreign Policy, некоторые сделки в рамках ОПОП – явное свидетельство того, что для Китая это не только экономическая программа, но и инструмент внешней политики. Поэтому, пишет журнал, Китаю нужны определенные лидеры в странах-партнерах, которые будут одобрять совместные проекты, «несмотря на их сомнительную ценность».

Журнал добавляет, что «эти политики нуждаются в Китае в той же мере, что и он в них».

«Отношения между Китаем и коррумпированными партнерами [ОПОП] – это симбиоз, и зачастую они более сложные, чем простое взяточничество. <…> Проблема с использованием проектов [ОПОП политиками других стран] в коррупционных целях в том, что, когда вас поймают, это станет только вашей проблемой, а Китай продолжит двигаться вперед», – пишет Foreign Policy.

ПОЛИЦИЯ В КАЗАХСТАНЕ

На англоязычном сайте Eurasianet.org в статье «Казахстан: народ против полиции» обсуждают, что было сделано в правоохранительных органах после убийства фигуриста Дениса Тена и требований со стороны общественности провести реформы МВД.

Смерть спортсмена, которого в статье называют «полной противоположностью полосе загнивания, проходящей через правоохранительную систему Казахстана», всколыхнула общество. Исследователь Эрика Марат называет этот инцидент причиной, по которой «ненависть и недоверие к полиции» выплеснулись в общественное пространство.

Нового пика возмущение достигло после публикации нашумевшего видеопоздравления полицейского в Караганде, выполненного «в стиле, подобающем фигуре преступного мира», а не представителю закона.

«Авторитарное руководство Казахстана прекрасно осознаёт, что растущая непопулярность полиции может создать новые проблемы в будущем. Во время традиционного интервью по итогам года с отобранными журналистами 78-летний президент Нурсултан Назарбаев признал, что дело Дениса Тена вызвало обеспокоенность, и призвал к созданию "нового типа полиции"», – пишет Eurasianet.org.

Среди предложенных президентом изменений: принятие на работу в МВД выпускников юридических вузов и сокращение числа полицейских академий. В начале января, сообщает Eurasianet.org, вице-министр внутренних дел Жанат Сулейменов заявил о начале трехмесячной подготовки для работы в органах 1200 офицеров, «именно того типа, который рекомендовал президент», а также о сокращении числа академий с 12 до пяти.

О еще более масштабных переменах говорил начальник Сулейменова – министр Кулмуханбет Касымов. В декабре он пообещал, что 450 менеджеров среднего звена и других административных работников его ведомства будут уволены. Это, по словам Касымова, освободит средства «на зарплаты обычным полицейским».

Но, сообщает Eurasioanet.org, эксперты склонны считать все эти меры «декларативными». Так, по словам представителя гражданского общества Бахытжан Торегожиной, «полиция становится всё больше похожей на преступное сообщество». В частности, полицейские продолжают подвергать спонтанным проверкам и задержаниям гражданских активистов с целью «предотвратить их участие в несанкционированных митингах». В качестве примеров Торегожина привела инциденты 16 и 17 декабря.

Смотрите также: Десятки задержанных и усиленные патрули: казахстанцы отметили День независимости

Десятки задержанных и усиленные патрули: казахстанцы отметили День независимости
please wait

No media source currently available

0:00 0:03:42 0:00

«Такая репрессивная практика остается нормой для режима, не заинтересованного в более широких политических трансформациях. Поэтому возникают сомнения в том, окажется ли обсуждаемых изменений в работе полиции достаточно для того, чтобы повлиять на отношение общества», – заключает Eurasianet.org.

ПОГИБШИЙ ИНСПЕКТОР

Сайт британской вещательной корпорации ВВС обращается к теме «первого убийства государственного инспектора в истории "Охотзоопрома" – , занимающегося охраной животного мира Казахстана». 13 января в Нуринском районе Карагандинской области браконьеры оказали сопротивление инспекторам Ерлану Нургалиеву и Петру Ницыку. В результате избиения Нургалиев получил травму головы и скончался 15 января.

Инспектор по охране животного мира Ерлан Нургалиев, Карагандинская область, 19 мая 2018 года. Фото: Оспан Али.
Инспектор по охране животного мира Ерлан Нургалиев, Карагандинская область, 19 мая 2018 года. Фото: Оспан Али.

Как полагает ВВС, это преступление, в частности, обнажило масштабы незаконной охоты на краснокнижных животных, в том числе сайгаков, стоимость рогов которых на черном рынке достигает нескольких тысяч долларов за килограмм.

ВВС пересказывает содержание частных бесед с инспекторами и егерями, которые рассказывают о том, как, рискуя жизнью, ловят браконьеров, а «всё наказание [им] выливается в штрафы». Защитники фауны также «шепчутся о случаях», когда на охоту «приезжает кто-то сверху» и они «вынуждены притворяться, что не замечают» этого присутствия.

Как пишет ВВС, для многих «смерть Нургалиева стала символом несправедливости казахстанского общества». И даже то обстоятельство, что погибшего инспектора, возможно, посмертно наградят, «станет лишь дополнением к ощущению этой несправедливости», считает автор.

«В стране, где престижность твоей работы измеряется твоей властью, среди государственных ведомств рейтинг должности инспектора по охране животного мира достаточно низкий. Власти, как и население, редко обращают внимание на этих людей до тех пор, пока их не убьют», – пишет ВВС.

ТАЮЩИЙ ТУЮКСУ

В американской газете New York Times опубликовали масштабный материал о леднике Туюксу в окрестностях Алматы. В нем авторы рассказывают о мониторинге состояния, проводимом уже несколько десятилетий. Последние два десятка лет им занимается специалист по ледникам из британского Университета Рединга Мария Шахгеданова.

«Будучи одним из самых долго изучаемых ледников в мире, Туюксу помогает оценить влияние изменений климата на лед в глобальных масштабах», – пишет New York Times.

Потепление климата приводит к таянию Туюксу. С 1957 года, когда наблюдения за ним только начались, ледник отступил более чем на полтора километра. Это происходит со всеми ледниками в мире – за четыре десятилетия ледники стали на 21,34 метра тоньше.

«Это великое глобальное таяние способствует повышению уровня моря. Оно влияет на производство гидроэлектроэнергии. Приводит к стихийным бедствиям, таким как стремительные, катастрофические наводнения и сели. Оно изменяет реки и экосистемы, затрагивая населяющие их организмы. Но здесь, на Тянь-Шане, наибольшее влияние это может оказать на водоснабжение населения и сельское хозяйство», – пишет New York Times.

По прогнозам Марии Шахгедановой, эффект таяния ледника станет заметен примерно через 20 лет. Идущие вниз, к городу и полям, талые воды в конечном итоге сильно сократятся.

«Большая часть воды из Туюксу и других ледников в конечном итоге достигает низменности к северу от Алматы, где орошает посевы. Когда потоки в этих реках начнут сокращаться, фермерам региона может грозить кризис. Большинство ирригационных систем – советских времен. Они старые, изношенные и неэффективные. Многие каналы и арыки не облицованы бетоном, вода из них уходит. Водными ресурсами не управляют должным образом», – пишет New York Times.

Казахстану необходимо создать более эффективную систему до того времени, как поток пресной воды с Туюксу начнет иссякать, рекомендуют эксперты.

КОММЕНТАРИИ

В других СМИ

Loading...

XS
SM
MD
LG