Доступность ссылок

Срочные новости

«Странная тирада внука президента» вызвала удивление


Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев на открытии развлекательного парка с супругой Сарой и внуком Айсултаном (справа). Алматы, 1997 год. Фото со страницы президента в Instagram'e.

В западной прессе на этой неделе комментируют «странную публикацию» в Facebook'е, которую приписывают внуку президента Назарбаева Айсултану, предполагаемые попытки продать «Цеснабанк» и описывают развитие событий в Синьцзяне, в частности освобождение нескольких этнических казахов.

«ВНУК ПРЕЗИДЕНТА» И ПОСТЫ В СОЦСЕТЯХ

На англоязычном сайте Eurasianet.org комментируют сообщение, опубликованное 23 января в сети Facebook в аккаунте, который, предположительно, принадлежит внуку президента Казахстана Айсултану Назарбаеву. В нем описывается возвращение домой после «заключения в частной российской тюрьме». Что это за учреждение, почему там оказался автор поста и кто его туда отправил, не сообщается. Из имеющихся подробностей указывается лишь, что автор «вернулся домой без своих документов – всё было украдено и уничтожено» и что в заключение его поместили «"доброжелатели" из числа близких людей, которым» он «должен был доверять».

«Айсултан Назарбаев и раньше привлекал общественное внимание странными выпадами. Казалось бы, у внука самого могущественного человека в Казахстане должны быть более подходящие, чем Facebook, места, чтобы пожаловаться на проблемы с бюрократией», – считает Eurasianet.org и добавляет, что «некоторых это даже заставило задуматься о его эмоциональном здоровье».

По мнению Eurasianet.org, «предположительно вернувшись в Казахстан, Айсултан Назарбаев, по всей видимости, принялся за восстановление своих документов».

«Это просто ад, что творится в наших госорганах. Меня отправляли из одного госучреждения в другое… И в каждом не знали, что делать в моей ситуации», – цитирует публикацию в Facebook'е Eurasianet.org. Автор обвинил в своих проблемах МВД и миграционную службу, а затем добавил, что «ему есть к кому обратиться», хотя «стыдно беспокоить руководителя страны».

«Обычно тема президентской семьи закрыта для обсуждения, но люди всё равно начали шептаться об Айсултане, мать которого, Дарига Назарбаева, занимает высокий пост в сенате и даже иногда упоминается в разговорах о преемнике президента», – пишет Eurasianet.org.

Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев и его старшая дочь Дарига, Алматы, 1 мая 2016 года.
Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев и его старшая дочь Дарига, Алматы, 1 мая 2016 года.

В статье также вспоминают прошлые предполагаемые публикации Айсултана, – в частности, по данным Eurasianet.org, в декабре 2018 года после многомесячного молчания в аккаунте появились запись, что автор «снова свободен», а также благодарность «российским правоохранительным органам». В сентябре 2017 года была опубликована благодарность автора «своему деду», который помог «справиться с пристрастиями». Под «пристрастием», как следует из поста, подразумевается наркозависимость. В начале 2017 года хозяин аккаунта обвинил некоторых казахстанских политиков – соратников президента Назарбаева – в коррупции.

«Оппозиция в изгнании приветствовала это с радостью», – пишет Eurasianet.org.

СПАСЕНИЕ «ЦЕСНАБАНКА»?

На сайте британского новостного агентства Рейтер заявляют, что «казахстанские власти срочно ищут инвестора для второго по величине активов банка в стране – «Цеснабанка», считая, что ему потребуется новая финансовая помощь для предотвращения коллапса», пишет агентство со ссылкой на неназванные «три источника, знакомые с переговорами».

«Представители правительства и центрального банка обратились по крайней мере к трем другим казахстанским банкам и надеются заключить сделку в феврале, сообщили источники. Они предлагают финансовые стимулы для любого банка, готового принять его. Из-за влияния, [которое это окажет] на экономику в целом власти хотят избежать ликвидации банка, в активе которого – более миллиарда долларов в розничных депозитах и который получил государственную помощь в размере 1,8 миллиарда долларов в сентябре, сообщили источники», – пишет Рейтер.

Агентство отдельно отмечает, что на запросы Рейтер прокомментировать эту информацию не ответили ни представители Национального банка, ни правительства, ни «Цеснабанка», ни его основного акционера - бывшего главы президентской администрации Адильбека Джаксыбекова.

«По информации источников, схема спасения включает денежное вливание в банк от инвестора, после чего «государство поможет ему почистить книгу займов», - пишет Рейтер. Агентство отмечает, что подобный подход вновь «вызывает много вопросов о здоровье банковской системы [Казахстана] после того, как [президент Казахстана] Назарбаев заявил в апреле [2018 года], что 10 миллиардов долларов, выделенные на спасение нескольких банков в 2017 году, были последними».

В статье со ссылкой на данные «источников» также подробно комментируют состояние банка и пишут, что он оказался в данной ситуации «из-за плохих кредитов».

ОСВОБОЖДЕНИЯ В СИНЬЦЗЯНЕ

Сразу несколько международных изданий пишут об освобождении некоторых заключенных из «лагерей перевоспитания» в Синьцзяне.

В британской газете Financial Times сообщают, что «Китай начал освобождение сотен этнических казахов из лагерей заключения» и «помещение их под домашний арест в Китае в свете предстоящей инспекции ООН».

Ранее в этом месяце министерство иностранных дел Казахстана заявило, что ведет переговоры об освобождении двух тысяч китайских казахов из Синьцзяна, где, по оценкам ООН, против воли удерживаются до миллиона мусульман-уйгуров и представителей других этнических меньшинств. Однако родственники этнических казахов из Синьцзяна и гражданские активисты, находящиеся в Казахстане, говорят, что, несмотря на освобождение из лагерей, их близкие «продолжают оставаться в забвении в городах Синьцзяна под постоянным наблюдением и не могут вернуться домой».

В американском журнале Foreign Policy опубликовали подробное расследование «Задержанные выходят из лагерей Синьцзяна». В нем авторы отмечают роль родственников и активистов в Казахстане, включая организацию «Ата Журт», которые «отбросили свои страхи» и начали громко заявлять о ситуации, «чтобы мир узнал о происходящей трагедии».

«Ата Журт» сообщает, что по меньшей мере 200 этнических казахов были выпущены из лагерей.

«Освобождения, по-видимому, являются частью более широкой попытки Китая создать альтернативную историю о преступлениях против человечества, совершаемых в Синьцзяне. Особенно если учитывать недавнюю государственную пропаганду, прославляющую [проводимую] политику, и потемкинские визиты иностранных журналистов и дипломатов. Некоторые казахи, считающие, что между [их] петициями и освобождениями существует сильная взаимосвязь, опасаются, что таким образом [Китай] пытается ослабить этот импульс», – пишет Foreign Policy.

Смотрите также: «Здесь комфортно и хорошо». Вояж 12 дипломатов в Синьцзян

«Здесь комфортно и хорошо». Вояж 12 дипломатов в Синьцзян
please wait

No media source currently available

0:00 0:01:40 0:00

На сайте американского новостного агентства Bloomberg также подробно комментируют ситуацию, в частности влияние «репрессий в Синьцзяне» на амбициозный план Китая «Один пояс – один путь» по восстановлению древнего Шелкового пути.

«Синьцзян чрезвычайно важен для основной цели президента Си Цзиньпина – возвращения Китая в ряды великих держав мира. Хотя Синьцзян и составляет всего полтора процента населения Китая и 1,3 процента его экономики, он находится в географическом центре инициативы "Пояс и Путь". Это план на триллион долларов для финансирования новых автомагистралей, портов и других современных инфраструктурных проектов в развивающихся странах. Он призван соединить [эти страны] с китайским рынком – и, как говорят скептики, сделать их должниками Китая на долгие десятилетия», – пишет Bloomberg.

Описывая историю конфликта, Bloomberg отмечает, что «это наступление Китая на регион началось после серии уйгурских нападений на мирных жителей, начавшихся в 2013 году». Автор статьи корреспондент Питер Мартин провел беседы со многими жителями региона и пришел к выводу, что большинство ханьцев «разделяют официальную позицию: уйгуры не проявляют лояльности [властям]». Как пишет Мартин, «большинство [же] уйгуров выглядели слишком напуганными, чтобы что-то сказать. Они вели приглушенные и загадочные разговоры. Настаивали, что всё в порядке, и внезапно уходили».

Смотрите также: Прошлое и настоящее Синьцзяна и его народов

Прошлое и настоящее Синьцзяна и его народов
please wait

No media source currently available

0:00 0:04:14 0:00

«У уйгуров есть все причины быть параноиками. Присутствие полиции для слежки за ними более чем выраженное. Страх оказаться задержанными есть всегда. Полиция допрашивает их на улице, требуя объяснить, куда они идут и почему. Детекторы, сканеры лиц, проверки документов – обычное дело. Камеры видеонаблюдения есть везде, даже в некоторых общественных туалетах. В одной уйгурской мечети я насчитал сорок», – пишет Питер Мартин.

КОММЕНТАРИИ

В других СМИ

Loading...

XS
SM
MD
LG