Доступность ссылок

Срочные новости

«Мы совершили большую ошибку». История вывезенной из Сирии семьи


Женщина посреди руин в сирийском городе. Иллюстративное фото.

Несколько близких родственников эвакуированной из Сирии женщины обвинены в «причастности к терроризму». Ее свекор с двумя сыновьями, которые собирались выехать в Сирию, отбывают наказание в тюрьме. Старший брат мужа взорвал себя в Пакистане в 2012 году. Женщина, присутствующая на слушаниях по делу мужа в Нур-Султане, говорит, что совершила большую ошибку, уехав в Сирию.

ВОСЕМЬ ЛЕТ СКИТАНИЙ

Жительница Актобе Асель (имя изменено по ее просьбе. —​ Ред.), вывезенная казахстанскими спецслужбами минувшей весной из Сирии в рамках операции «Жусан», сейчас находится в Нур-Султане. В столицу она приехала на суд, который рассматривает дело в отношении супруга. Асель говорит, что муж, примкнувший в свое время к группировке «Исламское государство», сидит в следственном изоляторе столицы, где и проходят слушания.

Семилетний сын, родившийся за границей, знает о том, что его отец под стражей. Младшая дочь, которой исполнилось два с половиной года, думает, что папа на работе.

— Сын называет меня «уми», мужа «аби». В переводе с арабского эти слова означают «мать» и «отец». Каждый день, перед тем как ложиться спать, он спрашивает шепотом: «Тебе сказали, через сколько лет выпустят аби?» В июле сыну исполнилось семь лет. Тогда мы получили письмо из изолятора. Отец написал сыну, чтобы он хорошо учился. Сын в этом году пошел в первый класс, учится очень хорошо. Это вселяет хоть какую-то надежду, — говорит Асель.

Семья выехала из Актобе в Турцию в 2011 году. До Сирии добирались через Иран и Пакистан. Первенец Асель родился в Вазиристане, горном районе на границе Пакистана и Афганистана. Молодая семья прожила там больше года. Когда сыну исполнился год, муж Асель принял решение ехать в Сирию через Турцию.

По словам Асель, поначалу переехавшие в Сирию семьи ни в чем не нуждались, жили в роскошных домах. Однако последние два года им приходилось ютиться в землянках, которые служили укрытием во время боев. Семья вернулась в Казахстан спустя восемь лет, в мае 2019 года.

— Мой сын говорит: «Здесь так хорошо. Почему мы раньше не жили в Казахстане?» Когда видит в небе самолеты, сравнивает их с самолетами США и России. «Здесь ведь тоже живут мусульмане. Этот самолет не сбросит на нас бомбы?» — спрашивает он. Недавно он участвовал в конкурсе поделок и получил приз. Сам сделал самолет. В Сирии мы сами делали игрушки, — рассказывает Асель.

Вывезенный из Сирии мальчик на занятии в реабилитационном центре. Актобе, 30 июля 2019 года.
Вывезенный из Сирии мальчик на занятии в реабилитационном центре. Актобе, 30 июля 2019 года.

«МОИ РОДИТЕЛИ — ВЕРУЮЩИЕ ЛЮДИ»

Асель вспоминает, как она, находясь в Сирии, думала, что ее будут судить на родине, если она вернется. Сейчас, похоже, начала избавляться от этого страха. Асель говорит, что хотела отдать сына и дочь их дедушке (своему отцу) в случае, если сама попадет в тюрьму. Сейчас она живет вместе с родными.

Отец Асель до выхода на пенсию был известным в Актобе физиком. Когда его дочь через восемь лет вернулась из Сирии, он устроил торжество, пригласил родственников. Асель говорит, что двое ее детей — единственная радость ее родителей.

Я начала читать намаз, когда училась на втором курсе университета.


— Мои родители — верующие люди. Я начала читать намаз, когда училась на втором курсе университета в Актобе. У меня была очень хорошая успеваемость, и меня даже хотели перевести с платного обучения на грант. Но преподаватели сказали, чтобы я сняла платок. Не выдержав давления, я бросила университет. Потом я вышла замуж за парня, с которым прежде никогда не встречалась. Его выбрал мой отец. Отец не ошибся. За десять лет брака мы ни разу не поссорились, — говорит Асель.

Женщина неохотно отвечает на вопросы по делу в отношении ее мужа. До отъезда в Сирию муж Асель занимался животноводством и торговал мясом на рынках Актобе.

Репортер Азаттыка спросила Асель, видела ли она мужа с оружием в руках в Сирии.

— Наверное, будет неправдой, если я скажу, что он не держал в руках оружие. Он уезжал иногда на два-три дня из дома, иногда на неделю. Я сидела дома, и мне ничего не известно, чем он занимался вне дома, — говорит женщина.

ОБВИНЕНИЕ В «ПРОПАГАНДЕ ТЕРРОРИЗМА»

Согласно материалам следствия, в отношении мужа Асель выдвинуты обвинения в «причастности к террористической деятельности» и «пропаганде терроризма». Асель не владеет полной информацией о выдвинутых обвинениях. Она предполагает, что обвинение в «пропаганде терроризма», возможно, связано с тем, что их родственники собирались отправиться в Сирию.

В лагере к югу от Мосула, где разместили членов семей предполагаемых боевиков. 19 июля 2017 года.
В лагере к югу от Мосула, где разместили членов семей предполагаемых боевиков. 19 июля 2017 года.

По словам женщины, в 2016 году ее свекор и его двое сыновей собирались выехать из Актобе в Сирию, но были задержаны. Асель считает, что ее муж «не призывал» их ехать на Ближний Восток.

— Муж читал в Интернете об аресте отца и двоих братьев, о суде над ними. Помню, он был сильно огорчен. Насколько я знаю, он не призывал своих близких ехать в Сирию. Возможно, его братья неправильно его поняли, — говорит женщина.

Среди родственников мужа Асель есть несколько человек, обвиненных в причастности к террористической деятельности. Свекор с двумя сыновьями, которые собирались выехать в Сирию, сидят в тюрьме. Старший брат мужа в 2012 году взорвал себя в Пакистане.

- Да, мы совершили большую ошибку. Самое обидное – окружающие видят ошибку, но не видят наше раскаяние. Слава богу, мы остались живы, несмотря на то что находились под огнем, — говорит Асель.

15 октября 2013 года на видеохостинге YouTube была размещена 20-минутная запись о «150 казахах, отправившихся на джихад в Сирию». На ней были показаны десятки взрослых и детей, говорящих на казахском и русском языках, которые представляют себя людьми, «совершившими хиджру (переехавшими. —​ Ред.) в Сирию ради джихада». Тогда эта запись стала одной из самых обсуждаемых среди казахстанских пользователей социальных сетей.

Скриншот с видеозаписи в YouTube, где говорится о казахских боевиках в Сирии.
Скриншот с видеозаписи в YouTube, где говорится о казахских боевиках в Сирии.

22 октября в Нур-Султане начались слушания по делу 14 казахстанцев, вывезенных с Ближнего Востока и обвиняемых в участии в вооруженном конфликте в Сирии на стороне экстремистской группировки «Исламское государство» (ИГ). Судебный процесс проходит в стенах следственного изолятора.

По данным КНБ, опубликованным 17 октября, в рамках операции «Жусан» из Сирии были эвакуированы 595 казахстанцев, в том числе более 400 детей. В основном это члены семей тех, кто примкнул к «Исламскому государству», которое прежде удерживало под своим контролем значительные территории в Сирии и Ираке. После вмешательства международной коалиции в конфликт в Сирии группировка утратила территории, а многие казахстанские боевики и члены их семей попали в плен и оказались в нескольких лагерях, откуда их вывезли на родину.

Несколько человек, вывезенных с Ближнего Востока в Казахстан в ходе спецоперации «Жусан», осуждены. Как заявили в КНБ, по факту участия в деятельности ИГ к различным срокам лишения свободы уже приговорены десять мужчин и пять женщин из числа возвращенных из Сирии.

В июле 2018 года в комитете национальной безопасности Азаттыку сообщили, что с начала войны на Ближнем Востоке в Сирию и Ирак выехали около 800 граждан Казахстана.

КОММЕНТАРИИ

Вам также может быть интересны эти темы

XS
SM
MD
LG