Доступность ссылок

Срочные новости

«Не думала, что их арестуют». Судьба семьи, вернувшейся из Сирии


Повстанец в Сирии сопровождает женщину и ребенка, предположительно являющихся родственниками боевика группировки «Исламское государство».

Дочь жителя Туркестанской области Марата Мауленова, который в 2015 году выехал вместе с семьей в Сирию и примкнул к боевикам, приговорили к пяти годам лишения свободы. Прокуратура обвинила ее в поддержке «Исламского государства» (ИГ). Сейчас один из младших братьев Аиды находится в тюрьме, другой — под следствием. Старший брат и отец девушки погибли в Сирии.

ПРЕНИЯ И ПРИГОВОР

Казыгуртский районный суд в Туркестанской области 4 октября приговорил вывезенную спецслужбами из Сирии казахстанку Аиду Амангельды к пяти годам лишения свободы, назвав ее виновной в «пропаганде терроризма или публичных призывах к совершению актов терроризма», «угрозах», «посягательстве на жизнь сотрудника специального государственного органа». Подсудимая сказала, что не будет обжаловать приговор.

Аида Амангельды — дочь бывшего школьного учителя Марата Мауленова, выехавшего с женой и шестью детьми в 2015 году в Сирию. По словам родственников, Марат Мауленов погиб в Сирии в 2017 году. Его семья была доставлена в Казахстан в мае 2019 года в рамках операции спецслужб «Жусан».

На одном из последних заседаний по этому делу Аида Амангельды сказала, что хотела бы подписать процессуальное соглашение о признании вины, однако 4 октября прокурор сообщил, что по закону заключение такого соглашения на данном этапе разбирательства невозможно.

На прениях сторон прокурор Ерсин Алтаев заявил, что вина подсудимой «полностью доказана в ходе судебного следствия», в материалах дела подтверждается, что она, находясь в Сирии, «пропагандировала терроризм, используя телекоммуникационные сети». Находясь под влиянием отца Марата Мауленова и старшего брата Нурдаулета Амангельды, она выехала в Сирию вместе с другими членами семьи и была причастна к деятельности террористической организации «Исламское государство», сказал прокурор. По версии обвинения, она агитировала родственника вступить в ряды террористической организации. В обвинительном акте также говорится, что Аида Амангельды угрожала в письме сельскому имаму и представителю комитета национальной безопасности, которые проходили потерпевшими по делу. Обвинение запросило для Амангельды пять лет заключения.

Судья Гульмира Рахимбаева (справа) и прокурор Ерсин Алтаев (слева) во время судебного процесса над Аидой Амангельды. Туркестанская область, 4 октября 2019 года.
Судья Гульмира Рахимбаева (справа) и прокурор Ерсин Алтаев (слева) во время судебного процесса над Аидой Амангельды. Туркестанская область, 4 октября 2019 года.

Когда прокурор зачитывал обвинительный акт, подсудимая тихо плакала. Когда судья Гульмира Рахимбаева предоставила ей слово, Аида Амангельды сказала, что вину признаёт, раскаивается в «пропаганде терроризма»: «Раскаиваюсь, это не повторится, прошу облегчить меру наказания».

Адвокат подсудимой Мусабек Байжаркынов просил суд учесть, что Аида Амангельды уехала в Сирию под влиянием близких и искренне раскаивается в этом. Общественный защитник и мать подсудимой Айгуль Нысанбаева обратилась к судье с просьбой учесть слабое здоровье дочери и облегчить ей меру наказания. Судья Гульмира Рахимбаева вынесла приговор — пять лет лишения свободы.

ЖИЗНЬ СЕМЬИ ИЗ КАЗЫГУРТА В СИРИИ

Женщина посреди руин в сирийском городе.
Женщина посреди руин в сирийском городе.

В 2015 году бывший учитель русского языка Марат Мауленов выехал из Казыгуртского района вместе с семьей в Сирию. Находясь на Ближнем Востоке, он вместе с боевиками записал видеообращение с угрозами в адрес властей Казахстана. Эксперты тогда говорили, что «пропагандистская машина ИГ начала менять свою тактику вербовки в Центральной Азии: теперь побуждает жителей Центральной Азии приехать со своими семьями». В 2017 году ИГ начало проигрывать в сражениях, неся большие потери. Оставшиеся в живых женщины и дети оказались в лагерях для беженцев.

Жена Марата Мауленова Айгуль Нысанбаева не сообщила, в каком конкретно регионе Сирии они находились. По ее словам, старший сын Нурдаулет Амангельды был убит в 2016 году, а муж Марат Мауленов — в 2017 году. Она с другими детьми бежала из зоны боевых действий и попала в руки курдских повстанцев. В мае 2019 года они были доставлены из Сирию во время спецоперации «Жусан».

«НЕ ДУМАЛИ, ЧТО АРЕСТУЮТ»

По словам Айгуль Нысанбаевой, в Казахстане троих ее детей вызвали на допросы и арестовали. В августе специализированный межрайонный суд по делам несовершеннолетних Туркестанской области приговорил ее сына Диаса Амангельды, 2001 года рождения, к шести годам лишения свободы по обвинению в «пропаганде терроризма или публичным призывам к совершению актов терроризма». Абзал Амангельды, 1997 года рождения, находится под следствием в Нур-Султане. Он под стражей. Сыновья пяти и девяти лет находятся с матерью.

Когда задерживали моих детей, я даже не смогла спросить, в чем их обвиняют.


— Мне очень тяжело говорить на эту тему. Сил не осталось. Абзала не видела с января. С Диасом удалось увидеться лишь раз в Шымкенте. Дочь тоже в заключении. Когда задерживали моих детей, я даже не смогла спросить, в чем их обвиняют. Боялась. Мы благодарны тому, что двух оставшихся детей не сдали в детский дом и меня не привлекли к суду, — говорит Айгуль Нысанбаева.

По ее словам, по возвращении в Казахстан ее дочь Аида Амангельды была арестована за «призывы к джихаду в Сирии». Аида в Сирии вышла замуж и родила двух детей, но младенцы умерли в семимесячном возрасте.

— Было очень страшно. В 2017 году, спустя полтора года после нашего приезда в Сирию, мы хотели вернуться. Но подумали, что в Казахстане нас не примут, каждый будет указывать на нас пальцем и постоянно упрекать нас за совершённую ошибку. С этим страхом прожили два года. Не знали, как оттуда выбраться. Большинство тех, кто пытался самостоятельно выбраться, подорвались на минах. Когда нас передали курдам в Сирии, старших сыновей отделили. Их продержали в тюрьме. До приезда в Казахстан дочь и двое детей были со мной, — рассказывает Айгуль Нысанбаева.

Женщины, возвращенные в Казахстан из Сирии и Ирака, в адаптационном центре в Караганде. Иллюстративное фото.
Женщины, возвращенные в Казахстан из Сирии и Ирака, в адаптационном центре в Караганде. Иллюстративное фото.

Она говорит, что не думала о том, что по возвращении в Казахстан из Сирии «их арестуют».

— Мы вернулись с целью пожить по-человечески в своей стране, на своей родной земле. Сейчас со мной двое младших детей. Пятилетний сын дома, девятилетний сын ходит в школу. Я устала. Такое ощущение, что все винят меня за отъезд в Сирию. Я попросила прощения за свой отъезд. Попросила проявить жалость. Что я могу еще сделать? — говорит женщина со слезами.

По словам Айгуль Нысанбаевой, находившиеся в Сирии вербовщики уговорили ее мужа приехать с семьей.

Младший брат Марата Мауленова тяжело переживает утрату своего родственника:

— Марат совершил ошибку, уехав в Сирию, но он был моим единственным братом. Мы всей семьей переживаем нелегкие времена. Нам очень тяжело. Троих детей моего единственного брата осудили одного за другим. После каждого суда жена брата еле живая. Ее душевные раны не заживают. Но выхода нет, мы смирились со всем.

В июле 2018 года в комитете национальной безопасности Казахстана сообщили о том, что с начала войны на Ближнем Востоке в Сирию и Ирак выехали около 800 граждан Казахстана. В ходе спецоперации «Жусан» в 2019 году казахстанскими властями из Сирии в Казахстан были доставлены 516 человек, в том числе 360 детей. В отношении некоторых лиц, вернувшихся из Сирии, были возбуждены уголовные дела.

  • 16x9 Image

    Дилара ИСА

    Дилара Иса - репортёр Азаттыка в городе Шымкенте. Родилась в феврале 1986 года. Окончила Северо-Казахстанский университет имени М.Козыбаева и Казахский национальный педагогический университет имени Абая в Алматы. Работала в газете «Жас Алаш». С 2012 года сотрудничает с Азаттыком.

КОММЕНТАРИИ

Вам также может быть интересны эти темы

XS
SM
MD
LG