Доступность ссылок

Срочные новости

«Так или иначе придется брать из Нацфонда». Коронавирус, нефть и Казахстан


Женщина в защитной маске на фоне табло с курсами покупки и продажи валют частного обменного пункта. Алматы, 16 марта 2020 года.

Как низкие цены на нефть и коронавирусный кризис сказываются на экономике Казахстана? Ожидать ли затяжную рецессию и каким будет курс тенге к доллару? Об этом и не только Азаттык поговорил с основателем онлайн-проекта Ekonomist.kz экономистом Касымханом Каппаровым, который считает, что правительство запаздывает с пакетом экономических мер.

Правительство Казахстана на фоне падения нефтяных котировок (на 65,7 процента с начала года, согласно оценке министерства национальной экономики) пересматривает параметры бюджета: средняя цена на черное золото заложена на уровне 20 долларов за баррель, расходная часть увеличена на три миллиарда долларов, параллельно ожидается существенное недополучение налогов и пошлин.

Из Национального фонда, в который стекаются деньги от продажи сырьевых ресурсов, власти собираются изъять в этом году 10,6 миллиарда долларов — на 4,6 миллиарда выше, чем планировалось ранее.


Прогноз относительно добычи нефти в условиях нестабильной внешней ситуации и замедления деловой активности снижен на четыре миллиона тонн, до 86 миллионов тонн.

В правительстве не исключили двузначную годовую инфляцию, спрогнозировав интервал от 9 до 11 процентов.

Как всё это скажется на экономическом положении Казахстана, казахстанцев и курсе тенге? Разговор с экономистом Касымханом Каппаровым.

Азаттык: Господин Каппаров, власти Казахстана переверстывают бюджет, прогнозируя среднюю цену на нефть 20 долларов за баррель. Значит ли это, что правительство включит печатный станок? Будет ли оно вместе с тем сокращать расходы, и какие именно?

Касымхан Каппаров: Ранее бюджет составлялся исходя из цен на нефть на уровне 55 долларов [за баррель]. То есть снижение [прогнозной оценки стоимости нефти] — практически в три раза. Основной момент заключается в том, каким будет перераспределение внутри бюджета. Мы пока не знаем, какие именно государственные программы инфраструктурного развития будут секвестированы, но мы уже знаем, что финансирование таких программ, как «Экономика простых вещей», «Дорожная карта бизнеса», будет увеличено до триллиона тенге. В такой ситуации сокращение затрат и перераспределение расходов на социальные нужды выглядит логичным. Правительство уже объявило о том, что оно выполнит в полной мере социальные обязательства, что будет произведена индексация пенсий и социальных пособий — пока на 10 процентов в годовом выражении, но вполне возможно, что во второй половине года правительство произведет еще одну индексацию, если ситуация не улучшится.

Продавец в защитной маске на рынке в Алматы. 20 марта 2020 года.
Продавец в защитной маске на рынке в Алматы. 20 марта 2020 года.


Азаттык: Каким может быть курс тенге к доллару в такой ситуации?

Касымхан Каппаров: Курс тенге у нас зависит только от одного фактора — цены на нефть. И сейчас мы видим, что правительство в лице министерства финансов исходит из очень консервативной на текущий момент оценки в 20 долларов за баррель. Какой будет цена на нефть в конце года — никто не знает. Есть разные оценки, но максимальные прогнозы — на уровне 45 долларов, а минимальные, как некоторые говорят, — 10 долларов за баррель. [При 10 долларах] будет очень негативный внешний фон для курса тенге, валютной выручки не будет. Единственное поступление валюты будет из Национального фонда, и при таком сценарии тенге будет дальше ослабляться. Я думаю, что в текущей ситуации, если цена на нефть будет достаточно низкой, ниже 20–30 долларов, то в таком случае придется еще раз объявлять «свободно плавающий» курс. И тогда мы увидим, что курс может дойти до 500–600 [тенге за доллар], в зависимости от того, насколько долго продлится период низких цен на нефть.

Курс может дойти до 500–600 [тенге за доллар], в зависимости от того, насколько долго продлится период низких цен на нефть.


Азаттык: По-вашему, могут ли власти Казахстана прибегнуть к использованию золотовалютных резервов для поддержания тенге?

Касымхан Каппаров: Золотовалютные резервы Казахстана состоят из примерно 20 миллиардов долларов в виде золота и порядка восьми миллиардов в виде валюты. Россия на днях объявила о том, что начнет распродавать свои золотые резервы. На этом фоне, возможно, цена на золото будет снижаться. Если у Нацбанка будет недостаточно валютных резервов, то я ожидаю, что ему тоже придется рано или поздно начать продавать золотые резервы, которые усиленно накапливал с 2015 года, когда получил приоритетное право на скупку золота на внутреннем рынке. Если решение будет принято, то эти золотые резервы будут использовать для поддержания национальной валюты.

Азаттык: Не грозит ли это проеданием накопленных запасов? Ведь сейчас существенно увеличиваются и трансферты из Национального фонда. Считаете ли вы правильным то, что правительство прибегает к средствам из этой «кубышки», которая, как заявлялось, создана в качестве фонда будущих поколений?

Касымхан Каппаров: Нацфонд создавался для того, чтобы деньги от продажи нефти — когда цены на нее были высокими — не тратили сразу, а сберегали. Но когда цена на нефть низкая, мы должны использовать этот фонд. Это одна из его задач. Сейчас правительство решило использовать Национальный фонд, я считаю это очень правильным. Кроме того, я думаю, что по мере того, как экономика будет еще дальше входить в этот кризис, и после карантина, когда она начнет выходить из кризиса, всё равно нужны будут определенные меры и господдержка, и так или иначе придется эти деньги брать из Национального фонда.

Азаттык: Следует ли ожидать погружения казахстанской экономики в глубокий и затяжной кризис на фоне пандемии коронавируса и падения цен на нефть?

Если мы сейчас входим в период, когда цена на нефть будет достаточно низкой, то для Казахстана это будет означать, что кризис будет затяжным.


Касымхан Каппаров: Пока мы видим, что коронавирус имеет краткосрочный, но очень сильный эффект, потому что весь бизнес останавливается, налоги не платят. С другой стороны, падение цен на нефть рассматривается уже как фактор более продолжительный, потому что глобальный спрос на нефть снизился, производства в мире остановились. И предложение на рынке нефти сейчас высокое.

Если мы сейчас входим в период, когда цена на нефть будет достаточно низкой, то для Казахстана это будет означать, что кризис будет затяжным. Потому что пока у нас, к сожалению, больше половины доходов экономики формируется от продажи сырой нефти.

Азаттык: Что сейчас, по-вашему, нужно делать правительству, чтобы смягчить воздействие негативных факторов на экономику страны?

Касымхан Каппаров: Потребуется перестройка всей структуры экономики, в первую очередь должна быть поддержка сельского хозяйства, [в сельской местности] у нас проживает 40 процентов населения. Должна быть поддержка социально уязвимых слоев населения, в том числе самозанятых, которых у нас порядка трех миллионов. Если будет затяжной кризис, то экономический кризис постепенно перейдет в социальный. И в таком случае возрастет роль государства как основного источника поддержки для общества.

Касымхан Каппаров: «Экономический кризис может перейти в социальный»

Касымхан Каппаров: «Экономический кризис может перейти в социальный»
please wait

No media source currently available

0:00 0:04:12 0:00


Сейчас правительство пытается решить вопрос с помощью средств Национального фонда, которые будет раздавать в том числе в виде льготных кредитов либо в виде зарплаты за выполнение каких-то общественных работ. Это модель, которая была опробована после Великой депрессии в США, когда государство раздавало деньги, чтобы люди получали какую-то минимальную заработную плату. Но применительно к Казахстану есть один сложный момент: у нас высокая зависимость от импорта в плане потребления. Поэтому около половины этих средств, которые мы будем использовать из Нацфонда для оплаты труда населения, будет уходить на покупку импортных продуктов. Для того чтобы смягчить это воздействие, нужно будет уже сейчас экстренно начать замещать те или иные импортные продукты первой необходимости, которые сейчас Казахстан закупает за рубежом.

Азаттык: Власти страны в середине марта ввели режим чрезвычайного положения в попытке сдержать распространение коронавируса. Целый ряд городов закрыт на карантин. Правительство считает противоэпидемические меры своевременными. Можно ли назвать своевременными экономические меры?

Касымхан Каппаров: Мы видим, что хоть правительство и объявило на достаточно раннем этапе карантин, но в плане экономических мер оно всё еще запаздывает. Драгоценное время теряется — это приводит к новым проблемам. Например, два главных города закрыли на карантин [19 марта], а меры по поддержке населения этих городов и малого бизнеса были озвучены три недели спустя. Всё это время у людей было много вопросов, и правительству нужно занимать более проактивную позицию и решать не текущие проблемы, которые сейчас есть, а стараться закладывать решение уже тех проблем, которые встанут через месяц или через полгода. Одна из таких важных проблем — это рост безработицы. Сейчас официальный уровень безработицы у нас составляет пять процентов, но мы понимаем, что после кризиса — если официальная статистика будет отражать действительность — этот показатель может вырасти в три-четыре раза.

Азаттык: Какие отрасли, по-вашему, могут оказаться под ударом в такой ситуации?

Касымхан Каппаров: В первую очередь это банковская система. Люди теряют доходы и не могут обслуживать свои потребительские кредиты, которые росли на протяжении последних пяти лет и сейчас составляют [в кредитном портфеле банковского сектора] более четырех триллионов тенге. Это сопоставимо с размером господдержки, объявленной сейчас правительством. Мы понимаем, что если не будет решен вопрос с доходами населения, то проблему банковского сектора придется решать государству, и опять же за счет средств Национального фонда. Поэтому, на мой взгляд, следующим большим вызовом для правительства будет проблема банковского сектора.

Азаттык: По-видимому, экономику ждут непростые времена. Каким будет восстановление?

Касымхан Каппаров: Экономисты во всем мире говорят о том, что экономика восстановится, но она будет другой. Она не будет в той форме, в которой мы вошли в кризис. Поменяются отрасли, сектора. Люди поменяют вид занятости.

Для Казахстана, я думаю, важным является неравенство в доходах населения, которое было достаточно высоким в последние пять-десять лет. И если мы сможем использовать этот кризис для того, чтобы снизить это неравенство, то это будет очень хорошим результатом.

У нас много проблем, но, в отличие от других стран, у нас есть Национальный фонд, который поможет эти проблемы сильно не ощущать какое-то время. Но что будет после этого, если цены на нефть будут низкими? Думаю, в таком случае будет достаточно сложный период. Но, с другой стороны, это период для того, чтобы в обществе сформировались правильные ценности, чтобы мы перестали тратить деньги на ненужные вещи, а начали больше тратить на образование, здравоохранение, борьбу с преступностью, — мы будем чуть беднее, но мы, возможно, будем получать более качественные блага от государства.

Сейчас в Нацфонде 60 миллиардов долларов. Этого хватит, чтобы на протяжении четырех лет выполнять все социальные обязательства. Вопрос больше в том, насколько эффективно сможет государство распределять эти средства. Объявили, что будут выдавать 42 500 тенге гражданам, но в плане механизма очень много вопросов. Думаю, будет много недовольства среди населения, среди тех, кто не сможет получить помощь. Мы видели такую же ситуацию с адресной социальной помощью.

«Эй, соблюдайте очередь!» Толпы у банков и почтовых отделений:

«Эй, соблюдайте очередь!» Толпы у банков и почтовых отделений
please wait

No media source currently available

0:00 0:03:03 0:00


Госаппарат в плане раздачи денег достаточно неэффективный, он не привык раздавать деньги, а привык собирать деньги от населения. Поэтому у нас есть камеры, штрафы, всё автоматизировано. А когда нужно раздавать деньги, у нас государство очень плохо с этим справляется. На самом деле в Казахстане есть деньги, их достаточно, но у нас очень слабый государственный аппарат.

В подготовке материала участвовали Асемгуль Мухиткызы и Жанара Кантарбай.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG