Доступность ссылок

Срочные новости:

Когда контора президента тратит больше целого города, или О серьезной журналистике в Instagram'е


Джамиля Маричева, журналист, редактор паблика PROTENGE. Алматы, 14 апреля 2021 года.

В проекте «Диалоги» редактор PROTENGE Джамиля Маричева рассказывает о создании расследовательского проекта, посвященного тому, как государство расходует деньги казахстанских налогоплательщиков, и объясняет, почему она видит будущее журналистики в социальных сетях.

PROTENGE — instagram-аккаунт Джамили Маричевой и ее команды, где публикуются результаты расследований по тендерам и госзакупкам. Слоган аккаунта — «Следите вместе с нами, на что тратятся ваши деньги».

«Диалоги» — проект Азаттыка, посвященный современной журналистике. Это серия интервью с журналистами, которые рассуждают о тонкостях профессии, о взаимоотношениях средств массовой информации с властью и обществом, о сложностях своей работы и социально-политических событиях.

О ЖУРНАЛИСТАХ, КОТОРЫЕ «БИЛИ» АКИМОВ, И ГОСЗАКАЗЕ, УБИВАЮЩЕМ СМИ

Азаттык: Ты родом из Павлодара. Большую часть журналистской карьеры провела в родном городе. Почему решила уехать?

Джамиля Маричева: Наверное, потому, что в Павлодаре кончились СМИ, в которых я хотела работать. Уже всё, что можно там было делать, я сделала. И редактором была, и в пресс-службах. Когда я жила в Павлодаре, мне очень везло, потому что всегда работала в частных СМИ. Мы никогда ничего не согласовывали с акиматами, у меня всегда были классные редактора. Это была здоровая журналистика. Критиковать в Павлодаре исполнительные органы — норма жизни. Журналисты в мое время «били» акимов так крепко, как мало принято в других городах.

Азаттык: Чиновники как-нибудь пробовали на вас давить? Через госзаказы, например.

Джамиля Маричева: Что означал госзаказ в понимании редактора восемь лет назад в Павлодаре? Это когда на второй полосе газеты публикуется поздравление акима с Наурызом, а на третьей — разгромная статья по другому аспекту работы акима. Даже когда акимат города подписывал госзаказ с частной газетой, это не говорило о том, что газета не будет критиковать акима.

Джамиля Маричева, журналист, редактор паблика PROTENGE. Алматы, 14 апреля 2021 года.
Джамиля Маричева, журналист, редактор паблика PROTENGE. Алматы, 14 апреля 2021 года.

Азаттык: Тут еще проблема, наверное, в какой-то персональной гибкости редактора и его готовности к компромиссам?

Джалиля Маричева: Да, здесь всё зависит от конкретного редактора. Я вообще возлагаю на редакторов ответственность за то, что происходит в казахстанских медиа. Если вы видите какую-то эволюцию медиа в хорошую или плохую сторону, вся ответственность на редакторе, потому что его слово — последнее.

Азаттык: А насколько верное будет утверждение, что госзаказы так или иначе убили региональную журналистику?

Джамиля Маричева: Я уверена в этом на все 150 процентов. Особенно когда рекламный рынок схлопнулся: если раньше на первой полосе регионального издания мы могли увидеть рекламы двух-трех банков, то сейчас этого нет. И государство заняло эту нишу. Классическим медиа выжить практически невозможно. Им нужно было адаптироваться в социальные сети, зарабатывать через социальные сети. Большинство не адаптировались. Дело даже не в том, что не успели, дело в том, что госзаказ не дал им такой возможности. Если бы не было госзаказа, у медиа не осталось бы выбора: ты или адаптируешься, или умираешь. А госзаказ продлил эту агонию, но по факту от этих медиа практически ничего не осталось. Да, конечно, справедливости ради надо сказать, что региональные медиа решают вопросы маленькие, локальные, люди к ним ходят…

Азаттык: Но какие вопросы они решают, опять же? КСК и бабушки? Мусор возле подъезда? И полтора дерева, которые спилили, и теперь никак не могут посадить обратно?

Джамиля Маричева: Да, вот такие. Очень редко бывают эксклюзивы, которые интересно читать. Я вообще оцениваю медиа своим чувством профессиональной зависти к какому-то материалу. Это, конечно, субъективная оценка, поэтому заранее прошу прощения.

«У МЕНЯ БЫЛ СТЕРЕОТИП, ЧТО СОЦСЕТИ — ЭТО ЧТО-ТО НЕСЕРЬЕЗНОЕ»

Азаттык: Как появилась идея создать PROTENGE? И почему именно в Instagram’е?

Джамиля Маричева: Когда я ушла из [редакции интернет-издания] HOLA News, то столкнулась с проблемой: что делать дальше? Журналисты в Казахстане часто с этим сталкиваются, когда меняют работу. Мне было очень трудно. Я люблю свою профессию, ни дня не пожалела, что выбрала ее. Она, к счастью, отвечает мне взаимностью. Я составила список медиа, с которыми могла бы сотрудничать. Посмотрела на него, погрустила, потому что поняла, что у каждого медиа свой характер и мне будет не очень интересно там работать. Придется вписываться в какие-то правила и так далее.

И в какой-то момент я поняла, что хочу рассказывать о серьезных темах в социальных сетях. Но соцсети не так просты, как кажутся. И нужна помощь профессионалов в сфере дизайна, SMM и так далее. В это время Internews (представительство международной организации, поддерживающей развитие медиа. — Ред.) проводил конкурс малых грантов. Я подала заявку, прошла, получила поддержку проекта, и через полгода после того, как я зарегистрировала PROTENGE в Instagram’е, мы запустились.

В то время у меня был стереотип, что соцсети — это что-то несерьезное, поэтому я думала, что позанимаюсь этим год, а потом продолжу двигаться дальше. Возможно, вернусь в классические медиа. Я ошибалась. Теперь мне интересно работать в этом формате и совершенно неинтересно работать в форматах классических. Я принесла в Instagram профессиональную журналистику. Раньше было очень много пабликов, которые играли в профессиональную журналистику, крали контент, а я могла сама этот контент производить. Было очень много недоверия вначале от читателей: кто вы? PRROTENGE, откуда вы вообще берете эти цифры? Где это написано вообще?

Азаттык: PRROTENGE показал широкому кругу читателей, что государство нередко использует огромные бюджетные средства неэффективно. В основном речь идет о тендерах. Сложилось ли у тебя в процессе работы представление о масштабах этой неэффективности?

Джамиля Маричева: На самом деле мы находим очень немногое. Я думаю, что в действительности речь идет о десятках, сотнях миллиардов тенге. Это очень большие деньги. Например, я делала несколько материалов о бюджете управления делами президента. Проблема в том, что районного акима или акима города могут проверить все. Эти закупки легко проверить и проконтролировать. А когда ты в последний раз читал новости о том, что у управления делами президента раздутый бюджет?

Джамиля Маричева, журналист, редактор паблика PROTENGE. Алматы, 14 апреля 2021 года.
Джамиля Маричева, журналист, редактор паблика PROTENGE. Алматы, 14 апреля 2021 года.

Азаттык: Мне даже сложно сказать, кто осмелился бы написать об этом.

Джамиля Маричева: Я никогда не видела результаты их проверок. Но если вы проверяете управление делами президента, то расскажите, как проверили, что нашли. Если не проверяют, то у меня вопрос: почему вы не проверяете? Я привожу в пример управление делами президента, потому что начинать нужно сверху, а не снизу. Мы делали ряд материалов и выяснили, что годовой бюджет этого управления, по сути хозяйственной конторы, превышает годовой бюджет города Павлодара. И самое главное, часть средств еще можно отследить, а как расходуются остальные деньги — совершенно непонятно. Да, нужно содержать огромный штат сотрудников. Да, нужно содержать огромные здания. Но расходование средств должно быть более прозрачным, чтобы снимать такие вопросы.

Азаттык: Процитирую [российского журналиста] Алексея Пивоварова: «Все всё понимают».

Джамиля Маричева: Самая частая история в госзакупках — это огромные цифры. Наших ресурсов не хватит всё это намониторить. И ресурсов агентства по противодействию коррупции тоже не хватит. К этому нужно подключать больше людей, чтобы каждый занимался мониторингом на своем уровне. Чтобы жители района мониторили закупки своего районного акима, жители области мониторили областные закупки. Чтобы общественность была вовлечена в этот процесс. Потому что, пока не создашь этих прецедентов, пока не поднимешь и не обсудишь проблему, она не решится.

Азаттык: То есть PROTENGE носит просветительский характер?

Джамиля Маричева: Да. Но не потому, что мы такие умные, красивые и решили нести свет в массы. Нет. Просто люди многих цифр не понимают. Люди в нашей стране зарабатывают копейки, для них 42 500 тенге (такое пособие платило государство потерявшим работу и доходы гражданам во время чрезвычайного положения из-за пандемии коронавируса. — Ред.) имеют значение. И когда им рассказываешь про миллиарды, они не понимают, как эти суммы измерить. Поэтому я очень часто делаю сравнительную журналистику: вот столько-то миллиардов хватит на жизнь 300 тысяч человек в городе. И люди, моя аудитория по крайне мере, стали лучше в этом разбираться.

Джамиля Маричева, журналист, редактор паблика PROTENGE. Алматы, 14 апреля 2021 года.
Джамиля Маричева, журналист, редактор паблика PROTENGE. Алматы, 14 апреля 2021 года.

О ЛЮДЯХ «В ХОЛОДИЛЬНИКАХ», КОТОРЫМ « НЕ ДО ПРОБЛЕМ С ГОСЗАКУПКАМИ»

Азаттык: Интересно, какой фидбэк получаете вы от чиновников, от госаппарата? Может, звонят или пишут в личку после публикаций.

Джамиля Маричева: Они не звонят, но иногда пишут. В прошлом году один раз написала сотрудник пресс-службы акимата Нур-Султана, когда мы дали пост про украшения города к праздникам — в совокупности на них потратили больше миллиарда тенге. А многие паблики неверно интерпретировали эту цифру и решили, что миллиард тенге был потрачен только на 6 июля (День столицы. — Ред.). Извините, я не виновата в интерпретации других медиа, главное, что у нас корректные цифры. Более того, я указала и откуда были взяты эти цифры. Всё, больше она не писала. И в реальности больше никто не звонил. Иногда те люди, про которых мы пишем, оставляют комментарии у нас под постами. Я их закрепляю, как правило, чтобы читатели их заметили.

Азаттык: То есть попыток давления не было, я правильно понимаю?

Джамиля Маричева: Не было.

Азаттык: Может быть, пафосно звучит, но не вкладываешь ли ты в PROTENGE какую-нибудь высокую миссию — сделать эту систему более прозрачной, например. Или внести свой вклад в борьбу с коррупцией.

Я нечаянно стала владельцем своего маленького медиа.

Джамиля Маричева: Знаешь, в чем ирония ситуации? Я нечаянно стала владельцем своего маленького медиа. И делаю там, что хочу делать, и работаю на тех условиях, которые меня устраивают. Так и получился PROTENGE. Если мы что-то поменяем в головах сотни людей, то это будет хорошо. Но у меня нет иллюзии насчет того, что PROTENGE может повлиять на что-то в глобальном смысле. Я очень хорошо понимаю, что это эволюционный процесс, что люди должны сами прийти к понимаю, что коррупция — это плохо, что с ней нужно бороться. И это будет еще очень долго продолжаться, по крайней мере, если не появятся какие-нибудь триггеры. Например, три года назад триггером стала гибель Дениса Тена.

Азаттык: Была большая волна возмущений и критики по поводу работы полиции, появилось движение «За реформу МВД», но тогдашнего министра Касымова всё равно не отправили в отставку.

Джамиля Маричева: Чаша терпения у нас давно переполнена, но мы не знаем, какая капля перельется через край. Не думаю, что PROTENGE будет этой каплей. Журналист Андрей Лошак в интервью Юрию Дудю сказал, что в России людей держат в холодильниках. Это когда людям хватает денег на содержимое холодильника, но больше ни на что не хватает. А чтобы наполнить холодильник, нужно много работать. В Казахстане то же самое. Когда ты работаешь только для того, чтобы выжить, тебе не до проблем с госзакупками. Тебе не до прав человека.

Азаттык: Какой ты видишь казахстанскую журналистику через десять лет?

Джамиля Маричева: Я ее вижу в социальных сетях. Мне очень нравится нынешний тренд, когда больше 90 процентов контента употребляю через социальные сети. И мне нравится, что в социальные сети невозможно принести госзаказ. Ну кто будет в соцсетях читать про «Рухани жангыру»? Оно не соберет ни охватов, ни конверсий, люди не будут обсуждать, поддерживать. И даже медиа, которые плотно работают с госзаказами, стараются писать в соцсетях что-то вменяемое, что-то действительно важное и актуальное. Невозможно убедить людей в соцсетях, что «Рухани жангыру» — это круто. Мне очень хочется верить в этот тренд, хочется верить, что победят здравый смысл и конкуренция.

Объясню на примере митингов. Раньше эта тема была очень маргинализированна, и медиа, которые освещали митинги, воспринимались читателями как маргинальные. А теперь медиа, которые рассказывают о митингах, стало очень много. О митингах говорят и в социальных сетях. Более того, я удивилась, но о кеттлинге Мамая рассказали даже в ZTB (популярный казахстанский паблик с аудиторией свыше 1,6 миллиона подписчиков. — Ред.) И теперь некомфортно себя чувствуют те медиа, которые не рассказывают о митингах в соцсетях, потому что читатели делятся с ними этой информацией, читатели считают это важным. И если ты облажался, даже самый преданный читатель в первую минуту напишет: «Админ, ты облажался, это не так».

Поэтому то, что я вижу сейчас в социальных сетях, — это свет в конце тоннеля. Самое главное, там есть рекламодатель, который готов платить, и это не государство.

  • 16x9 Image

    Пётр ТРОЦЕНКО

    Пётр Троценко - корреспондент Азаттыка. Работал веб-редактором сайта Азаттык в Алматинском бюро. Выпускник филологического факультета Западно-Казахстанского университета имени Махамбета Утемисова (2007 год). Начинал карьеру в газете «Уральская неделя», интернет-радио «Инкар-инфо». С 2007 по 2016 год работал в различных СМИ Алматы, Астаны, Уральска, Тараза и Актобе.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG