Доступность ссылок

Срочные новости

Что не так с намерением Акорды оправдать жертв репрессий советской эпохи


Акция протеста у представительства ООН в столице с требованием освободить политических заключенных в Казахстане, 7 августа 2020 года.

Власти Казахстана подняли вопрос о «полной реабилитации» жертв политических репрессий советской эпохи. Активисты и правозащитники заявляют, что в стране прежде всего должны оправдать и освободить сегодняшних политических заключенных.

«ВОССТАНОВЛЕНИЕ ИСТОРИЧЕСКОЙ СПРАВЕДЛИВОСТИ»

21 сентября опубликовали проект указа президента Касым-Жомарта Токаева «О государственной комиссии по полной реабилитации жертв политических репрессий».

О создании такой комиссии президент заявил в своем обращении накануне Дня памяти жертв политических репрессий 31 мая. Токаев тогда отметил, какой колоссальный урон нанес «большой террор» народам, проживавшим на территории советского государства, и какое количество людей было сослано в Казахстан.

«Политические репрессии 20–50-х годов XX века — печальная страница в истории нашего народа», — сказал он, добавив, что акция направлена на «восстановление исторической справедливости».

Согласно указу Токаева, комиссия в составе исследователей, руководителей государственных органов и архивов, а также представителей общественных организаций разработает предложения для полного юридического обоснования и политической оценки жертв политических репрессий.

По словам исследователя истории литературы Елдоса Токтарбая, рабочая группа занимается выяснением, изучением и оценкой жертв политических репрессий до 1991 года. По результатам ее исследований планируют принять президентский акт.

«КОНТРРЕВОЛЮЦИОННАЯ "БАНДА"»

Журналист и краевед Серик Абикенулы поддерживает инициативу, говоря, что «неоправданных жертв советских репрессий еще более чем достаточно».

В архивных документах участников восстаний называют «бандами».

— По подсчетам историков, с 1920 по 1931 год произошло более 300 восстаний против советской власти. Я вижу, что в архивных документах участников восстаний называют «бандами». Мы не можем пропагандировать их как героев, боровшихся против большевизма. Потому что они не оправданы, — говорит он.

Закон «О реабилитации жертв массовых политических репрессий», упомянутый Сериком Абикенулы, был принят вскоре после обретения Казахстаном независимости 14 апреля 1993 года.

В статье 6 закона говорится, что «не подлежат реабилитации лица, в делах которых имеются достаточные доказательства совершения следующих преступлений: вооруженное восстание или вторжение в контрреволюционных целях на территорию республики в составе вооруженных банд и участие в совершённых ими убийствах и других насильственных действиях; шпионаж, акт терроризма, диверсия».

Город Шымкент 31 мая — в День памяти жертв сталинских репрессий и голода 1931–1933 годов. Шымкент, 2018 год.
Город Шымкент 31 мая — в День памяти жертв сталинских репрессий и голода 1931–1933 годов. Шымкент, 2018 год.

Исходя из использованного словосочетания «в контрреволюционных целях», напрашивается заключение, что политическая элита Казахстана, начинавшая карьеру еще при Коммунистической партии СССР, не смогла избавиться от советской концепции даже в 1993 году.

В Казахстане процесс реабилитации тех, кого преследовали за политические взгляды в советское время, начался в 1988 году со стартом перестройки, объявленной президентом СССР Михаилом Горбачевым.

Власти Казахстана вспоминают репрессии советской эпохи как трагедию тоталитаризма, заявляя, что этого «не произойдет» в новую эпоху, а Казахстан «находится на пути к демократии».

В своем послании 2005 года тогда президент страны Нурсултан Назарбаев сказал: «Свобода слова — одно из ключевых условий демократического развития Казахстана. В независимом Казахстане нет политических заключенных». Власти на протяжении последних 15 лет продолжают повторять эти слова.

«ЖЕРТВЫ РЕПРЕССИЙ» НОВОЙ ЭПОХИ

Между тем гражданские активисты и правозащитники заявляют, что не понимают логики властей, которые, «с одной стороны, преследуют своих оппонентов, а с другой —пытаются реабилитировать жертв репрессий в истории». Они считают, что статьи времен советской эпохи были переименованы, но гонения за политические взгляды продолжаются.

По словам активистов, прежде говорили о «контрреволюционных "бандах"», а сейчас о тех, кто «разжигает этническую, социальную, родовую и сословную рознь». Если раньше обвиняли в «восстании против идей революции», то теперь обвиняют в «причастности к деятельности запрещенной законом организации».

Некоторые говорят, что из-за неугодных властям высказываний «не могут устроиться на работу и даже открыть счет в банке».

Правозащитник Ринат Рафхат — один из них. Он удивлен тем, что власти «страны с политическими заключенными» начали «оправдание тех, кто подвергся политическим репрессиям».

Как можно обвинять кого-либо в репрессиях в прошлом, если сами сейчас занимаются преследованиями?

— На мой взгляд, для полного оправдания жертв политических репрессий необходимо иметь моральное право. Как можно обвинять кого-либо в репрессиях в прошлом, если сами сейчас занимаются преследованиями? Если бы нынешних политзаключенных оправдали, то это было бы похвально. Не думаю, что нынешнему правительству хватит политической воли для этого. Политическая оттепель так и не наступила, хотя прошло больше года с тех пор, как Токаев стал президентом, — говорит он.

Ринат Рафхат считает, что «в Казахстане много людей, осуждённых за разные политические взгляды и позиции».

— Яркий пример политического заключенного — находящийся в тюрьме Макс Бокаев. Его осудили за организацию митинга в Атырау с целью воспрепятствовать продаже земли иностранцам весной 2016 года. Власти прежде всего должны освободить живых политических заключенных. Должны показать свое политическое лицо, свои моральные права, — говорит он.

Талгат Аян, осуждённый вместе с Максом Бокаевым после митинга против земельной реформы в Атырау в 2016 году и освобожденный условно-досрочно через два года, был добавлен в составленный правозащитниками «список политзаключенных».

Митинг в Атырау против продажи земель иностранцам. 24 апреля 2016 года.
Митинг в Атырау против продажи земель иностранцам. 24 апреля 2016 года.

До заключения он работал юристом в течение 10 лет в различных учреждениях, а теперь, по его словам, вынужден заниматься любой подвернувшейся работой.

— Мне запрещено открывать банковский счет. Я включен в список сторонников экстремизма и терроризма. Поэтому трудно найти работу. Приглашают на работу, но не могут заплатить, — говорит Талгат Аян.

По его словам, недавно ночью к нему приехали сотрудники службы пробации для «разговора». «Продолжают оказывать политическое давление на разных уровнях», — считает он.

Верю, что в будущем будет принят закон, полностью оправдывающий тех, кого сейчас преследуют за политические взгляды, и им будет дана историческая оценка.

​— Власти своими действиями показывают, что, если не прекратят политические репрессии и не оправдают политзаключенных сегодня, их всё равно оправдают в будущем. Я верю, что в будущем будет принят закон, полностью оправдывающий тех, кого сейчас преследуют за политические взгляды, и им будет дана историческая оценка, — говорит Талгат Аян.

Правозащитники говорят, что в последние годы в Казахстане увеличилось число преследуемых и заключенных в тюрьмы за политические взгляды.

По данным бывшего сенатора и правозащитника Зауреш Батталовой, семь лет назад в Казахстане насчитывалось около 60 человек, преследуемых за политические взгляды.

По информации общественного альянса «Тірек», в который входят такие правозащитники, как глава Казахстанского международного бюро по правам человека и соблюдению законности Евгений Жовтис и глава правозащитного фонда «Ар.Рух.Хак.» Бахытжан Торегожина, в настоящее время в Казахстане насчитывается 158 человек, преследуемых за политические взгляды, хотя не все они находятся за решеткой. Еще 16 человек, заявляют правозащитники, сидят в тюрьмах, но по другим обвинениям.

По заключению ведущих международных правозащитных организаций, в том числе Amnesty International и Freedom House, с приходом на пост президента Казахстана Касым-Жомарта Токаева в прошлом году число людей, заключенных в тюрьмы за политические взгляды в стране, увеличилось.

По подсчетам казахстанского правозащитного сообщества, в течение года после прихода Токаева к власти список пополнился еще шестью политзаключенными.

  • 16x9 Image

    Асылхан МАМАШУЛЫ

    Асылхан Мамашулы является репортёром Азаттыка  в Алматинском бюро, пишет, в основном, на политические темы. Родился в апреле 1973 года. В 1994 году окончил Кызылординский педагогический институт имени Коркыта-ата. В 1997-2000 годах учился в аспирантуре Казахского национального университета имени Аль-Фараби.

    Работал в издательстве «Казахская энциклопедия», в газете «Ана тілі» и в центре ABDI-Press. С 2011 года работает в Азаттыке.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG