Доступность ссылок

Срочные новости

О преследовании в Синьцзяне заявили теперь татары


Казах из Китая показывает фотографии своих родственников, которые, по его словам, задержаны властями Синьцзяна.

В Синьцзян-Уйгурском автономном районе Китая политика давления на мусульман начала отражаться и на татарах, проживающих в этой провинции.

Местные татары опасаются открыто говорить, они закрывают свои аккаунты в социальных сетях. Тем временем китайские власти намерены ввести "систему социального кредита", которая оценивает "надёжность" каждого гражданина.

Несколько лет назад татарская семья из Китая обосновалась в Татарстане. Но ни родители, ни их дети так и не смогли получить российское гражданство. Они занимались народной китайской медициной — лечили людей иглоукалыванием. Несколько месяцев назад они уехали в Китай за лекарствами и до сих пор не вернулись, сообщила их знакомая из Австралии. С тех пор от семьи нет никаких вестей.

Татарская мечеть в Урумчи.
Татарская мечеть в Урумчи.

Мусульмане Китая, родственники которых проживают в других странах, находятся под пристальным вниманием властей, отмечают наши источники.

Татары, которые общались со своими соотечественниками в Китае, жалуются на то, что последние перестали как-либо отвечать им из соображений собственной безопасности.

Лагерь — это та же тюрьма.

По словам нашего источника из Австралии, недавно в Урумчи задержаны двое ее родственников. Собеседник не знает причин задержания, однако предполагает, что это может быть связано с изучением религии.

— Я не знаю, где они — может, в тюрьме, а может, в лагере. Но лагерь — это та же тюрьма, — признаётся источник.

По данным Татаро-Башкирской редакции Азаттыка, в Синьцзяне на 25 лет посадили бизнесмена Турсунтая Галиева, который ранее организовал приезд татарских студентов из Китая в Татарстан. Галиев владел несколькими магазинами в синьцзянском городе Урумчи, сотрудничал в сфере торговли с партнерами из Турции, России и других стран. Еще одной версией родственников является то, что причиной ареста могут быть его поездки в Турцию. Ранее Галиев также участвовал в съезде Всемирного конгресса татар, который проходил в Казани. Его сын в этом году также принимал участие в творческом вечере писателя Рабита Батуллы в столице Татарстана. После этого все связи с семьей оборвались.

Всемирный конгресс татар осведомлен о сложностях соотечественников в Китае, однако не предпринимает никаких действий для разрешения вопроса.

Президент Татарстана посетил Урумчи в 2014 году и встретился с представителями татарской общины.
Президент Татарстана посетил Урумчи в 2014 году и встретился с представителями татарской общины.

Всемирный конгресс татар осведомлен о сложностях соотечественников в Китае, однако не предпринимает никаких действий для разрешения вопроса.

В этом году в Урумчи впервые за очень долгое время не был проведен Сабантуй. Бизнесмен из Тюмени Ринат Насыров отмечает, что в последнюю поездку в прошлом году он заметил, что в Урумчи становится всё больше полиции, везде металлоискатели, людей активно проверяют.

По его словам, репрессиям подвергались в основном уйгуры, раньше татар не трогали. Некоторые уйгуры даже выдавали себя за татар, чтобы избежать репрессий. В провинции среди чиновников есть татары, один из депутатов — татарин. В основном, как считается, преследованию подвергаются за религиозные взгляды и предпринимательскую деятельность.

Недавно в Казахстане завершилась нашумевшая история женщины из Китая Сайрагуль Сауытбай. Этническая казашка была задержана казахстанскими властями по запросу из Китая. Ее судили в Алматинской области, но освободили 1 августа, приговорив к шести месяцам тюрьмы условно. Освобождена она была из-под стражи в зале суда. В Казахстане Сауытбай обвинили в незаконном пересечении государственной границы. Два месяца назад она бежала из Китая в соседнюю республику к собственной семье, которая перебралась на историческую родину еще раньше.

Сайрагуль Сауытбай, казашка из Китая, в суде города Жаркента в Алматинской области.
Сайрагуль Сауытбай, казашка из Китая, в суде города Жаркента в Алматинской области.

По сообщениям СМИ, женщина собиралась легально поехать в Казахстан, но получила запрет на выезд. По ее словам, власти Китая пытались заставить ее вернуть родственников из Казахстана. В результате она была вынуждена бежать в соседнюю страну. После этого китайская сторона объявила Сайрагуль в розыск. Как говорил ее адвокат в Казахстане, в Китае Сайрагуль Сауытбай могла грозить смертная казнь. По словам родственников, подсудимая работала в "лагере политического перевоспитания" в Китае.

Синьцзян-Уйгурский автономный район.
Синьцзян-Уйгурский автономный район.

Подсудимая рассказала о так называемых лагерях по перевоспитанию в западной части Синьцзян-Уйгурского автономного района, китайского региона с преимущественно мусульманским населением, включающим уйгур, казахов и киргизов. В Синьцзяне из других мусульманских народов в небольшом количестве проживают также таджики, узбеки и татары. Обнародование фактов о лагерях по перевоспитанию, как заявила Сауытбай, власти Китая могут приравнять к разглашению государственной тайны. Женщина являлась членом Коммунистической партии Китая. Она рассказала о лагере, в котором работала с начала 2018 года.

— Фактически это тюрьма, расположенная в горах. В лагере, в котором я работала, находились одни казахи. Также я слышала, что есть еще два подобных лагеря, — призналась она. По ее словам, раскрытие информации об этническом составе отбывающих наказание в лагерях людей и их количестве интерпретируют как предательство.

В мире широко известны случаи дискриминации уйгурского населения Китая, а побег Сайрагуль обнажил проблему казахов этой страны. По сообщениям СМИ, давление на местных казахов началось с приходом к власти в регионе Чэнь Цюаньго. Он возглавил местное отделение Компартии Китая в августе 2016 года.

Чэнь известен своей жесткой политикой в Тибете. С тех пор, как его перевели в Синьцзян, резко возросла эмиграция казахов из региона: если в 2015 году только 628 казахов выехало из страны на постоянное жительство в другие страны, то в 2017 году количество выезжающих достигло 3 184 человек.

Мусульман обвиняют в том, что они придерживаются "жесткой мусульманской религии".

Уйгур, которым, по версии властей, следует быть перевоспитанными или переобученными, они предпочитают характеризовать как "зараженных идеологической болезнью". Мусульман обвиняют в том, что они придерживаются "жесткой мусульманской религии" и "политически некорректных идей", "террористической идеологии". При этом китайские власти официально пока не признают даже существование этих лагерей, по крайней мере в том виде, как характеризуют их активисты и та же Сайрагуль.

По данным Уйгурской службы Радио Свободная Азия, свыше 45 тысяч человек только в Синьцзяне находятся в трех лагерях. Лагеря, по сообщениям журналистов, охраняются вооруженными людьми.

В лагеря попадают те, кто говорит о дискриминации по религиозному принципу. В лагерях, помимо политического перевоспитания, активно обучают китайскому языку. Вокруг учреждения "перевоспитания" строятся огромные трехметровые заборы, чтобы снаружи не было видно, что происходит внутри.

Читайте еще: «Это было как в аду». Рассказы побывавших в китайских лагерях

Официальная китайская газета Global Times недавно назвала лагеря "тренинговыми учреждениями". Журналисты собирают информацию из разных источников и пытаются создать реальную картину жизни в лагерях.

По мнению двух американских конгрессменов Марко Рубио и Криса Смита, от 500 тысяч до одного миллиона человек либо прошли, либо проходят "перевоспитание" в подобных лагерях. По мнению законодателей, "обучение" в лагерях назвали самым массовым на сегодняшний день случаем лишения свободы представителей национальных меньшинств.

ТОТАЛИТАРИЗМ ОРУЭЛЛА?

Давление на мусульман в преимущественно мусульманском регионе Китая не ограничивается "перевоспитанием" в спецучреждениях. Поднебесная, как отмечают журналисты немецкого журнала Der SPIEGEL, в Синьцзян-Уйгурском автономном районе строит обширную систему наблюдения. Власти используют современные технологии для контроля над местным населением. По словам журналистов, десятки тысяч людей уже исчезли в лагерях. Журналисты издания побывали в регионе, чтобы увидеть это своими глазами. Репортеры сравнивают город Кашгар с Багдадом после войны.

На вокзалах, аэропортах и КПП активно используются анализаторы трафика и аутентификация по радужной оболочке глаза.

"Грузовики с установленными на них вооружениями патрулируют улицы, в небе летают реактивные истребители, и отовсюду слышны звуки воющих сирен. Оставшиеся отели окружают высокие бетонные стены. Полицейские в бронежилетах и шлемах регулируют движение на дорогах, иногда крича на тех, кто не подчиняется", — описали журналисты ситуацию в Кашгаре.

По их словам, здесь муэдзин не призывает жителей на молитву, везде установлены камеры наблюдения, на вокзалах, в аэропортах и на контрольно-пропускных пунктах активно используются анализаторы трафика и аутентификация по радужной оболочке глаза.

— Службы безопасности в форме и штатском украдкой патрулируют Старый город, словно пытаясь прочитать мысли людей, — передают репортеры.

В главном городе Синьцзяна, в Урумчи, как сообщают журналисты, поощряют доносы граждан друг на друга. Создаются условия для тотального контроля за гражданами, а также применения силы в случае необходимости.

Инфраструктура наблюдения в Кашгаре по последнему слову техники, но китайское правительство уже работает над еще более эффективным уровнем контроля. Оно намерено ввести "систему социального кредита", которая оценивает "надежность" каждого гражданина. За верность жители награждаются, а за плохое поведение — наказываются. На уйгурах давно проводят апробацию аналогичной системы, отмечают западные журналисты.

Каждой семье дается в самом начале 100 очков, передают журналисты со слов своего источника. Но каждый, у кого за границей проживают родственники или знакомые, особенно в мусульманских странах вроде Турции, Египта или Малайзии, теряет очки. Человек, на чьем счету осталось менее 60 очков, находится в опасности. Одно неправильное слово, молитва или телефонный звонок — и его мгновенно отправляют на "перевоспитание".

Китайские военные возле мечети в Урумчи (архивное фото).
Китайские военные возле мечети в Урумчи (архивное фото).

В Китае проживает около восьми тысяч татар. В основном это потомки татарских предпринимателей, обосновавшихся в районе Урумчи в конце XIX – начале ХХ века. Большинство из них хорошо владеют родным татарским языком. В 2000-х годах при помощи Всемирного конгресса татар несколько десятков татарских студентов были приняты в казанские вузы. По окончании учебы многие пытались остаться в Татарстане, однако получить российское гражданство смогли далеко не все. В результате они были вынуждены вернуться в Китай.

Материал "Идель.Реалии" — Татаро-Башкирской редакции Азаттыка.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG