Доступность ссылок

Срочные новости

Усиление военной мощи Китая и будущее России в Центральной Азии


Китайские и таджикские солдаты мерятся силой во время патрулирования рядом с городом Кашгар в автономной области Синьцзян, Китай. Май 2019 года.

Согласно новому отчету, Китай «неуклонно наращивает» позиции в сфере безопасности в Центральной Азии, сокращая разрыв с Россией. Тенденция может подорвать влияние Москвы «в ближайшее десятилетие», считают авторы отчета.

Пекин усиливает свое влияние на бывшие советские республики, традиционно считавшиеся «ближним зарубежьем» Москвы, за счет увеличения продажи оружия, проведения учений и создания новых сторожевых отрядов, говорится в отчете, который 27 мая опубликовал аналитический центр Институт Кеннана на базе Международного центра Вудро Вильсона со штаб-квартирой в Вашингтоне.

С момента распада Советского Союза Россия сохраняла функции основного гаранта безопасности в регионе, даже когда Кремль принял экономическое превосходство Китая в Центральной Азии.

«Китай уже является жесткой силой в регионе», - Брэдли Джардин, Wilson Center

Поэтому многие наблюдатели описывали динамику их отношений как «разделение труда», где Россия взаимодействует с Центральной Азией через свои политические и военные связи, а Китай выступает кредитором и двигателем экономического роста, особенно через свою многомиллиардную инициативу «Один пояс, один путь».

Авторы отчета, тем не менее, пришли к выводу, что в последние годы Китай совершил «значительные маневры в сферу безопасности», нарушив разделение властей между двумя странами и тем самым ускорив нарастающее напряжение.

«Мы продолжаем говорить о том, что в Центральной Азии существует некое строгое разделение: Россия занимается вопросами безопасности, Китай — экономикой, но на деле это разделение размывается», — сказал Азаттыку Брэдли Джардин, один из основных авторов отчета и сотрудник Института Киссинджера при центре Вудро Вильсона, занимающемся изучением Китая и Соединенных Штатов.

«КИТАЙ УЖЕ ЯВЛЯЕТСЯ ЖЕСТКОЙ СИЛОЙ В РЕГИОНЕ»

Этот сдвиг можно наблюдать в сделках по продаже китайского оружия центральноазиатским правительствам: Пекин за последние пять лет увеличил долю присутствия своей военной техники до 18 процентов, по сравнению с крошечными полутора процентами в 2010–2014 годах, говорится в отчете.

Речь идет как об оружии и транспортных средствах, так и о высокотехнологичном оборудовании, например востребованных в мире вооруженных дронах, лидерами поставок которых на мировой рынок являются Соединенные Штаты и Израиль.

Президент Китая Си Цзиньпин (слева) и президент Таджикистана Эмомали Рахмон в Душанбе в 2019 году.
Президент Китая Си Цзиньпин (слева) и президент Таджикистана Эмомали Рахмон в Душанбе в 2019 году.

Китай построил первые военные объекты в регионе, положив начало своему присутствию в сфере безопасности в Таджикистане, стране, протяженность границы которой с Афганистаном составляет 1356 километров, с Китаем — 476 километров.

Американская газета Washington Post в 2019 году обнаружила на территории Таджикистана небольшой китайский военный объект вместе с персоналом из этой страны. Статья Wall Street Journal того же года процитировала источники, сославшиеся на секретное соглашение между Китаем и Таджикистаном, в рамках которого Пекину предоставляется право «отремонтировать или построить до 30–40 охранных постов на таджикской стороне границы с Афганистаном».

Пекин стремится обеспечить безопасность своих инвестиций в инфраструктуру Центральной Азии через расширение влияния в сфере безопасности.

Китайские военные в районе Кашгара в Синьцзяне, ноябрь 2019 года.
Китайские военные в районе Кашгара в Синьцзяне, ноябрь 2019 года.

Продажи российского оружия в регионе последние годы колеблются у отметки 60 процентов. Это означает, что расширение доли влияния Китая в этой сфере не произошло за счет сокращения доли России. Но, согласно отчету, в ближайшие годы это может измениться.

«Многие говорят о том, что Китай и Россия уже конкурируют, но наш отчет показывает, что соревнование [как таковое] еще не началось, — говорит Джардин. — Так как Китай продолжает расширяться как поставщик оружия, ему придется захватить долю России, и вот тогда мы сможем заметить некоторое напряжение между Пекином и Москвой».

ВСЁ ЕЩЕ ДОМИНИРУЮЩАЯ РОССИЯ

Россия по-прежнему является превосходящей внешней военной силой в регионе и крупнейшим поставщиком оружия.

Москва поддерживает военные объекты по всей Центральной Азии, включая более чем семитысячный военный контингент в Таджикистане и авиабазу в Кыргызстане, а возглавляемая Россией Организация Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) является ключевым пунктом связи с военными в регионе.

Несмотря на растущую роль Китая в сфере безопасности, Пекин и Москва сохраняют более широкое партнерство, которое за последние годы окрепло. Более того, страны имеют схожие интересы в части предотвращения потенциальной нестабильности, исходящей из Афганистана, и пресечения возможности роста терроризма и экстремизма.

На российской авиабазе в Канте, Кыргызстан.
На российской авиабазе в Канте, Кыргызстан.

Пекин рассматривает Центральную Азию в качестве буферной зоны для своей автономной восточной провинции Синьцзян, где правительство Китая заключило в лагеря более одного миллиона уйгуров и представителей других этнических меньшинств, преимущественно мусульман, включая этнических казахов и кыргызов.

Китай и Россия также объединились в своем соперничестве с США.

Обе страны нацелены на уменьшение влияния США в регионе. Они приветствовали закрытие американской авиабазы в Кыргызстане в 2014 году и сокращение военного присутствия США в Афганистане.

ДРУЖБА И СОПЕРНИЧЕСТВО

Обе страны всё чаще соперничают друг с другом за влияние в Центральной Азии.

Согласно отчету Института Кеннана, программы обучения военных офицеров Центральной Азии приобретают всё большее значение и для Москвы, и для Пекина.

Как и в случае с продажей оружия, Россия и здесь лидирует благодаря военным школам во всех пяти странах Центральной Азии.

Китай, похоже, пытается сократить разрыв, и Шанхайская организация сотрудничества (ШОС), членами которой являются Казахстан, Кыргызстан, Россия, Таджикистан и Узбекистан, играет здесь важную роль. Там строятся планы по созданию центра для подготовки двух тысяч высокопоставленных представителей стран ШОС к июню 2021 года.

Пекин также перешел на двустороннюю основу в подготовке центральноазиатских военных кадров. Несмотря на то что масштаб программы всё еще уступает российскому, и военизированное подразделение Китайской народной вооруженной полиции (КНВП), и академии Народно-освободительной армии (НОА) уже готовят офицеров из региона, хотя точные данные об их числе не являются достоянием общественности.

ПЕКИН ИДЕТ СВОИМ ПУТЕМ

Хотя Китай и Россия взаимодействуют друг с другом как путем двусторонних отношений, так и через различные организации, в отчете сообщается, что Пекин всё более активно разрабатывает собственные инициативы в регионе, не включающие Москву.

В 2017 году Россия подтолкнула Индию и Пакистан присоединиться к ШОС. Многие наблюдатели расценили этот шаг как попытку ослабить организацию и понаблюдать за реакцией Китая на присоединение двух стран с неблагополучным общим прошлым.

Это привело к тому, что китайская военная дипломатия — в некоторой степени — перешла в новую организацию без российского участия, известную как Четырехсторонний механизм по сотрудничеству и координации, где Афганистан, Китай, Пакистан и Таджикистан взаимодействуют друг с другом по вопросах борьбы с терроризмом.

Аналогичным образом Китайская народная вооруженная полиция (КНВП) провела учения и расширила сотрудничество с подразделениями национальных гвардий Центральной Азии, в которых в 2019 году участвовали Кыргызстан, Узбекистан, Таджикистан — что привлекло внимание Москвы.

«Россия внимательно следит за деятельностью КНВП и в последние годы продвигала эквивалентный [военизированный] блок “Росгвардия” в качестве альтернативного партнера для Ташкента», — отмечается в отчете.

Пока влияние России и ее роль в сфере безопасности Центральной Азии всё еще сильны, но Китай активизируется и наращивает свое присутствие в регионе на предстоящие десятилетия.

«Россия рассматривается в кругах Китая как убывающая сила, — говорит Джардин. — В долгосрочной перспективе есть ощущение, что Пекину нужно подготовиться к [постепенному] отступанию России и он готовится к этому сейчас».

КОММЕНТАРИИ

Вам также может быть интересны эти темы

XS
SM
MD
LG