Доступность ссылок

Из-за событий вокруг временной регистрации на площадь никто не выйдет. Но бессильная, скрытая ненависть куда хуже.

За землю люди вышли на площадь, и власть была вынуждена пойти вспять и заблокировать на время поправки в Земельный кодекс. Из-за обязательной временной регистрации на площадь никто не выйдет: это вопрос другого идеологического порядка, иной чувствительности и эмоционального накала. Но вот из-за нее – из-за обязательной временной регистрации – внезапно умер человек. Там будет много оправданий: больное сердце, пожилой возраст, случайность, – но человек умер на пороге ЦОНа, и здесь ничего ни прибавить, ни убавить. Бывают события фатальные даже не в том смысле, что они обязательно ведут к чему-то судьбоносному, хотя в отложенной перспективе и это возможно, а в том смысле, что они ставят точку, показывают и доказывают степень абсурда, глупости, и, если хотите, бессмысленного зла. И возразить что-то против уже невозможно, ведь человек умер. При всем ажиотаже, не спадавшем с 7 января, смерть в многочасовой очереди за обязательной регистрацией – это как-то слишком. И это «слишком» не могут не почувствовать все причастные к одному из самых неуместных законов Казахстана, который к тому же затрагивает не какую-то одну группу населения, а практически всех, и не абстрактно, а очень даже эмпирически и шкурно.

Это стало общим местом: после очередного непопулярного закона говорить о недостаточной разъяснительной работе с населением. Вроде как законы хорошие, но простые люди не понимают их пользы для страны и себя лично, поскольку им не разъяснили на пальцах, как они работают. И именно в этом – плохих коммуникациях, никудышном пиаре, плохой организации, - будто бы заложена главная проблема взаимоотношений народа и власти на текущий момент. За это премьер-министр Сагинтаев демонстративно отчитывает министра внутренних дел Касымова, об этом все заявления политиков, начиная от депутатов парламента и заканчивая директором КИСИ Ерланом Кариным и общественником Мухтаром Тайжаном.

От казахстанцев как бы ожидают, что они станут одним большим консолидированным законотворческим органом. Но дело в том, что простым людям это не нужно.

Такой взгляд на события предполагает активное участие всего взрослого работоспособного населения в политической жизни страны. Кто-то из каждого утюга должен разъяснять людям каждый новый законопроект, а они, побросав свои повседневные дела и мелкие обывательские заботы, обязаны следить во все глаза за кипучей законотворческой деятельностью власти. Вчитываться в каждую букву законопроектов, уметь понимать и интерпретировать их, активно обсуждать на рабочих местах и дома на кухнях. От казахстанцев как бы ожидают, что они станут одним большим консолидированным законотворческим органом. Но дело в том, что простым людям это не нужно. В гробу видел простой человек законопроекты – нигде они не рассматриваются и не обсуждаются всем миром с таким пристрастием, какого ожидают от казахстанцев Сагинтаев и Карин. На это есть специальные люди, которым граждане делегируют законотворческие обязанности. Это депутаты парламента. Взаимодействие граждан и государства вообще происходит в лучшем случае один раз в пару лет – на выборах. Местных, республиканских, президентских. А в остальное время простые люди забывают про государство. Важная оговорка – про хорошее государство.

Наше государство забыть про себя не дает. Оно стучится к нам в дверь и спрашивает, легально ли мы живем на своей земле.

Сейчас очень много слов и все больше нецензурных звучит в адрес полиции и КНБ, которые разрабатывали закон о борьбе с терроризмом и пропихнули туда помимо прочего требование обязательной временной регистрации. Но с их стороны это объяснимо и простительно – они стремятся облегчить себе жизнь, пусть даже ценой тоталитарного контроля. Каждый отчитывается, где и с кем живет, и пусть террористов это не остановит, но в какой-то мере поможет полиции и КНБ. Все лоббируют собственные интересы, и в самых развитых демократиях спецслужбы рады были бы установить над гражданами такой же тоталитарный контроль, если бы могли. Они были бы рады иметь возможность всех поголовно посчитать, обойти по домам и задать ни в чем повинным гражданам разные вопросы. Более того, они не прочь пытать подозреваемых, прослушивать без санкции прокурора и делать другие нехорошие дела, приближающие их к цели. Природа спецслужб в самых разных режимах примерно одинаковая (просто кто-то служит государству, а кто-то – отдельной личности, семье или клану). Только в здоровом обществе они не могут позволить себе все средства, приближающие их к цели. Такие необходимые для борьбы с терроризмом профилактические меры, как дактилоскопия пальцев и сетчатки глаза или сканирование в международных аэропортах, спецслужбы протаскивают через свои «мажилисы» с большим трудом. У каждого свои задачи: у силовиков ловить преступников и террористов, у народных избранников, заседающих в парламенте – не позволять, чтобы при этом страдали интересы законопослушных граждан. Когда же у вас нет независимого парламента, а есть пустой декоративный орган – в условиях угрозы терроризма это становится прямой дорогой к диктатуре спецслужб.

Наши депутаты никоим образом не зависят от голосов тех людей, которых сегодня обходят полицейские.

Обязательный закон о временной регистрации – только первый звоночек. Казахстанская полиция откровенно опозорилась за последнее время, не умея достойно отразить атаки неподготовленных экстремистских групп и стрелков-одиночек. И теперь жаждет реванша. А защищать интересы мирных людей некому. Наши депутаты никоим образом не зависят от голосов тех людей, которых сегодня обходят полицейские. Это давно не чье-то субъективное мнение, а общепризнанный факт. Архитектурно-политические излишества в виде всяческих общественных комитетов, общественных рабочих групп и советов, имитирующих вовлечение широких народных масс в управление государством, необходимы лишь для того, чтобы камуфлировать этот неловкий момент.

Обязательная временная регистрация прошла через обсуждения депутатов и многочисленных общественников. Прошла, несмотря на очевидную абсурдность данной нормы, несмотря на обещания властей еще при вводе индивидуального идентификационного номера отменить прописку, несмотря на неизбежные аналогии с приснопамятными советскими законами, которые делали советских людей крепостными.

Теперь депутаты делают заявления, не в первый раз выдающих в них как минимум не очень умных людей, случайным номенклатурным жребием попавших в высший представительский орган власти, а примазавшиеся к ним общественники в лице Зауреш Баталовой неумело пытаются оправдать обязательную регистрацию интересами квартиросъемщиков.

Ее, возможно, отменят (все-таки целый человек умер), ажиотаж спадет, ЦОНы опустеют. Но причина останется. Потому что проблема не в разъяснительной работе и переполненных ЦОНах, и даже не в отдельно взятом законе и обязательной временной регистрации, а в том, что когда вас назначают, а не избирают, и ваша дальнейшая политическая карьера никоим образом не зависит от тех, кто снизу – вы голосуете за все, что предлагают сверху.

Из-за обязательной временной регистрации народ на улицы не выйдет, но считать только несанкционированные митинги единственной опасностью в своих взаимоотношениях с народом – большая ошибка. Куда хуже молчаливая, бессильная ненависть.

В блогах на сайте Азаттык авторы высказывают свое мнение, которое может не совпадать с позицией редакции.

Ваше мнение

Показать комментарии

В других СМИ

Loading...

XS
SM
MD
LG