Доступность ссылок

Для чего так рьяно вводят регистрацию граждан по месту жительства.

Как и предсказывалось некоторыми оракулами из числа оставшихся на свободе и на родине правозащитников, казахстанцы в наступившем году проснулись в другой стране. Некоторые очаги всё еще сопротивляющегося гражданского общества пропустили тот момент, когда народонаселение страны вдруг стало «крепостным». Под шумок новогодних корпоративов власти «протащили» законопроект об отмене «вольной», возродив в особо циничной форме советский опыт прописки. Отметим, об этом стало известно практически случайно, пока на сей факт не обратил внимания известный адвокат, а журналисты подхватили эту «новость» уже после нарастающего шума в сети Facebook. Между тем соответствующий закон президент тихо-мирно подписал 22 декабря, а вместе с ним еще ряд спорных правовых актов, не до конца понятых населением, в том числе законы о дактилоскопии и обязательном медицинском страховании.

Что касается обязательной регистрации, то она является лишь частью большого законопроекта, известного как «о противодействии терроризму и экстремизму» и предусматривающего изменения и дополнения в дюжине существующих кодексов и законов РК. Это законы об оперативно-разыскной деятельности и об органах национальной безопасности, о жилищных отношениях и о гражданстве, об особом статусе Алматы (да, и такой закон есть, оказывается) и о статусе столицы, о СМИ и о связи, о религиозных объединениях и о миграции населения и так далее. Если говорить коротко, то все они ужесточились, усилились и стали менее демократичными. Более жестким стало наказание по таким статьям уголовного кодекса, как наёмничество, создание лагерей для боевиков, участие в иностранных вооруженных конфликтах, насильственный захват власти или призывы к этому, вооружённый мятеж, диверсия, пропаганда терроризма, вербовка и финансирование экстремистов (особенно если они живут, не зарегистрировавшись по месту жительства), угон самолета или захват средств связи.

Надо отдать должное: справились ненародные избранники, несмотря на критику отечественных правозащитников и иностранных наблюдателей, в том числе и из ОБСЕ.

Ирония судьбы заключается в том, что президент Нурсултан Назарбаев в свое время честно предупреждал, что депутатам предстоит принять этот антитеррористический пакет (там есть и другие законы), «несмотря на всякие там дела, как будто мы что-то там нарушаем». А презентуя этот законопроект на открытии нынешней сессии, он попросил парламентариев очень серьезно отнестись к этому делу и решить его до конца года. Надо отдать должное: справились ненародные избранники, несмотря на критику отечественных правозащитников и иностранных наблюдателей, в том числе и из ОБСЕ. Отечественные торговцы оружием минувшей осенью тоже пытались возмутиться, но не были услышаны не только законотворцами, но и обществом. А вот сами граждане даже и не заметили ничего, а когда опомнились, то было поздно. Видимо, не те СМИ читали, а если и читали, то невнимательно.

Как бы то ни было, теперь нас поставили перед фактом. Более того, о многих таких «фактах» большинство народонаселения еще не знает и пресловутый закон «о противодействии» таит в себе еще множество сюрпризов, с которыми еще предстоит познакомиться казахстанцам, иностранцам и лицам без гражданства. Например, пригласили вы своего забугорного друга посмотреть Универсиаду, а затем уговорили остаться до начала ЭКСПО, поселив при этом у себя на даче, но не зарегистрировали его, тогда не удивляйтесь, что ваш гость может стать участником увлекательного экстрим-туризма в РОВД и адмсуд стоимостью в 50 евро (10 МРП). Да и вам тоже придется заплатить государству.

И теперь возникает логичный вопрос — а зачем сейчас-то шум поднимать, когда нас уже посчитали и построили? По большому счету выводов из сложившейся ситуации можно сделать множество, но можно ограничиться лишь некоторыми.

История с этим новым крепостным правом свидетельствует о том, что за нас уже давно всё решено, и мы никак — еще раз: НИКАК — не можем повлиять на принимаемые законы.

Во-первых, надо зарубить себе на носу и других частях тела: история с этим новым крепостным правом свидетельствует о том, что за нас уже давно всё решено, и мы никак — еще раз: НИКАК — не можем повлиять на принимаемые законы. Как мы отнесемся к такому факту — вопрос другой, но что-то подсказывает, что побунтуем в соцсетях и побежим в ЦОНы. Во-вторых, надо рассматривать законотворческую деятельность нынешнего парламента в контексте с другими событиями общественно-политической жизни страны. Например, с нынешними арестами и уже вынесенными приговорами. На эти дела, при всей общественной солидарности, мы тоже, по сути, не можем никак повлиять: либо силенок маловато, либо откровенно наплевать основной части электората.

В-третьих, этот законопроект выявил некий секрет Полишинеля — о том, что у нас в стране миллионы людей не имеют постоянного жилья или вынуждены кочевать по большим и не очень городам в поисках куска хлеба. Более того, даже власти, похоже, не представляют, какие непредсказуемые последствия могут возникнуть из-за их желания «построить и посчитать». Это и поднятие арендой платы, и увеличение коррупции на местах, и рост недовольства среди населения, которое в социальных сетях не сидит и прессу не читает, — ведь многие из них теперь станут потенциальными правонарушителями.

Конечно, власти меньше всего хотели бы появления новых очагов протестных настроений, хотя на такой случай у них уже припасены другие методы воздействия — репрессивные.

Конечно, власти меньше всего хотели бы появления новых очагов протестных настроений, хотя на такой случай у них уже припасены другие методы воздействия — репрессивные. Однако возникает главный вопрос — зачем всё это надо? Думается, ответ один — для того, чтобы обеспечить безопасность. Только речь идет, конечно, не о противодействии терроризму или о безопасности общества. Безопасность нужна для того самого транзитного периода, во время которого народонаселение должно сидеть тихо по своим или арендованным норам и не высовываться. Вот тогда и пресловутого преемника можно без особых хлопот «прописать».

В блогах на сайте Азаттык авторы высказывают свое мнение, которое может не совпадать с позицией редакции.

  • 16x9 Image

    Мирас НУРМУХАНБЕТОВ

    Родился в 1973 году в Алматы. Потомственный историк и археолог. В начале века изменил профессию, став журналистом. Редактор и соавтор проектов медиа-сайта guljan.org и журнального проекта ADAM bol. Лауреат премии имени Алтынбека Сарсенбаева. Член Международной Федерации журналистов. Автор Азаттыка с июня 2016 года.

Ваше мнение

Показать комментарии

В других СМИ

Loading...

XS
SM
MD
LG