Доступность ссылок

Митинг в Атырау обратил многих в гражданских активистов


Гражданский активист Талгат Аян на митинге по земельному вопросу. Атырау, 24 апреля 2016 года.

Некоторые участники земельного митинга в Атырау в 2016 году говорят, что после тех событий народ отдалился от власти.

Протесты в Казахстане, вызванные земельной реформой в прошлом году, начались 24 апреля 2016 года в городе Атырау. 41-летняя Шаттык Тажкенова после участия в митинге на площади Исатая и Махамбета осталась без работы и стала гражданским активистом. Сейчас бывший оператор эксплуатационного депо является представителем Национального превентивного механизма по наблюдению за правами заключенных в Атырау.

«ПОМОГАЕМ ВСЕМ, КТО СТОЛКНУЛСЯ С НЕСПРАВЕДЛИВОСТЬЮ»

Шаттык Тажкенова о митинге узнала на рынке. По ее словам, когда она вернулась домой, ее сын-шестиклассник рассказал ей о том, что хан гуннов Модэ ради спасения земли отдал соседнему народу собственную жену, и поинтересовался у нее, пойдет ли на митинг в защиту земли.

— Сыну ответила, что пойду. К 11 часам, когда я пришла на площадь, людей было совсем мало. К полудню народ собрался очень быстро, людей было так много, что люди растянулись до улицы Сатпаева, — вспоминает Шаттык Тажкенова, отмечая, что тогда была очень воодушевлена количеством собравшихся людей и подумала: «Оказывается, мы можем потребовать решения такого сложного вопроса».

Шаттык Тажкенова перед зданием суда. Атырау, 27 октября 2016 года.
Шаттык Тажкенова перед зданием суда. Атырау, 27 октября 2016 года.

Она не согласна с приговором, согласно которому активно проявивших себя на земельном митинге гражданских активистов Макса Бокаева и Талгата Аяна осудили на пять лет по обвинению в «организации незаконного митинга», «разжигании розни», «распространении заведомо ложной информации». По ее словам, в такой ситуации должны были наказать всех собравшихся тогда на площади. Шаттык Тажкенова считает, что она косвенно виновна в возбуждении дела в отношении Бокаева и Аяна, потому что по собственной воле пошла на митинг, чтобы способствовать росту количества присутствующих, поэтому постоянно присутствовала на суде.

— Позднее я стала ходить на судебные процессы. Мы, сторонники Макса Бокаева и Талгата Аяна, познакомились там и создали свою группу в социальной сети, — говорит она.

Шаттык Тажкенова во время судебного процесса над Бокаевым и Аяном, посчитав, что суд проходит несправедливо, провела одиночный пикет с плакатом в руках и была привлечена за это к административной ответственности.

Сейчас она вместе с еще несколькими активистами получила удостоверение наблюдателя в тюрьмах, и теперь они занимаются защитой прав осуждённых.

— Гражданские активисты, которых объединил земельный митинг, сейчас борются не только за освобождение находящихся в заключении Бокаева и Аяна, но и оказывают помощь всем, кто сталкивается с несправедливостью. Я даже не заметила, как мы стали правозащитниками-волонтерами, — говорит Шаттык Тажкенова.

«СТОИТ СОБРАТЬСЯ ТРОИМ, ДУМАЮТ, ЧТО ПРИШЛИ НА МИТИНГ»

34-летний Ринат Исагалиев также стал правозащитником после земельного митинга. В видеозаписи, получившей широкое распространение в социальных сетях после прошлогодних митингов в Атырау, он стоял рядом с выступающими и теми, кто держал плакат с надписью: «Жер тағдыры — ел тағдыры» («Судьба земли — судьба народа»).

— Я давно являюсь пользователем социальной сети Facebook и о митинге в Атырау узнал оттуда. Решил, что тоже пойду на митинг и выдержу любые гонения. Я и мой друг подготовили несколько плакатов. На площадь также взял с собой флаг, — говорит он.

Рината Исагалиева, работавшего контролером по пожарной безопасности в одной из частных компаний, с октября прошлого года отправили в отпуск без содержания. Он говорит, что после того митинга находится под пристальным наблюдением полиции, подвергся гонениям. По его словам, его родственники также были уволены с работы.

— Уволили моего младшего брата и сестру. Я узнал, что фонд «Сорос» обучает правозащитников, и пошел туда, чтобы глубже узнать о своих правах. Сейчас я прошел первый этап тренинга. Затем я стану оказывать еще более активную помощь тем, чьи права и законные интересы попрали, — говорит он.

Сотни человек участвуют в митинге в Атырау 24 апреля 2016 года.
Сотни человек участвуют в митинге в Атырау 24 апреля 2016 года.

Ринат Исагалиев говорит, что земельный митинг способствовал повышению его гражданской активности. По его мнению, прошлогодний митинг в Атырау пробудил активность народа. Гражданский активист говорит, что это стало заметно, когда в Атырау стали собирать подписи против внесения изменений в статью 26 Конституции.

— Повысились активность и страх и у правоохранительных ведомств. В апреле этого года они по-особенному стали наблюдать за ситуацией в городе. Стоит собраться троим, думают, что пришли на митинг, и обвиняют в этом. Это мы еще раз почувствовали, когда 16 апреля собрались, чтобы отметить день рождения находящегося в заключении Талгата Аяна, — говорит Ринат Исагалиев.

«НАРОД К ДИАЛОГУ ГОТОВ, ВЛАСТЬ НЕ ИЗМЕНИЛАСЬ»

Самая пожилая и активная участница митинга в Атырау 24 апреля 2016 года 76-летняя Окиза Махамбетова говорит, что митинг ни к чему не привел. Она также не верит в пятилетний мораторий на земельную реформу, который был введен решением президента страны после протестов.

— Как говорится, с миру по нитке — голому рубаха. Если бы также потребовали освобождения заключенных в тюрьму Макса Бокаева и Талгата Аяна, можно было бы и этого добиться. Однако страх еще не осел, — говорит Окиза Махамбетова.

ВИДЕО: Выступление Окизы Махамбетовой на митинге в Атырау 24 апреля 2016 года.

Руководитель общественной организации «Заман» правозащитник Асель Нургазиева поддерживает сказанное пенсионеркой:

— С того митинга прошел год. Однако я не могу сказать, что произошли большие изменения. Напротив, права человека в стране стали ограничивать еще больше. Действительно, было ощущение, что в гражданском обществе произойдут изменения, будут сохраняться гражданские права.

В качества примера она приводит уголовное преследование Макса Бокаева и Талгата Аяна, журналиста Жанболата Мамая, активистов профсоюза Oil Construction Company Амина Елеусинова и Нурбека Кушакбаева, нефтяников, защищавших свои права и объявивших акцию голодовки и теперь обязанных выплатить штрафы в размере трех миллионов тенге.

— Народ видит всю несправедливость этих событий. Прошлогодний земельный митинг показал, что народ готов к конструктивному диалогу. Гонения в других городах показали, что власть не изменится, — говорит Асель Нургазиева.

Правозащитник Асель Нургазиева.
Правозащитник Асель Нургазиева.

Участники массовой акции протеста 24 апреля 2016 года в Атырау выступили против земельной реформы правительства, согласной которой увеличивался срок аренды земель сельхозназначения иностранцами с 10 до 25 лет и предоставлялась возможность покупать земли компаниям с иностранным участием. Акции протеста затем прошли и в других городах Казахстана. Митинги, которые, как сообщали, пройдут в некоторых регионах страны 21 мая, так и не состоялись. Участники акций протестов и организаторы были задержаны в массовом порядке. Атырауские активисты Макс Бокаев и Талгат Аян по обвинению «в организации незаконного митинга», «разжигании розни» и «распространении заведомо ложной информации» были осуждены сроком на пять лет. Другие шесть человек обвинялись в «агитации к насильственному захвату власти», «массовых беспорядках» и «подготовке преступления». В их домах были проведены обыски, но через несколько дней заточения их освободили.

  • 16x9 Image

    Сания ТОЙКЕН

    Сания Тойкен работает на Азаттыке с 2007 года, репортёр в Мангистауской области. После окончания факультета журналистики Казахского национального университета имени Аль-Фараби работала в газетах «Қазақстан пионері» и «Халық кеңесі». Была пресс-секретарём государственного комитета Казахстана по приватизации. Работала корреспондентом, затем редактором казахской редакции Атырауской областной газеты «Ак Жайық». До июля 2015 года была редактором еженедельника «Не хабар?!» в городе Актау.

    В 2017-м году Сания Тойкен удостоена премии Международного фонда женщин в СМИ (IWMF) в номинации «За мужество в журналистике». Она стала первой женщиной-журналистом из Казахстана, которая получает эту высокую награду.

Ваше мнение

Показать комментарии

В других СМИ

Loading...

XS
SM
MD
LG