Доступность ссылок

Ограничения, пытки, преследования активистов


Полицейские задерживают нескольких человек, пытавшихся выразить поддержку осуждённым в Атырау гражданским активистам Максу Бокаеву и Талгату Аяну. Алматы, 23 октября 2016 года.

Свобода слова, мирных собраний и ассоциации систематически нарушается в Казахстане, отмечают эксперты международной правозащитной организации Amnesty International. Астана использует уголовный кодекс для подавления гражданских активистов, говорится в опубликованном 22 февраля докладе организации.

Подготовленный международной организацией Amnesty International (AI) новый ежегодный доклад на 408 страницах описывает ситуацию с правами человека в 159 странах мира.

ОГРАНИЧЕНИЯ В КАЗАХСТАНЕ

Описывая ситуацию с правами человека в Казахстане, в докладе отмечают, что права на свободу слова, мирных собраний и ассоциации продолжают ограничиваться. В докладе Астану обвиняют в использовании административного ареста как метода, призванного помешать участию в несанкционированных протестах, и уголовного преследования как метода против пользователей социальных сетей и независимых журналистов. В частности, подробно описывают развитие ситуации в апреле и мае 2016 года, когда в стране вспыхнули протесты против земельной реформы, предусматривавшей возможность передачи сельскохозяйственных угодий в долгосрочную аренду иностранцам. С 17 по 20 мая как минимум 34 человека были арестованы и обвинены в «организации» протестов.

День попытки протеста в Казахстане. Видео Азаттыка:

21 мая — в день намечавшегося и сорванного властями общенационального протеста «по земельному вопросу» — было задержано как минимум 48 журналистов, которые пытались освещать выступления.

Читайте на эту тему: Казахстан, 21 мая 2016 года. Задержания и блокировки

Власти использовали уголовный кодекс для подавления активистов в социальных сетях. В докладе описывают дела Ермека Нарымбаева, Серикжана Мамбеталина, Игоря Сычева, Жаната Есентаева, которых привлекали к уголовной ответственности по обвинению в разжигании розни за посты в социальных сетях.

AI обращает внимание на дело атырауских активистов Макса Бокаева и Талгата Аяна, арестованных после стихийного массового протеста «по земельному вопросу» и приговоренных к пяти годам тюрьмы. В основу обвинения в адрес Бокаева и Аяна легли их посты в Facebook’е и в других социальных медиа по поводу предложенных правительством изменений в земельном кодексе и последовавшие протесты, пишут правозащитники AI.

Активисты Макс Бокаев (слева) и Талгат Аян в суде, где их обвиняют в «возбуждении розни», «распространении заведомо ложной информации» и «нарушении порядка проведения митинга». Атырау, 18 октября 2017 года.
Активисты Макс Бокаев (слева) и Талгат Аян в суде, где их обвиняют в «возбуждении розни», «распространении заведомо ложной информации» и «нарушении порядка проведения митинга». Атырау, 18 октября 2017 года.

Правозащитники упоминают преследование собственника сайта Nakanune.kz Гузяль Байдалиновой по заявлению частного банка. Они пишут также о деле председателя Союза журналистов Казахстана Сейтказы Матаева и его сына Асета Матаева, главы агентства КазТАГ, обвиненных в хищениях и приговоренных к тюремным срокам.

В докладе отмечают, что казахстанские власти обязали пользователей Интернета установить «сертификат национальной безопасности», который позволяет властям сканировать коммуникации по каналам HTTPS и блокировать доступ к сайтам, которые власти считают незаконными.

Председатель Союза журналистов Казахстана Сейтказы Матаев в суде перед оглашением приговора ему и его сыну. Астана, 3 октября 2016 года.
Председатель Союза журналистов Казахстана Сейтказы Матаев в суде перед оглашением приговора ему и его сыну. Астана, 3 октября 2016 года.

В 2016 году были применены более жесткие наказания для лидеров НПО — которые стали отдельной категорией правонарушителей согласно внесенным в законодательство изменениям. В этом разделе упоминают случаи Макса Бокаева и Талгата Аяна. Отдельно отмечают и ограничения и штрафы для не прошедших регистрацию религиозных объединений.

ПЫТКИ, ПРАВА МИГРАНТОВ И СМЕРТНАЯ КАЗНЬ

В Казахстане продолжают применять пытки и другое жестокое обращение, пишут в докладе. Коалиция НПО «Казахстан против пыток» зарегистрировала 163 новых случая применения пыток и другого жестокого обращения с января по ноябрь 2016 года. В докладе описывают случай пыток заключенной в алматинской тюрьме и ее изнасилования, после которого она родила ребенка. В сентябре бывшего сотрудника тюрьмы признали виновным на основании экспертизы отцовства ребенка, однако трое других сотрудников тюрьмы, участвовавших, по словам женщины в изнасиловании, были отпущены за недостатком доказательств.

По оценкам властей, в Казахстан из соседних Кыргызстана, Таджикистана и Узбекистана трудовые мигранты в основном прибывают нелегально, и в 2016 году в стране находилось от 300 тысяч до полутора миллионов трудовых мигрантов, что гораздо больше, чем в 2015 году. Отсутствие письменных трудовых договоров делает мигрантов уязвимыми к эксплуатации, включая ненормированный рабочий день, низкую зарплату и опасные условия труда.

В докладе отмечают, что Казахстан сохранил смертную казнь по 17 преступлениям, связанным с терроризмом и военными преступлениями. В ноябре к смертной казни приговорили Руслана Кулекбаева, признанного виновным по обвинению в терроризме после убийства десяти человек в Алматы в июле. Он стал шестым по счету приговоренным к исключительной мере с момента введения в Казахстане в 2003 году моратория на смертную казнь.

Обвиняемый в совершении кровопролитных атак на здания полиции и КНБ Руслан Кулекбаев на скамье подсудимых в ожидании оглашения приговора. Алматы, 2 ноября 2016 года.
Обвиняемый в совершении кровопролитных атак на здания полиции и КНБ Руслан Кулекбаев на скамье подсудимых в ожидании оглашения приговора. Алматы, 2 ноября 2016 года.

ЯДОВИТЫЕ МАНИПУЛЯЦИИ

Amnesty International отмечает, что подавление инакомыслия и политической оппозиции стало обычной практикой в большинстве центральноазиатских республик.

В Таджикистане власти принимают жесткие меры в отношении запрещенной в стране оппозиционной Партии исламского возрождения Таджикистана (ПИВТ). Правозащитники отмечают, что серьезные проблемы сохраняются в Узбекистане, где «пытки в следственных изоляторах и тюрьмах» продолжают оставаться «повсеместными». В Кыргызстане совершившие «акты насилия и применившие пытки в отношении женщин лиц не понесли наказания». В докладе также отмечается, что Бишкек не принял реальных усилий по расследованию Июньских событий 2010 года в Оше и Джалал-Абаде.

Описывая глобальные тенденции, правозащитники предупреждают, что последствия риторики «мы против них», появившейся в последнее время в Европе, США и других странах, способствуют всемирному откату от прав человека и делают ответ на массовые нарушения опасно слабым.

Генеральный секретарь AI Салил Шетти на пресс-конференции назвал 2016 год «годом, когда циничное использование обвинений, ненависти и страха „мы против них“ вывело мир на уровень, невиданный с 1930-х годов».

— Слишком много политиков отвечают на закономерные страхи в сфере экономики и безопасности ядовитой и разделительной манипуляцией политики идентификации в попытке выиграть голоса. Сегодняшняя политика демонизации бесстыдно развивает опасную идею, что некоторые люди менее человечны, чем другие, лишая гуманности целые группы людей. Это грозит высвободить самые темные аспекты человеческой природы, — говорит Салил Шетти.

AI призывает всех людей подняться на защиту прав человека, чтобы противостоять этой тенденции. «Мы не можем пассивно полагаться на власти в защите прав человека. Мы, люди, должны действовать», — говорит Салил Шетти.

Ваше мнение

Показать комментарии

В других СМИ

Loading...

XS
SM
MD
LG