Доступность ссылок

В субботу, 18 февраля, в Алматы состоялось заседание экспертной группы по обсуждению планируемых поправок к Конституции Казахстана. За неделю с небольшим до конца «всенародного обсуждения» предложили высказаться адвокатам и правозащитникам.

Мероприятие было организовано по инициативе исполнительного директора общественного фонда «Хартия за права человека» Жемис Турмагамбетовой, а в самом заседании участвовали генеральный прокурор страны Жакип Асанов, председатель Конституционного совета Игорь Рогов, заместитель руководителя администрации президента Талгат Донаков и глава офиса программ ОБСЕ в Астане Дьердь Сабо, а также депутаты обеих палат парламента и представители Верховного суда. Экспертное сообщество представляли правозащитник Евгений Жовтис, известный казахстанский адвокат Александр Розенцвайг, адвокат Виталий Воронов, а также другие юристы и профильные эксперты.

«СПЯЩИЕ» СТАТЬИ

Первым со своим докладом выступил председатель комитета по законодательству и судебно-правовой реформе мажилиса парламента Нурлан Абдиров. Он заявил, что новые поправки к Конституции «полностью разворачивают систему взаимоотношений между исполнительной и законодательной властью». В частности, многое, по мнению Абдирова, меняет, например, 61-я статья Конституции, по которой в случае изменений президент лишается права издавать указы, имеющие силу закона, а лишь может определять приоритетность рассмотрения проектов законов в парламенте в рамках текущей сессии.

Депутаты казахстанского парламента на заседании.
Депутаты казахстанского парламента на заседании.

— Мне кажется, это восстанавливает и работает на Status quo парламента как высшего представительного органа, исполняющего законодательные функции, — сказал Нурлан Абдиров. — И потом: 25 лет за плечами, есть сложившаяся система взаимодействия ветвей власти, так что эти поправки являются своевременными и логичными мерами.

Кроме того, председатель комитета по законодательству отдельно остановился на планируемом изменении статьи 57, по которой теперь депутаты парламента смогут двумя третями голосов отправить любого министра в отставку (президент обязан будет подписать документ об увольнении чиновника), если им покажется по итогам его отчета в парламенте, что член правительства не исполняет законы республики. Сейчас президент имеет право отказать парламенту в этом, и вернуться к вопросу отставки депутаты могут только через полгода. Нурлан Абдиров считает, что в таком виде статья является «спящей», а ее изменение станет «мощным рычагом для воздействия» на министерства.

«НЕСПЯЩИЕ» ЮРИСТЫ

Правозащитник Евгений Жовтис. Алматы, 17 октября 2016 года.
Правозащитник Евгений Жовтис. Алматы, 17 октября 2016 года.

Директор Казахстанского бюро по правам человека Евгений Жовтис, представляя свое видение конституционной реформы, заявил, что, раз представился случай, нужно привести некоторые статьи Конституции в соответствие с некоторыми международными документами, которые Казахстан ратифицировал с 1995 года по сегодняшний день. При этом, по словам Жовтиса, внесение таких изменений легитимно потому, что в соответствие с международными договорами, как утверждается, приводится резонансная 26-я статья Конституции.

— Дискуссия о том, использовать в статье 26 слова «гражданин Республики Казахстан» или «каждый», мне представляется достаточно искусственной, поскольку в разделе «два» содержатся гарантии целого ряда прав и право собственности — только одно из них, — заявил Евгений Жовтис. — Наше предложение: аналогично изменениям в статье 26 внести слово «каждый» в статьях 23 и 32, поскольку право на организацию и проведение мирного собрания принадлежит каждому, а все возможные ограничения для иностранных граждан описаны в статье 12.

Затем Евгений Жовтис предложил убрать из пятой статьи Конституции понятие «сословный» в части недопущения «сословной розни», поскольку, по мнению юриста, сословия — это «архаика», которая исчезла еще в начале прошлого века, а то, что сейчас пытаются за нее выдать, или «социальные группы», или «состояние, как бедность и богатство, которое очень трудно [объективно] определить». Кроме того, Жовтис предложил сузить само понятие «рознь», поскольку оно дает возможности для широкой трактовки и, как следствие, большего количества ограничений и уголовных запретов. Вместо этого юрист предложил использовать формулировки «вражда» и «ненависть», как это принято во всем мире.

Далее Евгений Жовтис предложил расширить понятие 22-й статьи Конституции, в которой говорится о праве на свободу совести (до свободы религии), а также четче прописать, в каких случаях права и свободы граждан могут быть ограничены.

В первой части заседания, разбитого схематично на две половины кофе-брейком, дискуссии как таковой не было. Отчасти пассивность дискуссии была связана с тем, что отличающаяся от планируемых поправок часть предложений участников заседания шла в письменной форме и на мероприятии не озвучивалась. Но отчасти это можно было объяснить и тем, что каждый из приглашенных экспертов говорил лишь о том, что волновало лично его.

РАСШИРЕНИЕ ТОЛКОВАНИЯ 26-Й СТАТЬИ И АДВОКАТСКИЙ СПОР

Во второй части заседания стоит отметить два ключевых момента. Ведущий эксперт-консультант Алматинской юридической корпорации, экс-депутат Верховного Совета Казахстана Александр Перегрин вновь вернулся к планируемому изменению 26-й статьи Конституции. В частности, юрист предложил еще сильнее расширить список тех, кто может владеть частной собственностью в Казахстане.

К сожалению, формулировка «каждый» не охватывает юридических лиц, а именно у них сосредоточен основной массив собственности в Казахстане.

— Понятно, что 26-я статья принимается для дополнительных гарантий прав собственности, — заявил Александр Перегрин. — Но, к сожалению, формулировка «каждый» не охватывает юридических лиц, а именно у них сосредоточен основной массив собственности в Казахстане. Формулировка «каждый» не защищает иностранных юридических лиц и иностранцев. Поэтому, может, правильнее было бы в статье 6, где закрепляется принцип равной защиты для государственной собственности и частной, детализировать, что речь идет обо всех правоспособных лицах в Казахстане, — тогда конституционные гарантии статьи 26 автоматически распространились бы и на юридических лиц.

Единственный конфликтный момент возник лишь под конец заседания — и связан он был не с конституционной реформой, а с правами адвокатов. Согласно нормативному постановлению Верховного суда № 14, появившемуся в конце декабря прошлого года, расширяется подсудность адвокатов за пособничество и укрывательство своего подзащитного в ряде случаев. Верховный суд официально ответил, что адвокатские права тут не нарушаются, однако некоторые публичные адвокаты считают иначе, говоря, что теперь в отношении адвокатов может применяться «прослушка», а самих их можно легко брать «на крючок» и заставлять доносить на своих клиентов.

Александр Розенцвайг заявил, что адвокаты испытывают сложности не только из-за усилившегося давления со стороны силовиков и судов, но и из-за того, что им не дают пользоваться гаджетами в судах, что существенно усложняет работу, так как почти вся документация (в том числе многотомные дела) ведется сейчас в электронном виде. И именно эта речь вызвала большое несогласие у заместителя заведующего отделом анализа и планирования департамента по обеспечению деятельности судов при Верховном суде Казахстана Лейлы Жакаевой.

Мы сначала тоже возмущались, почему нужно проходить досмотр [в судах], но сейчас мы привыкли, и я могу сказать, что благодаря этим правилам отвыкла от айфона.

— Мы сначала тоже возмущались, почему нужно проходить досмотр [в судах], но сейчас мы привыкли, и я могу сказать, что благодаря этим правилам отвыкла от айфона, — заявила Лейла Жакаева. — Нормальные правила. Другое дело, если речь идет о допуске адвокатов к судопроизводству: тут никаких ограничений нет. Могу сказать по мировой практике: нас же не смущает, когда в судах Штатов запрещается вести аудиозапись и видеосъемку и там рисуют картинки с процесса. А у нас видеозапись ведется! Вы всегда можете ее истребовать!

По поводу нашумевшего нормативного постановления о перспективе преследования адвокатов Лейла Жакаева заявила, что это нормотворчество Верховного суда «полезно», поскольку речь идет, в первую очередь, о том, что адвокат должен сообщать о готовящемся акте терроризма или экстремизма (постановление якобы принималось с расчетом именно на это). И вообще, отметила Жакаева, постановление «почти месяц» висело для обсуждения в Интернете, но адвокатское сообщество «нам не прислало ни одного замечания и ни одного предложения» и «к сожалению, напрямую с нами не работает, а работает через Facebook».

Юрист Александр Розенцвайг.
Юрист Александр Розенцвайг.

В ответ Александр Розенцвайг заявил, что это «отговорки» и что нормативное постановление с «драконовскими мерами в отношении адвокатов», в отношении которых «можно проводить оперативно-разыскные мероприятия и это будет единственным способом доказывания», не соответствует закону. Розенцвайга также поддержал и Евгений Жовтис, который заявил, что отбирание телефонов и флеш-накопителей у адвокатов в судах имеет отношение не к вопросам безопасности, а к «ограничению информации». Другие заседавшие в дискуссии не участвовали.

«Всенародное обсуждение» конституционной реформы, инициированное президентом страны Нурсултаном Назарбаевым в прямом эфире в конце января, завершится 26 февраля, после чего собранные предложения должны быть отправлены в рабочую группу, обработаны, а затем предоставлены президенту. Всего в Конституции планируется передать около 40 полномочий от президента к правительству и парламенту.

  • 16x9 Image

    Вячеслав ПОЛОВИНКО

    Вячеслав Половинко - репортер Азаттыка в Алматинском бюро. Родился в марте 1988 года. Окончил Актюбинский государственный университет имени К. Жубанова. Работал в актюбинских, уральских и петербургских СМИ. 

Ваше мнение

Показать комментарии

В других СМИ

Loading...

XS
SM
MD
LG