Доступность ссылок

Международный имидж Казахстана «разъединён с реальностью на местах»


Гражданские активисты читают молитву у Монумента Независимости в Алматы в памятный день 16 декабря 2016 года.

На фоне 25-летия независимости стран Центральной Азии в западной прессе хвалят Казахстан за достигнутые успехи, но и указывают на нарушения прав человека и важность плавной передачи власти «новому поколению лидеров».

«РАЗЪЕДИНЕНЫ С РЕАЛЬНОСТЬЮ»

В американском журнале Foreign Affairs в статье «Подавление прав человека в Казахстане: Астана движется назад» анализируют ситуацию в Казахстане в год 25-летия независимости страны. «Избранный президент США Дональд Трамп, как кажется, убежден, что 25-летняя история Казахстана представляет собой „чудо“. Тем не менее празднование Для Независимости 16 декабря происходило в тени экономического кризиса. Ожидается, что экономика вырастет только на 0,5 процента в 2016 году, это самый низкий показатель с 1998 года, что причиняет большие трудности обычным людям. Руководство страны, однако, храбрится, стараясь отвлечь внимание в другую сторону», — пишет Foreign Affairs.

В статье отмечают, что «на самом деле немного других стран среднего достатка работают тяжелее или, возможно, более успешно по поддержанию всемирной репутации благополучия, разнообразия и ответственности», и пишут, что «ключевой международной победой Астаны в 2016 году» стало избрание страны на двухлетний срок в Совет Безопасности ООН.

Билборд с портретом президента Казахстана Нурсултана Назарбаева на фоне здания птицефабрики. Аркалык, 14 декабря 2016 года.
Билборд с портретом президента Казахстана Нурсултана Назарбаева на фоне здания птицефабрики. Аркалык, 14 декабря 2016 года.

«Однако такие рекламные кампании разъединены с реальностью на местах. Много лет подход президента Казахстана Нурсултана Назарбаева „сначала экономика, потом политические реформы“ смягчал этот диссонанс. В Казахстане нет свободных выборов, разрешается мало свободы слова, власти существенно подавляют права человека, но, по крайней мере, некоторые обычные граждане видели экономические выгоды. Сейчас, однако, реальность такова, что становится очевидным, что подходом стало скорее „сначала экономика, а политические реформы никогда“», — пишет Foreign Affairs.

В статье далее описывают случаи «усиления жесткого контроля над обществом» и «подавления инакомыслия», включая различные случаи преследования активистов, правозащитников и лидеров профсоюзов, а также ограничения деятельности НПО. «Казахстан обязан выполнять обязательства международных договоров по правам человека, которые он добровольно подписал, и делать это — в интересах властей. <…> Чем быстрее Казахстан устранит разрыв между репутацией и реальностью, тем скорее обычные люди получат большую защиту своих прав. Только тогда у страны появится реальные шансы достигнуть своих высоких международных намерений. Для этого не нужно ждать чуда», — заключает Foreign Affairs.

ИСТОРИЯ НЕЗАВИСИМОСТИ

В американском журнале Foreign Policy в статье «Советского Союза больше нет, но он всё еще рушится» анализируют развитие стран Центральной Азии после распада СССР. «Для ориентированной на Запад России начала 1990-х годов Центральная Азия была обременительным захолустьем, от которого она была не прочь избавиться. После болезненных усилий сохранить единое экономическое пространство и общую валюту власти времен Ельцина вынудили другие страны СНГ выйти из рублевой зоны в 1993 году. Этот шаг был особенно болезненным для центральноазиатских стран, которые во многом зависели от российских банков в расчетных операциях с целью стабилизации своих страдающих экономик. Когда в конце 1990-х годов Россия стала менее демократической и испытывающей больше ностальгии о советском величии, Москва вновь начала проявлять интерес к Центральной Азии», — пишет журнал.

В статье отмечают, что «Москва продолжает вести себя как суверен, а не как первый среди равных», отмечают и «антимигрантские и расистские настроения» в российском обществе. «Эта тенденция должна побудить [страны Центральной Азии] не забывать об уроке начала 1990-х годов. Без общей [личностной идеи] или разделенной мечты о будущем невозможно построить политическое сообщество или иметь имеющую какое-либо значение экономическую интеграцию», — говорится в статье.

На кладбище в Самарканде идут приготовления к похоронам президента Узбекистана Ислама Каримова. 2 сентября 2016 года.
На кладбище в Самарканде идут приготовления к похоронам президента Узбекистана Ислама Каримова. 2 сентября 2016 года.

В британском журнале New Statesman в статье «Как Центральная Азия справится с уходом поколения независимости?» также анализируют ситуацию в пяти центральноазиатских странах на фоне 25-летия независимости: «Все пять [государств] выжили. Однако страны, которые полагались на личный авторитет и навыки по строительству нации своих отцов-основателей… сейчас сталкиваются со своим, возможно, последним испытанием в необходимости найти новое поколение лидеров, которые могут их сменить».

В статье пишут о смерти президента Узбекистана Ислама Каримова и кадровых перестановках в Казахстане, отмечая, что политический тандем премьер-министр Бакытжан Сагинтаев — дочь президента Казахстана Дарига Назарбаева «появляется как предпочтительный способ достигнуть стабильности и продолжительности, с помощью которого Назарбаев намеревается завершить свое политическое наследие». «Транзит [власти] в Казахстане является особенно важным, поскольку это самая крупная, благополучная и стабильная [страна] из центральноазиатских республик. Она разделяет с Туркменистаном и Узбекистаном обилие природных ресурсов, но пошла гораздо дальше в модернизации и открытии своей экономики. Роль, которую она играет как де-факто региональный лидер, означает, что ее стабильность в будущем [имеет большее значение]», — пишет New Statesman.

Ваше мнение

Показать комментарии

В других СМИ

Loading...

XS
SM
MD
LG