Доступность ссылок

Сотни тысяч афганских беженцев, в основном из Пакистана и Ирана, изгнанные из ранее принявших их стран, вынуждены возвращаться на родину. Многие из них оказываются в переполненных лагерях на окраине Кабула.

Сахибуддин Хан и его семья из пяти человек живут в потрепанной палатке среди грязи и мусора в числе тысяч вернувшихся на родину афганских беженцев, которые пытаются найти пищу и кров в переполненных ветхих лагерях, появившихся на окраине Кабула.

НА ОКРАИНАХ КАБУЛА

Беспрецедентное число афганцев возвращается на истерзанную войной родину. Многие из них были насильственно выселены из соседнего Пакистана и Ирана либо из Европы. Новая волна репатриантов дополняет более чем миллион человек, уже перемещенных в результате войны внутри страны, и усугубляет и без того острый гуманитарный кризис. Репатрианты возвращаются в страну, где широко распространена нищета, шаткая безопасность, а «Талибан» захватил больше территории, чем когда-либо после вторжения США в 2001 году. Афганское правительство, и без того с трудом справлявшееся с поддержанием основных стандартов жизни для своего народа, не в состоянии справиться с этим массовым притоком.

Мы находимся в нашей собственной стране, но даже собаки так не живут.

— Мы находимся в нашей собственной стране, но даже собаки так не живут, — говорит Сахибуддин Хан, который недавно вернулся со своей семьей из Пакистана.

Сейчас его семья живет в лагере, наряду с другими вернувшимися семьями, которых насчитывается более 450. Многие из них вынуждены выживать самостоятельно, сражаясь с трудностями и постоянной нехваткой пищи. В лагере нет ни водопровода, ни электричества, свирепствуют различные инфекции. В многодетной семье Сахибуддина Хана эти тяжелые условия унесли жизни двоих маленьких детей двух и четырех лет.

— Когда недавно был сильный снегопад, я потерял двоих детей. Мы живем в палатке без дров и пищи, — говорит Сахибуддин Хан, который живет в лагере уже два месяца.

До своего возвращения в Афганистан семья Сахибуддина Хана почти двадцать лет жила в городе Кетта на юго-западе Пакистана, недалеко от афганской границы.

ЖИЗНЬ ВВЕРХ ДНОМ

Афганские женщины-беженцы со своими детьми перед возвращением на родину из Пакистана. Пешавар, 2015 год.
Афганские женщины-беженцы со своими детьми перед возвращением на родину из Пакистана. Пешавар, 2015 год.

Сахибуддин Хан рассказывает, что в Кетте у него был собственный продуктовый магазин и его семья жила в относительной безопасности и комфорте. Однако их жизнь перевернулась вверх дном после того, как власти Пакистана — в рамках негативной антиафганской общественной реакции — закрыли магазин и провели рейд в его доме, расположенном в афганском квартале города. После нескольких месяцев угроз и злоупотреблений со стороны полиции семья Хана собрала домашнее имущество и вернулась на родину.

Теперь семья Сахибуддина Хана оказалась обездоленной в собственной стране. Многие афганские репатрианты не могут вернуться в свои прежние дома из-за отсутствия безопасности или захвата земель, в результате чего они зависят от правительства.

— Мы никогда не думали, что это будет так. Мы надеялись получить, помощь, чтобы заново начать нашу жизнь, — говорит Хан.

В течение многих лет Исламабад призывал афганских беженцев вернуться домой, не проявляя при этом ни политической воли, ни желания. Но это было до массового убийства в школе Пешавара, в декабре 2014 года, когда погибло более 150 человек, в основном студентов. Многие репатрианты говорят, что из них делают козлов отпущения из-за нападения, ответственность за которое взял на себя пакистанский «Талибан».

В прошлом году правительство Пакистана приказало всем афганским мигрантам и беженцам покинуть страну. Власти начали проводить рейды в их домах и магазинах. Репатрианты, подобно Сахибуддину Хану, утверждают, что регулярно подвергались преследованиям со стороны полиции, произвольному аресту, а их арендные договоры отменяли.

НАРУШЕНИЯ ПРАВ БЕЖЕНЦЕВ

По данным правозащитной организации Human Rights Watch (HRW), во второй половине 2016 года власти Пакистана выселили почти 365 тысяч из полутора миллионов зарегистрированных афганских беженцев в стране, а также чуть более 200 тысяч из примерно миллиона незарегистрированных афганцев, проживающих в Пакистане без документов. В 1980-е годы Пакистан, по оценкам, приютил около пяти миллионов афганских беженцев, в то время как афганские партизаны сражались против вторжения советских войск.

Любое принудительное возвращение зарегистрированного беженца, будь то напрямую или косвенно сделано, является нарушением международного права.

— Любое принудительное возвращение зарегистрированного беженца, будь это сделано напрямую или косвенно, является нарушением международного права. Понятно, что Пакистан нарушил международное право, вынудив зарегистрированных беженцев вернуться против их воли, — говорит Джерри Симпсон, старший научный сотрудник и защитник в программе прав беженцев в HRW.

В не стесняющемся в выражениях докладе, опубликованном 13 февраля, HRW назвала выселение афганских беженцев из Пакистана «самым большим в мире незаконным массовым принудительным возвращением беженцев в последнее время».

Официальный Исламабад утверждает, что беженцы, покинувшие страну, сделали это добровольно, и продлил срок возвращения для всех беженцев до конца 2017 года. В свою очередь правозащитные группы говорят, что срок должен быть продлен по крайней мере до 2019 года.

В убогом кабульском лагере, где живет семья Сахибуддина Хана, царят гнев и разочарование в связи с отсутствием официальной помощи. Афганские власти, в значительной степени зависящие от иностранной поддержки, пообещали беженцам наделить их собственными участками земли. Но на деле правительство сталкивается с трудностями при выполнении этого обещания. Джерри Симпсон говорит, что ни один беженец, вернувшийся в 2016 году в Афганистан, до сих пор не получал землю.

Афганская женщина, вернувшаяся из Пакистана на родину.
Афганская женщина, вернувшаяся из Пакистана на родину.

— Процесс распределения земли среди беженцев уже начался в некоторых областях, но это занимает много времени из-за юридических процедур, — говорит Хафиз Ахмад Миахель, советник афганского министерства по делам беженцев и репатриации. Он признаёт массовый кризис беженцев, но говорит, что правительство в Кабуле делает всё что может, имея скудные ресурсы в своем распоряжении.

Джерри Симпсон называет «ложные обещания» афганских властей «абсолютно безрассудными» и отмечает, что слишком щедрые обещания Кабула по предоставлению компенсации помогли убедить некоторых беженцев вернуться, как оказалось, только для того, чтобы потерять крышу над головой.

— Это согласуется с долгосрочным вызовом и непредоставлением земли перемещенным афганцам. Причинами являются коррупция, неэффективность и отсутствие средств, — говорит Джерри Симпсон.

УВКБ ООН (Агентство ООН по делам беженцев) говорит, что выдает зарегистрированным репатриантам по 400 долларов наличными, в то время как Международная организация по миграции утверждает, что предоставляет каждой семье беженцев без документов, в зависимости от уровня их уязвимости, около 300 долларов наличными, наряду с предметами первой необходимости. В действительности, однако, не все репатрианты могут получить эту помощь, и многие остаются без пособия. Один из них — 14-летний Самех, который покинул Пакистан со своей семьей из семи человек почти три месяца назад и сейчас живет в том же лагере, что и семья Сахибуддина Хана.

— У нас очень много проблем. У нас нет дров, нет пищи. Очень много грязи повсюду, а у меня нет обуви и одежды, — говорит Самех.

Перевела с английского Анна Клевцова.

В других СМИ

Loading...

XS
SM
MD
LG