Доступность ссылок

Срочные новости

Два конкурирующих вектора на пути к миру в Афганистане


Бывший президент Афганистана Хамид Карзай прибывает на «межафганские» переговоры. Москва, 5 февраля 2019 года.

Перспективы достижения договоренностей об окончании войны в Афганистане ощутимее, чем когда-либо, однако процесс мирного урегулирования с движением «Талибан» может быть сорван конкурирующими политическими силами.

Давние соперники Россия и США провели отдельные переговоры с различными заинтересованными сторонами, привнеся тем самым неразбериху в и без того сложный процесс.

На прошлой неделе представители движения «Талибан» сначала сели за стол переговоров с американскими переговорщиками в Катаре, после чего на «межафганских» переговорах в Москве на нынешней неделе встретились с делегацией влиятельных афганских чиновников.

«Талибан» в Москве:

ДВА ПЕРЕГОВОРНЫХ ПРОЦЕССА ОДНОВРЕМЕННО?

Спецпредставитель США по мирному урегулированию в Афганистане Залмай Халилзад провел ряд переговоров с делегатами движения «Талибан» в столице Катара Дохе, кульминацией которых стало определение платформы для возможного мирного соглашения.

Тем временем Москва организовала две мирные конференции — 5 и 6 февраля, — на которых собрались представители соседних с Афганистаном стран, оппозиционные политики, а также участники переговоров, встречавшиеся с американской делегацией в Дохе.

Оба процесса оставили за бортом афганское правительство, с которым талибы отказались встретиться. Боевики считают правительство Кабула западной марионеткой и заявили, что будут вести прямые переговоры с Вашингтоном.

По мнению аналитиков, Москва пытается заявить о себе как о влиятельном посреднике, чтобы бросить вызов поддерживаемому США процессу мирного урегулирования.

Сооснователь независимого научно-исследовательского центра Afghanistan Analysts Network Томас Руттиг считает, что российскими мирными переговорами движет «российская политика нанесения точечного удара против [США]».

4 февраля министр иностранных дел России Сергей Лавров заявил, что Соединенные Штаты пытаются «подмять под себя» процесс мирных переговоров с талибами и проводят кулуарные встречи, оставляя страны региона в неведении.

По словам кабульского политолога Гаруна Мира, одновременно проведенные переговоры — это тактический ход «Талибана».

— Талибы настояли на том, чтобы сначала провести переговоры с Соединенными Штатами и затем, обойдя афганское правительство, начать диалог с различными афганскими политическими группами. До сих пор им успешно удается разделять афганскую политическую элиту, которая поддерживала конституционный процесс в течение последних 18 лет, — говорит Гарун Мир.

КАКОВЫ ПОСЛЕДСТВИЯ ДВУХ ВЕКТОРОВ?

По мнению аналитиков, одним из главных следствий является усугубление разногласий между администрацией президента Ашрафа Гани и влиятельными оппозиционными политиками, в том числе бывшим президентом Хамидом Карзаем.

В числе присутствовавших на переговорах в Москве были влиятельные политические игроки, выдвинувшие кандидатуры для участия в выборах против Гани на президентских выборах в июле.

Президент Афганистана Ашраф Гани.
Президент Афганистана Ашраф Гани.

По словам Томаса Руттига, тот факт, что Москва оставила афганское правительство за бортом, является «оскорбительным». Он считает, что Россия заняла определенную позицию в предвыборной кампании.

— Объединенный «кабульский лагерь» был бы лучшим вариантом, но, возможно, это вообще иллюзия . Но [единство] явно нежеланно для российского правительства: это и есть политика «разделяй и властвуй», — говорит Руттиг.

По сообщениям, Ашраф Гани в ярости из-за того, что его администрация исключена из переговоров как с участием США, так и в России.

Администрация президента раскритиковала встречу в Москве, заявив, что присутствовавшие на собрании афганские политики пошли на это «для того, чтобы заполучить власть». Между тем Кабул опасается, что Вашингтон заключит сделку в Дохе с талибами за спиной афганского правительства.

Аналитик Гарун Мир считает, что, отстраняя афганское правительство от участия в поддерживаемых США и Россией переговорах, движение «Талибан» хочет «свести легитимность афганского правительства к минимуму и тем самым еще больше укрепить свои позиции на переговорах с США и извлечь из этого максимальную выгоду».

ВЕРОЯТНЫЕ ПОБЕДИТЕЛИ И ПРОИГРАВШИЕ

Афганский аналитик и консультант «Международной кризисной группы» Грэм Смит считает, что не будет ни проигравших, ни выигравших, потому что все участники заинтересованы в развязке:

— Если эти переговоры положат начало широкому внутриафганскому процессу, народ Афганистана сможет, наконец, испытать облегчение от самой кровопролитной войны в мире. Если в переговоры не будут включены все стороны и достичь мира не получится, то люди могут столкнуться с очередным витком гражданской войны.

Отодвинутое на второй план и разочарованное, крайне непопулярное афганское правительство, возможно, считает, что пока теряет больше всех.

Политолог Гарун Мир полагает, что в проигрыше может оказаться не только правительство, но и «все те, кто защищал конституционный процесс в течение последних 18 лет».

По мнению аналитиков, переговоры предоставили России шанс укрепить реноме как глобального игрока и нанести очередной удар влиянию Запада.

Томас Руттиг говорит, что роль, которую играет Москва, новый сигнал ее «возвращения в стратегическую игру».

Перевела с английского языка Алиса Вальсамаки.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG