Доступность ссылок

Срочные новости:

«Зачистить всех, кто раздражает». Как и против кого используют статью о «финансировании экстремизма»


Марат Жыланбаев, лидер незарегистрированной оппозиционной партии «Алға, Қазақстан!», обвинённый в«финансировании экстремистской деятельности» и «участии в запрещённой организации»
Марат Жыланбаев, лидер незарегистрированной оппозиционной партии «Алға, Қазақстан!», обвинённый в«финансировании экстремистской деятельности» и «участии в запрещённой организации»

Статью 258 Уголовного кодекса «Финансирование террористической или экстремистской деятельности» за последние месяцы применили в отношении по крайней мере двух критиков властей, которые, по оценкам правозащитников, не были замечены в радикальных действиях. Становится ли статья очередным инструментом нейтрализации неугодных?

«ПОДОЗРИТЕЛЬНАЯ ТРАНЗАКЦИЯ». ПРИ ЧЁМ ТУТ АБЛЯЗОВ?

— Аблязов. Такой вам знаком? Которому вы деньги передавали, скидывали ему, — спрашивает человек в форме.

— Кто? Я передавал? Я ему ничего не скидывал, — отвечает мужчина.

— Это вот счета, с разных счетов закидывали, и здесь ваша фамилия есть, — продолжает полицейский. — Вам надо приехать и дать свои показания.

Это диалог гражданского активиста из Караганды Мурата Джимбаева со старшим оперуполномоченным Ержаном Тусупхановым. Разговор записан на видео. Месяц назад сотрудник полиции пришёл на работу к Джимбаеву по «отдельному поручению из Алматы», требуя явки в отделение для допроса в качестве свидетеля.

В руках у полицейского была бумага. В ней Джимбаев увидел свои персональные данные и информацию, которую он считает банковской тайной. Карагандинец полагает, что интерес силовиков к нему связан с денежными переводами семьям находящихся за решёткой активистов.

— Получается, полиция имеет доступ к банковским данным и может прийти вот так. Когда я перечислял небольшие суммы семьям арестованных активистов, то банк на два-три дня блокировал мне счёт. Я тогда писал жалобу в банк, мне сказали, что была подозрительная транзакция. Я объяснил, что перечислил немного денег конкретной семье, где женщина с детьми, и им кушать нечего, — рассказывает активист.

Карагандинский активист Мурат Джимбаев
Карагандинский активист Мурат Джимбаев

Жёны и дети активистов, выходивших на протесты, к которым призывал живущий за границей экс-банкир и оппозиционер Мухтар Аблязов, остались без средств к существованию после того, как их кормильцы оказались за решёткой. Активистов судили за «участие в запрещённой организации» — по статье 405 Уголовного кодекса, которую правозащитники называют инструментом против неугодных. Она активно используется после вынесенного в 2018 году столичным судом решения о запрете основанного Аблязовым движения «Демократический выбор Казахстана» (ДВК) — Фемида признала организацию экстремистской, хотя в резолюциях Европарламента она указана мирной оппозицией. Основанием для привлечения активистов к ответственности по 405-й статье могут быть выход на мирные митинги, организованные ДВК, посты и даже репосты в социальных сетях в поддержку движения.

СТАТЬЯ 258. ДВА ДЕЛА ПРОТИВ КРИТИКОВ ВЛАСТИ

Мурат Джимбаев, который ранее тоже попал в поле зрения полиции после участия в протестных акциях, опасается, что вслед за допросом может превратиться из свидетеля в подозреваемого: «От них сейчас всё что угодно можно ожидать, скажут, что я что-то там финансировал».

Опасения небеспочвенны. За последние месяцы по крайней мере двум оппонентам власти предъявили обвинения по статье 258 Уголовного кодекса — «Финансирование террористической или экстремистской деятельности и иное пособничество терроризму либо экстремизму».

В ноябре столичный суд на закрытом процессе приговорил известного марафонца, мировую легенду Марата Жыланбаева к семи годам лишения свободы. Преследование Жыланбаева осудили международные правозащитные организации, которые назвали приговор «местью за мирную оппозиционную деятельность». Они заявили, что Жыланбаева привлекли к ответственности за действия, которые представляют собой законное осуществление прав на свободу выражения мнения, объединений и собраний и не имеют ничего общего с насильственным «экстремизмом».

Суд в Астане признал Марата Жыланбаева, который в последние годы интересовался политикой, выходил на митинги и пытался зарегистрировать оппозиционную партию, виновным в «финансировании экстремистской деятельности» и «участии в запрещённой организации» ДВК.

Сторонник Марата Жыланбаева в суде. Астана, 17 ноября 2023 года
Сторонник Марата Жыланбаева в суде. Астана, 17 ноября 2023 года

По словам адвоката Жыланбаева, в основу обвинения легли банковские переводы, которые он сделал соактивистам, чтобы помочь с оплатой взносов для регистрации в качестве кандидатов-самовыдвиженцев на парламентских выборах в марте 2023 года. Именно эти переводы были расценены как преступление: по версии следствия и обвинения, средства были переведены предполагаемым сторонникам ДВК. Но при этом получатели переводов не осуждены за какие-либо экстремистские преступления.

Другой кейс — дело против журналиста Думана Мухамедкарима, который полгода находится за решёткой. Расследование в отношении автора youtube-канала ND, который публиковал материалы с критикой в адрес властей, проводят по тем же статьям, которые были выдвинуты против Жыланбаева.

И Жыланбаева, и Мухамедкарима казахстанские правозащитники включили в список «политзаключённых». Международные группы не первый год отмечают, что Астана использует расплывчатые формулировки антиэкстремистского законодательства против критиков власти.

Журналист Думан Мухамедкарим (слева). Алматинская область, 15 апреля 2023 года
Журналист Думан Мухамедкарим (слева). Алматинская область, 15 апреля 2023 года

Адвокат Мухамедкарима говорит, что обвинение связано с видеоинтервью Мухамедкарима с Аблязовым. Журналист указал номер счёта, на который Аблязов собирал средства для адвоката и который, по версии следствия, принадлежит не Аблязову, а ДВК.

НОВЫЙ «ТРЕНД»?

Почему Аблязов, которого на родине обвиняют в крупных хищениях, занимается сбором средств для своих защитников в Европе? Сейчас он обжалует решения французских властей, которые в этом году вручили ему предписание покинуть страну. Фортуна как будто отвернулась от бывшего банкира. Но так было не всегда.

Аблязов, которого казахстанские власти считают своим заклятым врагом, бежал из страны в 2009 году. На родине его обвинили в незаконном выводе миллиардов долларов из БТА Банка, которым он руководил, а позже — в заказном убийстве бизнес-партнёра и приговорили к пожизненному заключению. Астана пыталась добиться его экстрадиции из Европы. В 2013 году Аблязова арестовали во Франции. Через два года суд одобрил его экстрадицию в Россию, которая тоже вменила ему хищения. Но в 2016 году решение об экстрадиции внезапно отменили: Париж посчитал, что преследование Аблязова носит политический характер, а в случае выдачи ему грозят пытки и несправедливый процесс.

Выйдя на свободу и получив убежище во Франции, экс-банкир из-за границы звал своих сторонников в Казахстане на протесты, чтобы сместить действующую власть. В 2019 году митинги, на которые он приглашал через социальные сети, собирали сотни и тысячи участников, полиция задерживала демонстрантов, суды штрафовали их и отправляли под административные аресты. Время выхода Аблязова в эфир сопровождалось в Казахстане блокировками соцсетей.

Однако со временем протестный накал, вероятно, пошёл на спад, а на объявляемые экс-банкиром митинги стали приходить в лучшем случае десятки людей (которых тоже подвергают задержаниям). Прекратились и блокировки соцсетей. Сам Аблязов в 2022-м лишился во Франции статуса беженца, сейчас он пытается оспорить в суде решение о том, что должен выехать за пределы страны.

Бывший глава БТА Банка Мухтар Аблязов. Париж, 15 декабря 2016 года
Бывший глава БТА Банка Мухтар Аблязов. Париж, 15 декабря 2016 года

Правозащитник Евгений Жовтис, директор Казахстанского бюро по правам человека, говорит, что кампании против сторонников Аблязова и людей, в чём-то разделяющих его взгляды, периодически то затихают, то активизируются. В 2018–2019 годах суды назначали реальным и предполагаемым приверженцам ДВК тюремные сроки по 405-й статье, в последующие годы стали смягчать наказание, приговаривать к ограничению свободы. Сейчас новым «трендом» для нейтрализации несогласных стало обвинение по статье 258.

— Когда некоторые активисты себя проявили в попытке выдвинуться в мажилис [на выборах в марте 2023 года], власть снова ожесточилась и стала «добавлять». Уже понятно, что выглядит очень труднодоказуемо, что человек действительно участвует в деятельности ДВК, ведь ДВК как таковой уже нет. И нашли дополнительную форму — «финансирование экстремизма, терроризма», если [попавшие в поле зрения следствия люди] поддерживали каких-то активистов или какой-то счёт показали, где можно поддерживать активистов и их семьи, — говорит правозащитник.

Он отмечает: следствие «не ставит цель определять», предназначались ли переведённые кем-то средства именно для Аблязова или нет.

— Им не нужно доказывать умысел, а просто нужно формально «привязать» человека к деятельности организации и обвинить. Раз деньги направил активистам, значит, запрещённому ДВК и далее — Аблязову. А банковская тайна не существует, если открыто уголовное дело, — рассуждает Евгений Жовтис.

Правозащитница Бахытжан Торегожина, глава неправительственной организации «Ар.Рух.Хак», называет это тревожной тенденцией.

— Не знаю, как следствие узнало о переводах. К сожалению, следствие считает, что, если кто-то замечен в поддержке господина Аблязова, то даже внутренняя помощь на оплату штрафов активистов или, как в случае с Жыланбаевым, на поддержку избирательной кампании, всё это считается как помощь Аблязову. К сожалению, следствие не удосуживается отделять котлеты от мух и всё сваливает в одну кучу, — говорит Азаттыку Торегожина.

«НУЖНО ЗАЧИСТИТЬ»?

Активист из Караганды Мурат Джимбаев разделяет это мнение. Он считает, что в стране идёт «зачистка неугодных».

— Уже просвета не вижу. Построить нормальное государство у нас в стране, думаю, перспектив уже нет. Всё только хуже будет. Активистов всех зажмут, — пессимистично настроен активист.

Сотрудники полиции, их служебные машины на месте, которое Аблязов указал как место проведения протестной акции. Алматы, 25 октября 2023 года
Сотрудники полиции, их служебные машины на месте, которое Аблязов указал как место проведения протестной акции. Алматы, 25 октября 2023 года

Азаттыку не удалось узнать, по какому именно делу Джимбаева вызывали в полицию. Департамент полиции Алматы, на поручение которого ссылался карагандинский оперуполномоченный, сообщил в ответ на запрос редакции, что в производстве нет «уголовных дел, зарегистрированных по ст. 258 УК РК, участником которого является Джимбаев». И вообще каких-либо материалов в отношении карагандинского активиста нет, добавили в департаменте.

В департаменте полиции Карагандинской области заявили, что допрос Джимбаева «осуществлён на основании поручения органа расследования другой области», и отказались от предоставления деталей, сославшись на тайну следствия.

Азаттык направил письмо в Генеральную прокуратуру, но ответ поступил из антикоррупционной службы.

«Сообщаем, что Антикоррупционной службой досудебное расследование в отношении Аблязова М. К. расследуется по факту хищения и легализации (отмывания) денег и иного имущества, полученных преступным путём. По указанному уголовному делу следственные действия с участием Джимбаева не проводились», — говорится в письме за подписью руководителя службы досудебного расследования антикоррупционного ведомства Каната Сулейменова.

В МВД между тем сообщили, что в производстве территориальных подразделений министерства уголовных дел в отношении Джимбаева нет.

Сам Джимбаев, который в прошлом привлекался к административной ответственности из-за участия в несанкционированных акциях, считает, что это не повод расслабляться.

— Было затишье, а тут опять решили тронуть меня. Я пишу [в своих аккаунтах] свои взгляды о том, какие у нас должны быть законы и так далее. Должен же быть в государстве плюрализм мнений. Но наши органы сразу реагируют так: если что-то в их рамки не укладывается, значит, это дэвэкашник, — говорит активист.

Правозащитник Жовтис прогнозирует, что процесс по закручиванию гаек в Казахстане продолжится. Это продиктовано внутренним и внешним фоном: действующая власть нуждается в консолидации после кровопролитных Январских событий, геополитическая ситуация остаётся «очень сложной».

— Война России против Украины, определённые противоречия и противостояние между Россией и Западом, Китаем и Западом, а мы тут зажаты между державами и пытаемся сохраниться. Власть, видимо, считает, что в этот момент не время политических раздраев и нужно зачистить всех, кто раздражает. А применяемые технологии и методы уже зависят от креативности исполнителей — КНБ или МВД, — говорит Жовтис.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG