Доступность ссылок

Срочные новости

Год после запрета. Кого и как преследовали за «причастность» к ДВК


Сотрудники полиции в зале судебных заседаний, в который заводят Абловаса Джумаева (на втором плане), обвиняемого в «возбуждении розни» и «призывах к насильственному захвату власти» за сообщения в telegram-чате ДВК. Актау, 12 сентября 2018 года.

13 марта 2018 года в Казахстане запретили деятельность незарегистрированного движения, которое создал опальный экс-банкир и оппонент Астаны Мухтар Аблязов. За минувший год к уголовной ответственности по обвинению в «причастности» к этому движению привлекли нескольких человек, по крайней мере двое из них получили реальные тюремные сроки.

«Лайки» под постами критика казахстанских властей Мухтара Аблязова и несколько антиправительственных комментариев обернулись для талдыкорганского пенсионера годом ограничения свободы. 68-летнего Болатхана Жунусова обвинили в «участии в деятельности запрещенной организации» — созданного живущим больше 10 лет за рубежом Аблязовым незарегистрированного движения «Демократический выбор Казахстана» (ДВК). Ровно год назад, 13 марта 2018 года, суд в Астане назвал это движение «экстремистским». Приговор по делу Жунусова, бывшего полицейского, вынесли в последний день минувшей зимы. Этому предшествовали несколько месяцев расследования и обыск в доме отставного майора, во время которого сотрудники полиции изъяли два мобильных телефона (Жунусова и его внука) и ноутбук.

Болатхан Жунусов возле суда города Талдыкорган, в котором рассматривается его дело по обвинению в участии в запрещенном движении ДВК. 22 февраля 2019 года.
Болатхан Жунусов возле суда города Талдыкорган, в котором рассматривается его дело по обвинению в участии в запрещенном движении ДВК. 22 февраля 2019 года.

Болатхан Жунусов рассказывает, что изъятый смартфон ему подарили родные на день рождения в 2017 году. Получив мобильное устройство, пенсионер открыл аккаунт в Facebook’e, стал посещать Telegram, наткнулся на страницы Аблязова, ознакомился с программой ДВК. Жунусов отмечал «лайками» публикации Аблязова, комментировал посты с критикой властей, делал репосты.

Бывший следователь говорит, что понимал, что его могут привлечь к ответственности за поддержку идей ДВК, поскольку о запрете движения он узнал сразу, как только об этом объявили по телевидению. Однако посчитал «неправильным» решение Есильского районного суда столицы, признавшее ДВК «экстремистским». Об этом пенсионер, находившийся во время следствия и суда под подпиской о невыезде, заявлял, по его словам, следователям, прокурору и на суде. Во время процесса он просил суд направить запрос в Конституционный совет для разъяснения законности решения о запрете ДВК. Однако суд отказал Жунусову, который после окончания процесса говорит, что ни в чем не раскаивается, обвинение не признаёт и не отказывается от поддержки идей ДВК.

РЕАЛЬНЫЕ СРОКИ, ОГРАНИЧЕНИЕ СВОБОДЫ, ОДИН ОПРАВДАТЕЛЬНЫЙ ПРИГОВОР

Болатхан Жунусов не единственный привлеченный к уголовной ответственности по обвинению в причастности к деятельности ДВК. За минувший год фигурантами уголовных дел в связи с запретом ДВК оказались по крайней мере еще девять человек.

  • 13 марта 2018 года — в день, когда суд в Астане признал ДВК «экстремистской организацией», запретив ее деятельность на территории Казахстана, — в Алматы задержали местную жительницу Акмарал Тобылову, графического дизайнера по профессии. Два дня спустя ее поместили под домашний арест по подозрению в «финансировании деятельности преступной группы» (статья 266 уголовного кодекса). Через месяц она была освобождена под залог. Уголовное преследование беременной женщины вызвало международный резонанс: международная правозащитная организация Amnesty International признала ее «узницей совести». Как сообщает Азаттыку ее брат Нуртай, дело против Тобыловой было прекращено в августе с формулировкой «за отсутствием в действиях состава преступления». Акмарал Тобылова родила сына, говорит ее брат, добавив, что племяннику исполнилось два с половиной месяца.
  • В июне 2018 года по требованию казахстанских властей из Кыргызстана был экстрадирован 41-летний блогер Муратбек Тунгишбаев, которому вменяли причастность к ДВК. Его доставили под конвоем в Алматы из Бишкека, где жил в последние годы. Тунгишбаев заявлял о политическом характере преследования. В ноябре на нескольких провластных сайтах были опубликованы статьи о «раскаявшемся» Муратбеке Тунгишбаеве. Вскоре стало известно, что Тунгишбаев уже не содержится в алматинском следственном изоляторе.
  • 26 сентября уголовный суд в Уральске приговорил к ограничению свободы 58-летнюю активистку Бакизу Халелову. Пенсионерке было предъявлено обвинение в участии в деятельности запрещенного ДВК. Суд ограничил Халеловой пользование социальными сетями.
  • 2 октября суд в Алматы приговорил к четырем годам условно 30-летнего Асета Нуржаубая, обвиняемого в мошенничестве, содействии Аблязову, а также в участии в деятельности ДВК. Нуржаубай, отвергавший обвинения во время суда, в последнем слове заявил о раскаянии и обрушился с обвинениями в адрес Аблязова. Через несколько часов он вышел из-под стражи, пробыв под арестом около полугода.
  • 24 октября суд в Семее вынес приговор 52-летнему Фариту Ишмухаметову. Он был осуждён на год ограничения свободы и общественные работы после поста в соцсети с «признаками принадлежности» к движению ДВК.
  • 2 ноября к году ограничения свободы приговорили 44-летнего жителя Акмолинской области Муратбека Аргынбекова — тоже из-за публикации в социальной сети постов с «признаками принадлежности» к движению ДВК.
  • 30 ноября прошлого года житель Алматы Асет Абишев получил четыре года тюремного заключения по обвинению в участии в деятельности ДВК.
  • Драматично и непредсказуемо складывается ситуация с преследованием 38-летней жительницы Актау Айгуль Акбердиевой, муж которой 44-летний Абловас Джумаев осуждён (приговор вступил в законную силу) 20 сентября 2018 года на три года тюремного срока по обвинению в «возбуждении розни» и «призывах к насильственному захвату власти» за сообщения в telegram-чате ДВК. 6 февраля 2019 года суд оправдал Айгуль Акбердиеву, которой вменялись «призывы к захвату власти» — тоже из-за участия в telegram-чате, однако прокуратура внесла апелляционное ходатайство, посчитав, что приговор «подлежит отмене».

ТРИ НЕЖЕЛАННЫЕ БУКВЫ

Бывший лидер незарегистрированной партии «Алга», закрытой по суду в конце 2012 года как экстремистская организация, Владимир Козлов говорит Азаттыку, что за историю своего существования движение ДВК и его «производные» запрещались четыре раза. В 2003 году суд в Атырау закрыл получившее до этого временную регистрацию общественное движение ДВК, созданное молодыми политиками и бизнесменами (в их числе был Мухтар Аблязов), заявившими о замедлении политических реформ в стране. В январе 2005-го на основании заявления прокуратуры суд в Алматы вынес решение о закрытии поддерживаемой Аблязовым зарегистрированной Народной партии ДВК (НП ДВК) по обвинению в «политическом экстремизме» и «разжигании социальной вражды и розни».

Баннер перед офисом оппозиционной партии «Алга» в Алматы. 23 марта 2012 года.
Баннер перед офисом оппозиционной партии «Алга» в Алматы. 23 марта 2012 года.

После этого сторонники ДВК вынуждены были, по словам Козлова, пытаться создать партию — преемницу ДВК, но только без этой аббревиатуры, поскольку власти запретили ее использование. В 2005 году прошел учредительный съезд по созданию Народной партии «Алга» (подразумевался ДВК), но спонсируемая Аблязовым структура так и не была зарегистрирована. В октябре 2012 в приговоре Актауского городского суда в отношении ее лидера Владимира Козлова партия была определена как «экстремистская», ее деятельность попала под запрет.

В четвертый раз движение ДВК — о создании которого объявил Аблязов после того, как Франция отклонила запрос на его экстрадицию, —​ запретил Есильский районный суд Астаны, удовлетворив 13 марта 2018 года иск генеральной прокуратуры о признании ДВК экстремистской организацией.

Сам Мухтар Аблязов, выступающий со своими обращениями преимущественно через прямые трансляции в социальных сетях, заявил в тот же день в Facebook’e, что решение о запрете ДВК «не соответствует нормам казахстанского и международного законодательства».

Живущий во Франции бывший банкир Мухтар Аблязов. Париж, конец ноября 2017 года.
Живущий во Франции бывший банкир Мухтар Аблязов. Париж, конец ноября 2017 года.

Как говорит Азаттыку журналист и правозащитник Андрей Свиридов, с каждым новым запретом ДВК и его «производных» репрессивная составляющая в отношении сторонников ДВК всё более усиливается. Так, после первого закрытия движения ДВК ситуация оставалась относительно либеральной и его сторонники сумели не только создать, но и зарегистрировать Народную партию ДВК (НП ДВК) в 2004 году, говорит Свиридов. После закрытия партии в 2005 году власти, по его словам, поставили условие, чтобы в названии создаваемой новой организации не было аббревиатуры ДВК. После запрета незарегистрированной партии «Алга», по словам Свиридова, власти устроили «погром» этой организации, как в ее центральном офисе в Алматы, так и во всех ее региональных филиалах, — проведя экспроприацию партийного имущества, в том числе недвижимости. Однако после каждого из этих первых трех запретов ДВК («Алга») власти еще не преследовали его рядовых сторонников.

Совершенно другую оценку действиям властей Андрей Свиридов дает в связи с запретом ДВК решением Есильского районного суда 13 марта 2018 года. Офисов ДВК нет, а его сторонников преследуют только за то, что они таковыми являются, отмечает Свиридов. Он приводит в пример прошлогодние массовые задержания людей, которые собирались в местах, указанных Аблязовым как точки проведения митингов. Подобное карательное поведение властей Свиридов сравнивает с методами инквизиции, а опросник о возможной принадлежности к ДВК, который заполняют задержанные полицией, — с книгой «Молот ведьм». Как утверждает Свиридов, когда полиция задержала его 23 июня, в полицейском участке ему задавали вопросы именно из этого «опросника»: является ли он членом ДВК? поддерживает ли он идеи ДВК? и так далее. Одному задержанному правозащитнику, по словам Свиридова, даже удалось захватить с собой этот «опросник».

Политолог Бурихан Нурмухамедов, директор неправительственной организации «Институт национальных исследований», говорит, что между движением ДВК, которое создавали его отцы-основатели, и нынешним ДВК содержательно нет ничего общего. Формально осталось, по словам политолога, только общее название и аббревиатура.

— Сегодняшний ДВК превратился в некий фантом в виртуальном пространстве. Он мало связан с интересами людей. Это как «фабрика троллей» — для манипуляции общественным мнением. Поэтому такая реакция властей закономерна, — говорит Бурихан Нурмухамедов, имея в виду прошлогодний запрет ДВК решением Есильского районного суда Астаны.

НЕПУБЛИЧНОЕ РЕШЕНИЕ О ПУБЛИЧНОМ ЗАПРЕТЕ

Cудебного решения о запрете ДВК в свободном доступе нет. О его содержании общественность знает с подачи генеральной прокуратуры, которая утверждает, что судом деятельность ДВК признана экстремистской и запрещена на всей территории Казахстана, и запрет затрагивает в числе прочего распространение информационных материалов ДВК через СМИ, социальные сети, мессенджеры и сайты.

Юрист из Астаны Антон Фабрый в прошлом году сумел истребовать судебное решение, подавая в суды документы на оспаривание запрета ДВК. Фотокопию решения он выложил на своей страничке в Facebook’e.

В решении суда говорится, что «политологический анализ подтекстовой информации в материалах с обращением [Аблязова] позволяет утверждать о том, что разжигание социальной вражды является микроцелью лидера ДВК для достижения макроцели, а именно захвата власти». В тексте отмечается также, что Аблязов «пытается убедить читателей в том, что ДВК является истинным выразителем народных интересов, формирует негативный образ власти, отдельных органов и должностных лиц только с целью возбуждения социальной розни и вражды, насильственного захвата и изменения конституционного строя Республики Казахстан».

68-летний талдыкорганец Болатхан Жунусов сожалеет, что его просьбу отправить решение Есильского районного суда Астаны в Конституционный совет суд отклонил. Пенсионер говорит, что он пока не получил свой приговор, оспаривать который не собирается. Говорит, что не видит в апелляции смысла.

— Мне пообещали в суде, что после 15 февраля, когда приговор войдет в силу, мне вышлют его почтой, — сказал Азаттыку Жунусов.

Ноутбук и смартфон внука Жунусова, изъятые во время обыска, полиция вернула. Смартфон, подаренный пенсионеру ко дню рождения, всё еще в полиции. Болатхан Жунусов надеется, что скоро получит на руки мобильное устройство.

  • 16x9 Image

    Казис ТОГУЗБАЕВ

    Полковник запаса Казис Тогузбаев после окончания военной службы занялся журналистикой, увлекся фотографированием. Работал в оппозиционных газетах «Сөз» и «Азат», вёл блог на сайте kub.info, где размещал свои фоторепортажи, один из которых - о насильном выселении жителей поселков Бакай и Шанырак близ Алматы.
     
    В январе 2007 года Казис Тогузбаев был награжден премией «Свобода» за вклад в продвижение демократических ценностей в Казахстане. С сентября 2008 года Казис Тогузбаев работает корреспондентом Азаттыка – Казахской редакции Радио «Свободная Европа»/Радио «Свобода».

    Обсудить статьи Казиса Тогузбаева можно в Facebook’е, Твиттере. Казиса Тогузбаева можно найти также в сетях «ВКонтакте», «Одноклассники», «Мой мир».

КОММЕНТАРИИ

Вам также может быть интересны эти темы

XS
SM
MD
LG