Доступность ссылок

Срочные новости

Гений бега. Казахстанский марафонец о спорте, политике и карантине


Марафонец Марат Жыланбаев с казахстанским флагом в пустыне Невада. США, 1994 год.

56-летний Марат Жыланбаев — человек парадоксальной судьбы. Детдомовец, токарь, художник, бизнесмен и в прошлом депутат, он известен тем, что в 90-е в одиночку пробежал крупнейшие пустыни Азии, Африки, Австралии и Америки. Сейчас отец пятерых детей живет в столице и учит казахстанцев технике бега. Корреспондент Азаттык пробежался с именитым марафонцем, чтобы понять, как он вдохновляет своих учеников и почему считает, что каждый должен заниматься политикой.

Марат Жыланбаев установил семь мировых рекордов, занесенных в Книгу рекордов Гиннесса. Некоторые его рекорды остаются непревзойденными.

Летом 1991 года Жыланбаев за 15 дней пробежал подряд 30 марафонов — по 84 километра в день. В 1992 году за 20 дней он преодолел 1 200 километров по пустыне Каракумы. В 1993-м за 24 дня пробежал через самую большую пустыню в мире, Сахару (1 700 километров), и за 22 дня через самую большую пустыню Австралии, Большую Викторию (1 600 километров). В 1994 году Жыланбаеву за 17 дней удалось совершить самый длинный пробег в истории через пустыню Невада в США (1 218 километров). За все годы профессиональной карьеры он пробежал в общем свыше 160 тысяч километров.

СКЛОННЫ ПОБЕГАТЬ

Нур-Султан. 5:30 утра. Парк у выставочных павильонов ЭКСПО. Термометр показывает 8 градусов мороза. Уличные фонари освещают деревья, покрытые инеем. На улице нет ни людей, ни машин. Город будто вымер. В столицу из-за растущего числа зараженных коронавирусом никого не впускают и не выпускают из нее. Многие люди стараются сидеть дома и не выходить без особой надобности. Тем необычнее в темноте на тротуаре смотрится группа людей в масках для бега.

Утренняя пробежка. Нур-Султан, 23 марта 2020 года.
Утренняя пробежка. Нур-Султан, 23 марта 2020 года.

«Один, два, три», — задает темп группе человек в черном. Это Марат Жыланбаев. Движения его резки и легки. У Жыланбаева типичное смуглое лицо степняка, похожее на те, что изображены на древних балбалах. Если не знать, что он из Экибастуза, и встретить его где-нибудь в штате Айдахо, то можно легко спутать с индейцем.

— Мы должны быть ответственны и носить маски во время карантина, — говорит Марат и протягивает многоразовую маску и теплые перчатки. — Сейчас побежим. Дистанция — 3,2 километра. У вас легко получится.

Группа из 11 человек не спеша стартует. Тренер бежит чуть в сторонке, следит за движением каждого.

Через каждый километр группа останавливается. Бегуны измеряют свой пульс.

— Люди таким образом сами контролируют свое состояние. При пике моей формы мой пульс был 36 ударов в минуту в покое. То есть это получается как экономдвигатель. Это имеет большое значение. Обычно человек учится бегать без тренера. Бег — это как лекарство, и возможна передозировка. Можно поломать колени, повредить позвоночник, сердце. На двух последних марафонах в Казахстане умерло два человека. И ведь это были не новички. Но бегали без тренера. Все люди думают, что при беге нужно обязательно уставать и быть в мыле. При этом скорость может расти, а сердце превращается в камень, — объясняет Жыланбаев.

Марафонец Марат Жыланбаев. Нур-Султан, 23 марта 2020 года.
Марафонец Марат Жыланбаев. Нур-Султан, 23 марта 2020 года.

В каждую группу Жыланбаев набирает не больше 17 человек. Бегают три раза в неделю. В конце месяца экзамен нужно пробежать 10 километров без остановки. Жыланбаев рекомендует каждому пробегать в среднем по семь с половиной километров три раза в неделю, «чтобы быть всегда в форме и выработать мощный иммунитет».

— Главное — приучить организм. А дальше человек сам не остановится, потому что тело уже не захочет, — говорит тренер.

САМЫЙ ДОСТУПНЫЙ ВИД СПОРТА

Азаттык: Почему у нас не развита культура бега? В советское время вроде массовый спорт, в том числе бег, культивировался. А сейчас акимы, и то не все, раз в год на официальном забеге пробегутся перед журналистами, но вряд ли их в обычном парке встретишь на ежедневной пробежке. А в той же Европе, например, население буквально помешано на беге.

Марат Жыланбаев: Здесь у нас единицы, а за границей все бегают. Там, если ты не бегаешь и не занимаешься спортом, могут страховку урезать. К тому же там болеть дорого. Вообще, первой побежала Америка. Во время гонки вооружений американцы при анализе бюджетных расходов пришли к выводу, что на вооружение США тратят меньше денег, чем на здравоохранение. Это было при Джимми Картере (39-й президент США, 1977–1981 годы. — Ред.). И власти решили больше вкладывать в развитие здорового образа жизни. Составили госпрограмму, в которую был также включен бег. Потому что это был самый доступный вид спорта. С тех пор все американские президенты бегают. А у нас до сих пор никто из глав государств СНГ не бегает. Акимы некоторые регулярно бегают. Некоторые мои ученики. Много министров и депутатов бегают, которых я тренировал. Тот же Даурен Абаев (министр информации и общественного развития) у меня тренировался, но он не афиширует. То есть нельзя сказать, что вообще никто из чиновников не бегает. Но в данный момент могу с полной уверенностью сказать, что в стране массового спорта нет. Как спортсмен, я не вижу, что министерство спорта работает в этом направлении.

Марафонец Марат Жыланбаев бежит через пустыню Сахара. Африка, 1993 год.
Марафонец Марат Жыланбаев бежит через пустыню Сахара. Африка, 1993 год.

Все детские спортивные секции, которые раньше были бесплатными, сейчас почти все платные. Раньше каждый месяц, раз в квартал обязательно проводились какие-то массовые соревнования и эстафеты. И в этом было заинтересовано государство. А сейчас энтузиасты проводят те же марафоны за свой счет. Организаторы уговаривают власти посодействовать, перекрыть улицы там и так далее. У нас почему-то главное требование к спортсмену — ты должен быть олимпийским чемпионом. Многие спортивные объекты не пускают к себе обычных людей, любителей, чтобы они могли заниматься. Мол, вот этот трек или дорожка только для профессионалов. И налогоплательщики содержат огромный спорткомплекс ради одной команды. А завоюют они медали или нет, неясно. Это советская традиция зацикливаться на Олимпиаде. Понты, так сказать. У нас как — хочешь заниматься спортом, иди в фитнес-центр. Но для населения это дорого. Поэтому бег — это самый оптимальный вариант.

Азаттык: Кто ваши клиенты, кроме чиновников?

Марат Жыланбаев: Ко мне обычно записываются люди среднего возраста, 30–35 лет. Потому что в этот период жизни приходит осознание, что если сейчас не заняться спортом, то дальше будут проблемы со здоровьем.

Азаттык: Какая разница между утренней и вечерней пробежкой?

Марат Жыланбаев: Я заметил, что те, кто записывается на утро, более дисциплинированные, чем ученики вечерних групп. Обычно самая сильная группа та, которая начинает бегать с пяти утра. Вечером у человека самый высокий пульс, нагрузка на сердце очень большая. Вечером зачастую у тебя больше дел, чем рано утром. После работы ты не принадлежишь себе. Дети, семья, друзья, быт. А в пять утра у тебя самый низкий пульс. Тебе никто не побеспокоит. Семья даже не заметит, как ты ушел и пришел с пробежки. Ты не опоздаешь на работу, получишь заряд бодрости на весь день и будешь улыбаться на фоне только просыпающихся коллег. Плюс к этому развивается сила воли, характер, и ранее вставание со временем входит в привычку. Я однозначно могу сказать, что человек, который рано просыпается, бывает успешнее.

Марафонец Марат Жыланбаев во время преодоления пустыни Каракумы, Туркменистан 1992 год.
Марафонец Марат Жыланбаев во время преодоления пустыни Каракумы, Туркменистан 1992 год.

Азаттык: Вы как-то сказали, что «во время бега к человеку приходят правильные мысли».

Марат Жыланбаев: Да, когда бежишь, ты думаешь о работе, семье, делах, анализируешь свою жизнь. Всё продумываешь.

«СТАРАЮСЬ НЕ МОЛЧАТЬ»

Азаттык: В Казахстане редко, когда спортсмены или деятели культуры критикуют власти. Вы в соцсетях открыто высказываете свое отношение к происходящему в стране. С чем это связано?

Марат Жыланбаев: Всю жизнь я стараюсь не молчать, если сталкиваюсь с несправедливостью. Даже в Советской армии я не молчал, когда служил с 1983 по 1985 годы в Таджикистане (город Куляб в Хатлонской области) на границе с Афганистаном. Служил добросовестно, рисовал плакаты и прочую наглядную агитацию. Спорт развивал. И к нам однажды прибыл новый командир полка из Москвы, с фамилией Колобов. Он донимал солдат из-за пустяков и в один из дней приказал не выдавать солдатам ложек во время еды. Мол, «будете есть как свиньи». Мы договорились, что будем саботировать подобные издевательства и несколько раз демонстративно отказались от еды. Но длиться это долго не могло, и я позвонил в штаб, доложив обо всем, что происходит в части. В штабе не поверили и попросили дать трубку офицерам. Но те были так напуганы, что ни один не осмелился взять трубку и поговорить со штабом. В тот же вечер всем выдали ложки. Позже командиру полка доложили, кто позвонил из части, и он находил формальные причины, чтобы «душить» меня. В итоге в общей сложности я три месяца провел на губе (гауптвахта). Меня самого последнего уволили из армии, 31 декабря, и Новый год я встречал в поезде.

Марафонец Марат Жыланбаев в пустыне Большая Виктория. Австралия, 1993 год.
Марафонец Марат Жыланбаев в пустыне Большая Виктория. Австралия, 1993 год.

Азаттык: В 2000-х вы были депутатом маслихата на своей малой родине в Экибастузе. От какой партии?

Марат Жыланбаев: Я был единственным беспартийным. Мой принцип — не вступать в никакую политическую партию — остается до сих пор. Меня, единственного из Экибастуза, в свое время звали вступить в партию «Асар», которую некогда создала Дарига Назарбаева (старшая дочь экс-президента Казахстана, спикер верхней палаты парламента). Но я отказался, потому что четко понимал, зачем эта партия создавалась.

Азаттык: Как вам работалось депутатом?

Марат Жыланбаев: Помню, была организована встреча с населением. Мне дали текст выступления и ответы на заранее заготовленные вопросы. Я спрашиваю у организаторов: а, что, они будут знать, какие вопросы мне задавать? Мне говорят: да, наши люди будут задавать тебе вопросы, посторонних вопросов не будет. И вот на встрече встает один и спрашивает: когда благоустроят такую-то улицу? Я отвечаю: такого-то числа такая-то организация. Про себя думаю: ну не хрена себе! Потом одна женщина встала и выкрикнула: «Все депутаты — воры!» Ее тут же скрутила милиция и вывела из зала. Я начал постепенно вникать в специфику депутатской работы, разбираться во всей этой внутренней кухне и пришел к выводу, что в депутаты идут карьеристы и бизнесмены, продвигающие интересы своей организации или предприятия. Тендеры — чисто своим. При этом всё это трудно доказать. То есть туда идут люди, думающие только о себе. Попадались и честные люди, но единицы.

Марафонец Марат Жыланбаев во время преодоления пустыни Сахара. Африка, 1993 год.
Марафонец Марат Жыланбаев во время преодоления пустыни Сахара. Африка, 1993 год.

Азаттык: Почему вы ушли?

Марат Жыланбаев: Меня сильно волновало то, что люди обращаются с проблемами, а я не могу их все решить. Я как депутат ни в одном тендере не участвовал. А наоборот, бывало, что ремонтировал подъезды домов своих избирателей за свой счет. Так не могло долго продолжаться, и я решил: всё! Но пришел новый аким Экибастуза Валерий Набитовский и уговорил меня остаться. Он хотел реально улучшить жизнь в городе. Сказал мне, что хочет, чтобы депутаты действительно стали народными. Аким ночью мог поднять меня и позвать считать лампочки уличного освещения. Затем власти решили впервые внедрить в стране выборность акимов, которых должны были выбрать депутаты. К этому времени Набитовскому удалось действительно превратить город в «конфетку», была чистота и порядок. И когда речь зашла об избрании акима, то ни у кого не было сомнений, что нужно избрать его. Сами горожане хотели этого. Но тут приходит директива сверху: «Акимом должен стать Роман Скляр» (на тот момент заместитель акима Павлодара, ныне заместитель премьер-министра Казахстана. — Ред.). Начались прослушки. Давление было сильное. И многие начали соглашаться. В конце нас осталось четыре депутата, которые не сломились. Начали копать и под Набитовского, чтобы посадить. Я видел разных акимов, и у каждого был какой-то бизнес. А Набитовский был другим. Он сам всегда за себя платил и всегда требовал чек. Так он себя обезопасил. Но всё же нашелся повод — якобы он арендовал квартиру пониже рыночной стоимости. Как только он ушел, все уголовные дела исчезли сами с собой. Потом уже тех депутатов, кто сопротивлялся, не допустили в маслихат. На мой взгляд, это очень показательная история. Собственно, поэтому, когда в прошлом году голосовали за переименование Астаны в Нур-Султан, не нашлось ни одного депутата парламента, который бы проголосовал против. Это каким продажным нужно быть! Хотя я лично многих депутатов знаю, и никто из них не хочет, чтобы столица носила имя Нурсултана Назарбаева.

«ПРОСТО СИДЕТЬ НА ДИВАНЕ — ЭТО ГЕРОИЗМ»

На форуме Synergy global forum. Алматы, 2018 год.
На форуме Synergy global forum. Алматы, 2018 год.

Азаттык: На ваш взгляд, государство принимает достаточные меры по борьбе с коронавирусом?

Марат Жыланбаев: Ну, Назарбаев же сказал со всех крупных бизнесменов деньги на борьбу собрать. (Смеется.) Много у меня знакомых бизнесменов, которые не знают сейчас, чем платить своим рабочим. Предприятия в связи с ЧП и карантином закрыты. Всё стоит. Конечно, будут платить, но только чтобы люди с голоду не померли. С другой стороны, карантин должен быть. Главное — не перегнуть палку.

Азаттык: Как поддерживать форму при карантине дома? Что посоветуете?

Марат Жыланбаев: Мне повезло: я живу в частном доме. В квартире, конечно, сложней. Многие из-за малоподвижности и стресса вес наберут. Нужно заниматься гимнастикой. Больше двигаться. Если есть желание и не лениться, то можно и в четырех стенах заниматься и поддерживать форму. А просто сидеть на диване — это героизм. Смотрю сейчас в Интернете: китайцы марафон дома бегут по квартире. Кто-то вокруг стола, кто-то на балконе. В общем, Интернет в помощь.

Азаттык: Спасибо за интервью.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG