Доступность ссылок

Лицо с обложки National Geographic и символ страданий беженцев


Шарбат Гула, женщина из Афганистана, детская фотография которой попала на обложку журнала National Geographic.

Шарбат Гула, «зеленоглазая афганская девочка», чья детская фотография стала символом страданий афганцев в годы советской оккупации, теперь становится олицетворением мук афганских беженцев в Пакистане.

Шарбат Гула, лицо которой появилось на обложке журнала National Geographic 30 лет назад, запомнилась многим как «зеленоглазая афганская девочка». Ее портрет, снятый американским фотографом Стивом МакКарри в 1984 году в лагере афганских беженцев в Пакистане, стал символом ужасов, испытываемых афганцами в годы советской оккупации, когда миллионы человек были убиты, а многие вынужденно покинули свои дома.

Сейчас 40-летняя вдова Шарбат Гула становится символом новой борьбы. С момента ареста в Пакистане в прошлом месяце по обвинению в использовании поддельных документов мать четверых детей стала воплощением участи миллионов афганских беженцев в Пакистане.

Активисты предупреждают, что Шарбат Гула и другие афганцы, которые пытаются бежать от войны и трудностей на родине, сталкиваются с грубым обращением со стороны властей в регионе и безразличием международного сообщества.

В июле Исламабад начал гонения в отношении примерно двух с половиной миллионов афганских беженцев в Пакистане (Афганистан — второй по численности «поставщик» беженцев в мире). Организация Объединенных Наций заявила, что более 350 тысяч афганских беженцев — легальных и нелегальных, — которые вернулись на родину, утверждают, что подверглись избиениям полицией, были задержаны и выставлены из своих домов в Пакистане.

«СИМВОЛ БЕЖЕНЦЕВ»

Патриция Госсман, исследователь международной правозащитной организации Human Rights Watch (HRW), называет Шарбат Гулу олицетворением «отчаянного положения афганских беженцев».

— Она является лишь одной из сотен тысяч афганцев, сталкивающихся со злоупотреблениями со стороны пакистанских властей. В основном [они] вынуждены возвращаться, их будущее в Афганистане остается неопределенным, — говорит Патриция Госсман.

Детская фотография Шарбат Гулы, снятая американским фотографом Стивом МакКарри, в выставочном зале. Анкара, 16 сентября 2015 года.
Детская фотография Шарбат Гулы, снятая американским фотографом Стивом МакКарри, в выставочном зале. Анкара, 16 сентября 2015 года.

Госсман надеется, что широкое освещение в СМИ ареста Шарбат Гулы поможет привлечь внимание к бедственному положению афганских беженцев в Пакистане. Исследователь HRW с сожалением отмечает, что масштабной проблеме беженцев уделяется незначительное внимание в мире.

Фотограф Стив МакКарри нанял адвоката для Гулы, он надеется, что власти Пакистана, возможно, отнесутся с особой тщательностью к этому делу из-за известности Шарбат Гулы. Он обещал сделать всё возможное, чтобы добиться ее освобождения.

ЗА РЕШЕТКОЙ В ПАКИСТАНЕ

Шарбат Гула помещена под стражу в городе Пешаваре на северо-западе Пакистана после ее задержания 26 октября по обвинению в подделке документов для получения пакистанского гражданства.

Специальный суд по вопросам иммиграции и борьбы с коррупцией отказал ей в освобождении под залог 2 ноября, заявив, что ходатайство Шарбат Гулы об освобождении основано на гуманитарных, а не на правовых аргументах. Посол Афганистана в Пакистане Омар Захилвал сказал, что Гула, страдающая гепатитом, в тот же день была доставлена в больницу.

«Арест Шарбат Гулы... ранит чувства всех афганцев, — написал Омар Захилвал в посте в Facebook’е 2 ноября. — Сегодняшнее решение — дальнейшее игнорирование этих чувств».

По словам Омара Захилвала, пакистанский документ, удостоверяющий личность Шарбат Гулы, не является «поддельным или полученным обманным путем». Посол говорит, что Национальная база данных и регистрации Пакистана (NADRA) предоставила Гуле идентификационный номер несколько лет назад в соответствии с установленными порядками.

Представитель генконсульства Афганистана Абдул Вахид Поян (справа) беседует с Шарбат Гулой в пешаварском госпитале. 2 ноября 2016 года.
Представитель генконсульства Афганистана Абдул Вахид Поян (справа) беседует с Шарбат Гулой в пешаварском госпитале. 2 ноября 2016 года.

Шахшад Хан, деверь Шарбат Гулы, говорит, что она не является беженкой и законно живет в Пакистане, потому что была замужем за его братом Рахматом Ханом, который родился и жил в Пакистане и умер пять лет назад.

Шарбат Гуле может грозить до 14 лет тюрьмы в случае, если ее признают виновной в мошенничестве. Однако большинство афганских беженцев из Пакистана депортируют, а не помещают в тюрьмы. Гула была арестована после двухлетнего расследования. Ее обвиняют в том, что в апреле 2014 года она якобы обратилась с заявлением на получение удостоверения личности под именем Шарбат Биби. По пакистанскому законодательству, получение национальных удостоверений людьми, не являющимися гражданами Пакистана, противозаконно. Эти нормы действуют с 1970-х годов, однако преследования начались в последние месяцы.

Шарбат Гула лишь одна из сотен тысяч афганских беженцев, вынужденных идти на отчаянные меры, чтобы избежать возвращения на родину, где распространена крайняя бедность, а ситуация с безопасностью продолжает ухудшаться на фоне многолетней войны.

ООН и афганские власти призывают Исламабад продлить срок пребывания в Пакистане афганских беженцев, установленный до марта 2017 года. Кабул заявляет, что его ресурсы ограниченны, поэтому Афганистан не сможет принять в сжатые сроки такое большое число вернувшихся на родину граждан. Исламабад с 2009 года неоднократно продлевал сроки возвращения афганских беженцев на родину. Однако сейчас есть опасения, что последние сроки — март 2017 года — будут окончательными. Должностные лица Европейского союза, как сообщается, тоже оказывают давление на власти Афганистана, призывая принять возвращающихся на родину людей из числа тысяч афганцев, просящих убежища в Европе, которая столкнулась с самым большим потоком мигрантов со времен Второй мировой войны.

Ваше мнение

Показать комментарии

В других СМИ

Loading...

XS
SM
MD
LG