Доступность ссылок

Срочные новости

Сожжение верблюдов «для укрепления России и ее народов»


Артур Цыбиков, лидер религиозной организации «Вечно Синее Небо».

Иркутские шаманы отделались штрафом в три тысячи рублей за возмутившее многих ритуальное сожжение пяти верблюдов в небольшом сибирском городе Ангарске. Оштрафовали религиозную организацию «Вечно Синее Небо» не за сожжение животных, а за то, что они привезли верблюдов из Бурятии без разрешения ветеринарной службы. При этом лидер организации Артур Цыбиков объясняет нарушение ветеринарных требований спешкой – «верблюды для ритуала нужны были срочно». В правильности самого обряда он не сомневается, а его «паства» сегодня насчитывает уже нескольких тысяч человек.

Видеозапись ритуала жертвоприношения верблюдов появилась в социальных сетях в конце февраля. В комментариях организаторы, причисляющие себя к бурятским шаманам, сообщили, что во время обряда под названием «Жэн тэнгэри яба» они умертвили и сожгли пять верблюдов «для укрепления России и ее народов». По словам багши («учителя», бурят) организации Артура Цыбикова, жертвоприношение верблюдов шаманы провели впервые за последние 300–400 лет, в церемонии участвовали примерно 500 человек.

Прокуратура Ангарска направила в полицию материалы проверки ритуального сожжения верблюдов для возбуждения уголовного дела по статье «Жестокое обращение с животными». Однако полиция не нашла в происшедшем состава преступления, так как перед сожжением верблюдов убили.

В кабинете Артура Цыбикова, председателя религиозной организации «Вечно Синее Небо».
В кабинете Артура Цыбикова, председателя религиозной организации «Вечно Синее Небо».

– Артур Владимирович Цыбиков. Шаман, председатель религиозной организации города Ангарска. Я заарин, высший шаман. Если интерпретировать с точки зрения преподавательской практики, я профессор. А как багша – ректор, – представляется Артур Цыбиков, с июня прошлого года получивший статус заместителя Верховного шамана России.

Корреспондента «Сибирь.Реалии» (проекта Русской редакции Азаттыка - Радио Свобода) он принимает после получасового ожидания в приемной. Причина ожидания – очередь из желающих с ним пообщаться. По подсчетам Цыбикова, за сегодняшний день он уже успел принять около 50 посетителей – как уже «посвященных в шаманы», так и «просто верующих шаманистов».

– В день может быть вообще ни одного посетителя, а может и целая электричка. А пять верблюдов – это такая тема, народ весь на уши встал. Поясню: я отношусь к роду «хонгодоров», мы считаемся монголами Ара-Монгол, то есть северными монголами. В 16–17 веке, чтобы не участвовать в междоусобных войнах в Монголии, мы эмигрировали сюда, в сторону Байкала. Переселившись сюда где-то в количестве 80 тысяч человек, здесь обосновались, подружились с бурятами местными. Когда мы пришли сюда, у нас было развито верблюдоводство. Мы выращивали верблюдов до 1935–1937 года. Тогда Сталин подписал указ о ликвидации верблюдоводства, так как этот процесс трудоемкий и затратный: мясо не совсем питательное, молока дает очень мало, а когда верблюды вырастают – ограждения ломают. Большие сложности. И для современных бурят, которые уже забыли даже свой родной язык, не говоря уже о традициях и нюансах, это в новинку. Вот и подняли весь хайп, думая, что у нас этого раньше не было.

Представители других шаманских организаций из той же Иркутской области и других регионов России ритуальное убийство верблюдов, действительно, осудили. Так, в шаманском центре «Тэнгэри» в Бурятии обряд назвали «сектантством» и «обманом верующих», а в иркутской религиозной организации «Байкал» возмутились убийству священного в шаманизме животного.

В шаманизме считается, что строение души верблюда очень похоже на строение души человека. Поэтому верблюд не может преподноситься в жертву богам.

– В практике шаманов действительно есть обряды с жертвоприношениями, – говорит член правления местной религиозной организации шаманов Иркутской области «Байкал» Алексей Хамаев. – Шум поднялся из-за того, что это было сделано именно с верблюдами, так массово, да к тому же зимой. Такие крупные обряды проводятся в летний период – с открытия небесных врат до закрытия. При этом в жертву приносится не больше одного животного. Традиционно буряты жертвоприношения отправляли бараном и максимум конем. Если это военный период, то бывало, рогатый скот приносили в жертву – козлов, баранов с рогами и быков. Есть информация, что где-то когда-то однажды был проведен обряд с верблюдом, но отношения к традициям это не имеет. Как шаман я такие обряды не поддерживаю. А верблюд вообще является проводником божественного белого начала, отца нашего, Неба, к нам людям на землю. И он является хранителем, оберегом традиций именно белого шаманизма. В шаманизме считается, что строение души верблюда очень похоже на строение души человека. Поэтому верблюд не может преподноситься в жертву богам. Традиционный шаманизм не приемлет бессмысленных жертвоприношений, они никому не нужны, разве что вот так на камеру показать.

Баир Цырендоржиев из шаманского центра «Тэнгэри» также считает, что Цыбиков «прямо нарушил традиции».

– Бурят-монгольский шаманизм – Боо Мургэл – древнейшая религия, передающаяся из поколения в поколение. Она несет в себе заветы пращуров о духовных ценностях и ратует за их сохранение – во благо будущих поколений. Благодаря этому в обществе сохранялась высокая нравственность, миролюбие, добрые взаимоотношения. А организация, лидером которой является Артур Цыбиков, позиционирующая себя служителями и последователями традиционного бурят-монгольского шаманизма, провела немыслимый для нашей религии кощунственный ритуал. Судя по видео, действо совершается группой лиц, одетых в шаманское одеяние и бьющих в бубны, и очевидно, не осознающих происходящее, поскольку не слышны камлания, воспевания богов и обращения к ним. Для человека, обладающего знаниями о традициях боо мургэл, очевидно незнание канонов шаманизма и абсолютная извращенность обрядовых действий. Кроме того, на видео видно, что на почетной стене (хоймор), где должны находиться изображения почитаемых божеств или же их рукодельные онгоны, располагается портрет лидера этой организации в ханском одеянии, что наводит на мысль о том, что именно для почитания его лично, как бога, в этом месте совершаются такие немыслимые действа. Налицо проявление богозначимости, сектантства, обман верующих.

«ТЯЖЕЛЫЙ СЛУЧАЙ»

Однако Цыбиков все такого рода обвинения решительно отвергает. По традициям шаманизма, уверяет он, верблюд приносится в жертву «в очень редких и тяжелых случаях», и сейчас, уверяет он, как раз такой и наступил.

– Когда была засуха, эпидемия, в экстренных случаях, когда народу угрожала опасность, совершались такие жертвоприношения. Если взять с точки зрения тягловой силы, то баран, грубо говоря, может десять килограмм утащить, а верблюд тонны может сдвинуть. Поэтому тот негатив, который накопился в нашем народе и в нашем регионе, и вообще в Российской Федерации – вот это все сорвать, сдернуть, сдвинуть и вот это все перетащить, перелопатить, баранами, конями и быками, мы потратим колоссальное количество времени. Поэтому я как председатель, шаман заарин, на себя взял ответственность, спросил разрешение у своих предков, богов – и мне дали добро. Как только нам дали боги добро, буквально через два дня мне звонит фермер и говорит: «Слушай, у меня есть пять верблюдов. Вам не надо?» И я же понимаю, что это провидение Божие, раз он вот так говорит.

В приемной председателя «Вечно Синего Неба» и заместителя верховного шамана России.
В приемной председателя «Вечно Синего Неба» и заместителя верховного шамана России.

Немного переведя дух, Цыбиков продолжает объяснять сложность нынешней внутрироссийской, а также внешней геополитической ситуации.

– Сейчас Байкал наш мелеет, плюс санкции, плюс общее состояние моральное, духовное, волевое состояние людей, увеличение смертей детских, болезни. Тот факт, что Иркутская область – первая по СПИДу, первая по раку, это статистика. Мы первые по криминалитету, по убийствам – в интернете есть все эти социальные выкладки, статистика. В моем понимании этот накопительный эффект длится последние 18 лет: с двухтысячного, когда начинали взрываться дома. Еще статистика – 90 процентов бурят не знают бурятского языка и родной культуры, где родился, кто были его предки. Приношение в жертву пяти верблюдов имеет и политическую подоплеку: мы были на Ольхоне, где китайский гид рассказывает китайцам на китайском языке, что озеро Байкал – это китайское озеро, что китайцы здесь были раньше, и что русские здесь временно, и вообще, что китайская территория – от Байкала до Владивостока. Говорит, что русские скоро вымрут, а мы это все тихой экспансией заберем назад себе. Надо знать такие вещи: если мы не будем оберегать и сохранять свои традиции, бороться за свои территории и перестанем держаться за свои родовые и племенные корни, то нас просто сотрут, проассимилируют, и просто прогеноцидят (здесь сохранена лексика Цыбикова. – Ред.).

- Мы коллективно на собрании принимали решение: кто готов рискнуть и в этом участвовать, готовьтесь к этому, пожалуйста. Кто нет – не приезжайте сюда. И вышло 500 человек, и я был очень рад и доволен тому, что это произошло, - продолжает Цыбиков. - И вот с колес привезли верблюдов, мы их окурили, освятили, молочком угостили, богам помолились, бурятским способом умертвили, разделали, сварили, потому что у нас, у бурят, кровные жертвоприношения запрещены, а после мясо сожгли. И то, что другие шаманы осуждают это жертвоприношение верблюдов, я считаю, это ангажированность и личный фактор. Поскольку я служил в спецназе, знаю, что значит самопожертвование для достижения поставленной цели, для меня это не пустой звук. После этих верблюдов я теперь каждому горло перегрызу, кто скажет, что я шарлатан или отсебятину какую-то гоню. То, что я сделал, ни один шаман не дерзнул бы такое сделать. Новаторы всегда люди рискованные, – утверждает Цыбиков.

На территории религиозной организации города Ангарска «Вечно Синее Небо».
На территории религиозной организации города Ангарска «Вечно Синее Небо».

Однако непосредственный начальник Цыбикова – Допчун-оол Кара-оол, выбранный на съезде шаманов в июне 2018 года верховным шаманом России, сожжение верблюдов тоже осудил. 71-летний глава кызыльской местной религиозной организации шаманов (МРОШ) «Адыг-Ээрен» («Дух Медведя») заявил, что никогда не слышал, чтобы священных для бурят животных приносили в жертву, а также объяснил, что никогда не являлся учителем для Цыбикова, впервые познакомившись с ним прошлым летом.

Верховный шаман России Кара-оол Допчун-оол, глава кызыльской организации шаманов «Адыг-Ээрен».
Верховный шаман России Кара-оол Допчун-оол, глава кызыльской организации шаманов «Адыг-Ээрен».

– Артур Цыбиков принизил всех шаманов и извратил шаманство. С целью расширения деятельности шаманства по всей России в июне 2018 года был проведен съезд шаманов и выборы Верховного шамана России. Впервые я встретился с Артуром Цыбиковым на том съезде, где он выставлял свою кандидатуру на выборах. На съезде избирали заместителей из разных регионов России, среди них Артур Цыбиков вошел в состав заместителей по Иркутской области. Он должен был помогать в развитии шаманизма на территории всей России, но допустил грубейшие ошибки в шаманской практике. Перед проведением этого обряда он как мой заместитель от меня совета не спросил. Я старший человек, старый человек, видел все шаманские обряды с малых лет, когда жили старые шаманы – такого кощунства не было, – говорит Допчун-оол Кара-оол. – Верблюды – это священные животные. Это чуткое животное, которое все понимает. Если верблюд учует что-то, если его собираются зарезать, он начинает плакать, как человек. Нельзя убивать верблюда, кушать его мясо, потому что верблюд в древние времена исходил все караванные пути Азии и Европы, везде грузы возил, и это очень ценили, поэтому это животное священным стало. Помню, когда я маленьким был, когда к власти пришел Хрущев, колхозы у людей телят брали и меняли их на верблюдов. И люди боялись забивать верблюдов, потому что знали, что верблюды – это священные животные. Но некоторые смелые люди были, они одевали на голову верблюда мешок, потом забивали. Слезы верблюда я видел. И эти люди потом умирали или с ума сходили. Моя бабушка, отцова мать, мне много говорила, что верблюд – это очень священное животное, нельзя трогать, даже воры скота боялись, верблюд должен стареть. Старый верблюд везде ходит, и его никто не трогает, и потом, когда верблюд падает, умирает от старости, его хоронят, как человека.

Верховный шаман России в июне 2018 года был выбран впервые. Тогда в столицу Тувы съехались более ста шаманов со всей России и других стран. В голосовании участвовали только действующие шаманы, были иностранные кандидаты, к примеру, из Монголии и Австрии. В итоге выбирали из троих – Верховный шаман Тувы Кара-оол Допчун-оол, председатель шаманской организации из Ангарска Артур Цыбиков и учредитель фонда возрождения самобытности народа Хакасии Владимир Челтыгмашев. В результате открытого голосования победил представитель Тувы, известный как «целитель, предсказатель на картах, камнях и бараньей лопатке, а также специалист по нервным заболеваниям и болезням почек, владеющий энергетическим массажем и гипнозом».

У этнографов и исследователей шаманизма прошедшие выборы, однако, вызвали такое же недоумение, как и жертвоприношение верблюдов.

– По рассказам и открытым источникам я знаю, что организовавший это безобразие с верблюдами человек участвовал в странных «выборах верховного шамана России», которые провел в Туве К.Т. Допчун-оол – бывший шофер известного тувинского шамана Кенин-Лопсана, уже много лет возглавляющий там одну из шаманских организаций «Адык ээрен» («Дух Медведя»). Они выбрали этого самого Допчун-оола «верховным шаманом», нынешнего героя – его заместителем. Кроме отрицательных эмоций у меня лично эта акция ничего не вызывает, – говорит заведующая центром медицинской антропологии в Институте этнологии и антропологии Российской академии наук Валентина Харитонова. – Сам ритуал так называемого жертвоприношения на видеозаписи выглядит довольно странно. Я полагаю, что организации, занимающиеся защитой животных, срочно должны с этим разобраться. Иначе так ведь можно додуматься до возрождения и человеческих жертвоприношений – они ведь некогда тоже существовали. Но главное – никаких «организации» у шаманов никогда не было вообще. Это ноу-хау наших дней, которое меня очень смущает.

Кресло в приемной Артура Цыбикова.
Кресло в приемной Артура Цыбикова.

УЧИЛСЯ НА ФИЗРУКА, СТАЛ ШАМАНОМ

Между тем организация шаманов в регионе растет и крепнет. Один из шаманов «Вечно Синего Неба» Евгений (фамилию свою он просил не называть), представившийся «белым шаманом славянских кровей», рассказывает:

– Насколько я знаю, только в Ангарске около трех тысяч человек, посвященных в шаманы. В год не знаю, сколько посвящают. Но вижу, что посвященных, у кого открываются глаза, год от года все больше и больше. Сегодня непростой день, вы пришли именно в тот, который бывает дважды в месяц, когда шаман делает определенные ритуалы почитания предков – в этот день шаман обязан угостить предков, сделать обряд и накрыть стол.

Один из посвященных в шаманы.
Один из посвященных в шаманы.

На территории «Вечно Синего Неба» в этот день действительно рубили мясо, правда, увидеть, чью тушу разделывали на этот раз – барана или нет – корреспонденту «Сибирь.Реалии» не удалось. Сначала участники действа объяснили запрет на съемку негативными последствиями для жизни, здоровья и, наконец, фотоаппарата журналиста. На сообщение о готовности рискнуть – объявили, «просто нельзя», не вдаваясь в детали.

Эта местность за официальными границами города, известная среди ангарчан как Шаманское поле, занята последователями Цыбикова уже почти 9 лет. Еще 6 лет назад на территории примерно в гектар, не огороженной заборами, а просто отделенной от проселочной дороги воротами, находилось всего три небольшие постройки. Сейчас хозяйство религиозной организации разрослось до 19 капитальных зданий, а «паства» – с сотни человек до нескольких тысяч. В одном из залов самого большого здания примерно в сотню квадратов Артур Цыбиков ведет приемы, по соседству располагается столовая для гостей, приехавших на обряды. Большая часть остальных зданий построена в форме юрты примерно по 30 квадратных метров каждая. С виду – жилые помещения. Адепты «Вечно Синего Неба» подтверждают, что некоторые из них живут или жили здесь какое-то время.

Здания в форме юрт на территории религиозной организации "Вечно Синее Небо" под Ангарском
Здания в форме юрт на территории религиозной организации "Вечно Синее Небо" под Ангарском

– Нет, сам я здесь не живу, но было время, и здесь жил: случилось, что, идя по дороге шаманизма, не туда свернул, встретил женщину, начал пытаться заработать, преуспеть – это неправильно. Ни к чему хорошему это не привело, только жизненный путь мой усложнился. Теперь я опять вернулся шаманизму, пути общения с предками, в моем случае это Матрона Московская, – рассказывает шаман Евгений, в светской жизни работавший таксистом.

У Артура Цыбикова путь к шаманизму тоже был непростым. Он родился в Бурятии. В дошаманский период Цыбиков успел поработать во многих сферах – учился на физрука и получил высшее экономическое образование, занимался дорожным строительством, служил в спецназе, работал телохранителем, инвестировал в ресторанный бизнес, чайный завод и чайную плантацию в Грузии, трудился помощником депутата Госдумы от Забайкальского края Иосифа Кобзона. Но потом внезапно «все начало рушиться».

– Будучи успешным бизнесменом, работал я с большими серьезными людьми, а в один момент началось: шефа моего убили, финансы пропали большие, потеряли мы взаимосвязь с людьми мира сего, богатыми, начал рушиться другой бизнес. Поехал другой [бизнес] сделал – там границы закрыли. Два-три года сижу уже без всего, и тут вдруг у меня, спортсмена, в жизни никогда не курящего и не пьющего, начинает отекать все тело, утром встаю, глаз не могу открыть, ноги отекшие так, что стою на полу, а пальцы не касаются пола. Прихожу в больницу: анализы все в норме, сделал тест на аллергены – ничего не нашли, а отеки продолжаются бесконтрольно и спонтанно. Мог отечь за пару часов, в любое время суток, могла одна рука, могло все сразу тело, потом задыхаться стал, головокружения, кровь из носа. И тогда волею судьбы, это я сейчас понимаю, был божий промысел, приезжает ко мне друг за помощью – в Монголии с мэром, министром образования, вопрос порешать. В Монголии я близко подружился с ламой Маткхе Лама – он мне предложил сделать обряд, помолился и сказал: «Надо ехать на родину, у тебя проблемы с родом, надо своим предкам подношения делать». А я всю жизнь думал, что наша вера – буддизм. И когда мне лама говорит, что мне надо шаманить, я не понимаю: «Как это? Бубном? Каким бубном? Вы что говорите – 2004 год, какой бубен?» Лама мне потом сказал, что мне нужно посвящаться в шаманы. И в 2009–2010 году начал я посвящаться, знакомиться с шаманизмом, молиться, учить обряды, технику, последовательности. Ну и вот, на сегодняшний момент я заарин, и стал в процессе этого себя идентифицировать как шаман, – рассказывает Цыбиков.

Все «посвященные» в ангарской организации говорят, что они «на пять» знают процедуру и этапы посвящения:

– Есть своя иерархия: когда ты только приходишь сюда, ты посвящаешься в статус дархана, это кузнецы, это фундамент живого мира, потом посвящаешься в шаманы – становишься дархан боо, потом надеваешь арго – защита своего тела – это уже становишься шаманом, затем высшая ипостась – это уже заарин! – объясняет белый шаман Евгений. – Человек надевает медвежью шубу, достигает сакрального знания, его слово уже очень опасно. Эти люди очень умны. Вот как Артур Владимирович – зря ни одного слова не скажет.

Подготовка к обряду жертвоприношения. Члены организации «Вечно Синее Небо».
Подготовка к обряду жертвоприношения. Члены организации «Вечно Синее Небо».

ПРАЙС «ВЕЧНО СИНЕГО НЕБА»

О чем говорить на территории «Вечно Синего Неба» не любят, так это о размерах вознаграждения за услуги шаманов.

– Несколько лет назад была я на приеме у Цыбикова, где мне прямо заявили: «Нужно провести родовой обряд, принести в жертву барашка». А стоит это примерно тысяч 20, на тот момент вообще сумма крупная. На вопрос: «А чего так дорого?» ответили: «Ну, ты же не поедешь сама по деревням искать барана, покупать, потом везти сюда, разделывать. Зачем тебе эта морока? О тебе же заботимся, глупышка», – рассказывает ангарчанка Марина (фамилию просит не называть). – Меня тогда поразило, с какой охотой другие соглашались платить и начинали готовиться к обряду – ведь в той очереди человек из 30 обряды с барашком «прописали» чуть ли не каждому третьему. Вероятно, причина в том, что многие приехали с большой бедой, а я так – заглянула из любопытства.

Журналисту Артур Цыбиков на конкретные вопросы о стоимости своих услуг отвечает неохотно и сначала говорит лишь общие слова о том, что «верующему дается список необходимых для обряда вещей». Но позже все же называет одну цифру.

Стоило мне робко заикнуться одному, что некоторые моменты напоминают «сравнительно честный способ отъема», меня окружила целая группа шаманов и шаманистов.

– Смотря какой еще шаман проводит обряд. Бывает, и личное присутствие не нужно. А стоимость обряда зависит от «школ». Вот у нас в школе нашей организации есть два списка: по первому в идеале человек сам должен пойти все купить – ткань, алкоголь, масло, печенье, молоко, хлеб и так далее, сюда привезти, и здесь мы все ему нарежем-покажем. По второму – мы сделали средний чек стоимости проведения обряда, чтоб люди не напрягались, не бегали, не искали, где барана купить – мы можем предоставить [возможность] приобрести его у нас. Стоит барашка 15 тысяч [рублей]. А столовая у нас резиновая – сколько родни приехало, столько и кормим, в ассортимент столовой входит как первое, так и второе, супы, каши, – объясняет Цыбиков наличие прайса. При этом шаман заявил, что за услуги «собственно шамана» он точной таксы никогда не назначает, и за это сверху каждый подает всегда столько, сколько может.

На просьбу корреспондента «помочь с одной семейной проблемой» ангарский шаман покачал головой – «тут нужен обряд с барашком», но на сообщение о том, что «денег нет», согласился «побрызгать водкой» хоть бесплатно.

Участница одной из встреч общины Марина рассказывает, что ей несколько лет назад на сообщение об отсутствии денег никто в «Вечно Синем Небе» «побрызгать забесплатно» не предложил.

Это такой эквивалент мошенников, которые пользуются тем, что люди попали в какие-то неприятности. Когда человеку плохо, он же готов на все.

– Все – и шаманы, и верующие – тогда дружно зашикали: мол, напрягись, собери, тебе сторицей воздастся. И давай наперебой рекламировать мощь местных обрядов: один верующий все хвастался, что сразу после жертвоприношения ему удалось поступить на службу в городскую администрацию. Второй – рассказывал, как у него бизнес после этого «попер». Наконец, третий, уже в статусе шамана, предлагал «почистить карму хоть за сто рублей». Его звонки на телефон (откуда только взял?) мне еще долго приходилось сбрасывать, – вспоминает Марина. – Вообще, последователи этой общины, мне показалось, совсем не переносят критику. Стоило мне робко заикнуться одному, что некоторые моменты напоминают «сравнительно честный способ отъема», меня окружила целая группа шаманов и шаманистов, и как давай наперебой, перекрикивая друг друга, приводить «аргументы». Обошлось без рукоприкладства, конечно, но такой дружелюбный моральный прессинг устроили.

Этнограф и историк, заместитель директора по научной и выставочной деятельности Национального музея Республики Бурятия Баир Гомбоев говорит, что истинные традиции шаманизма были уничтожены еще в советские времена, а то, что происходит сегодня, чаще всего не имеет никакого отношения к вере.

– Есть цифра, что за последние несколько лет у нас в регионе появилось двух тысяч человек, «посвященных» в шаманы. Это на какой-то поток уже дело поставлено, – говорит Гомбоев – Кто-то называет это неошаманизм, кто-то возрождением традиционной религии шаманизма. В одной Баргузинской долине до революции было примерно 400 шаманов, то есть по 30–40 шаманов на каждое поселение. И сейчас, к сожалению, есть тенденция возвращения к этим цифрам. Почему к сожалению? Есть такое фольклорное поверье – когда ухудшается жизнь, шаманов становится все больше. Но главное сожаление вызывает тот факт, что на этом фоне появляются все больше различных медиумов, гадалок, знахарей, которые всем подряд говорят: вижу, вот такая-то у вас проблема, и решить ее можно за определенную цену. То есть это такой эквивалент мошенников, которые пользуются тем, что люди попали в какие-то неприятности. Когда человеку плохо, он же готов на все.

Материал Марины Черновой, корреспондента «Сибирь.Реалии» - проекта Русской редакции Азаттыка (Радио Свобода).

КОММЕНТАРИИ

Вам также может быть интересны эти темы

XS
SM
MD
LG