Доступность ссылок

Срочные новости

Успех крайне правых на выборах в Швеции


Лидер «Шведских демократов» Йимми Окессон приветствует результаты голосования, 9 сентября 2018 года.

Из двух политиков – Владимира Путина и Эммануэля Макрона – он не смог отдать предпочтение никому. «Путин – это более или менее диктатор. А Макрон – еврофедералист, который выступает против национальных государств и всего, что мне дорого». Так заявил в недавнем телеинтервью Йимми Окессон, лидер партии «Шведские демократы» (ШД), которая хоть и не победила на прошедших 9 сентября парламентских выборах, но, судя по откликам на результаты голосования, смогла перерисовать карту шведской политики.

Исходя из предвыборных опросов, «ромашки» (это эмблема ШД, правда, лепестки у цветка не белые, а светло-синие, чтобы получились сине-желтые цвета шведского флага) рассчитывали более чем на 20 процентов голосов избирателей. Получили меньше – 17,6 процента, но и это успех по сравнению с прошлыми выборами, на которых «Шведских демократов» поддержали менее 13 процентов проголосовавших. Йимми Окессон уже заявил, что его партия «получит огромное влияние на то, как будут развиваться события в ближайшие дни, месяцы и годы», хотя ни одна из прочих партий не изъявила желания сотрудничать с «ромашками».

Предварительные результаты выборов в Швеции:

ШД считаются крайне правыми популистами, «зацикленными» на теме борьбы с иммиграцией. Их репутации до сих пор вредит то, что у истоков основанной 30 лет назад партии стояли люди, связанные с неонацистскими группировками, а первый казначей ШД Густав Экстрём в молодости служил в Ваффен-СС. Йимми Окессон, возглавляющий ШД с 2005 года, сделал многое для того, чтобы придать партии более респектабельный имидж: от былых лозунгов вроде «Сделаем Швецию шведской» «ромашки» отказались уже давно. Тем не менее, как утверждает шведская газета Expressen, в частном порядке многие активисты партии по-прежнему допускают расистские и антисемитские высказывания.

​Любопытно, что, по данным Expressen, местом для таких словесных излияний членов ШД являются, в частности, закрытые группы в российской социальной сети «ВКонтакте». Правда, в отличие от других правых популистских партий Европы, в тесных связях с Кремлем нынешнее руководство ШД не замечено. Такие связи поддерживает более радикальная партия «Альтернатива для Швеции», отколовшаяся от «ромашек» в прошлом году и названная по подобию поддерживающей тесные связи с Кремлем немецкой «Альтернативы для Германии» (AFD). Лидер «Альтернативы для Швеции» Густав Кассельстранд бывал в России и, по некоторым данным, встречался с представителями ряда российских националистических организаций.

Впрочем, программа ШД, включающая в себя проведение референдума о выходе из Евросоюза («Швекзите») и отказ от дальнейшего сближения с НАТО, сама по себе соответствует внешнеполитическим установкам Москвы. Главная же тема Йимми Окессона и его партии – ужесточение миграционной политики. Именно она принесла «Шведским демократам» дополнительные голоса в стране, которая в 2015 году, в разгар мигрантского кризиса, приняла 163 тысячи беженцев: в пересчете на душу населения это самый высокий показатель в ЕС. Нынешнее левоцентристское правительство позднее ужесточило правила предоставления убежища, но ШД считают эти меры недостаточными – и их мнение разделяет всё большее число избирателей.

Формальные победители выборов, социал-демократы, доминировавшие в шведской политике многие десятилетия, показали свой худший результат за почти сто лет – 28,4 процента голосов. Вместе с Левой партией и «зелеными» они составляют левоцентристский блок, который поддержали 40,6 процента избирателей. Правоцентристский блок во главе с Умеренной партией набрал почти столько же – 40,3 процента. Поскольку ни те ни другие не хотят сотрудничать с ШД, пока совершенно неясно, кто в итоге сформирует новое правительство Швеции. Нынешний социал-демократический премьер Стефан Лёвен в отставку пока не подал и собирается вести с умеренными правыми переговоры о «межблоковом сотрудничестве».

Стефан Лёвен выступает перед своими сторонниками после выборов 9 сентября
Стефан Лёвен выступает перед своими сторонниками после выборов 9 сентября

Российский журналист, корреспондент Русской редакции Азаттыка – Радио Свобода – в Уфе Артур Асафьев присутствовал на выборах в Швеции в качестве иностранного наблюдателя. Он поделился своими впечатлениями:

– Параллельно с наблюдением за шведскими выборами (я побывал вчера на 12 участках) я «одним глазом» по интернету следил за событиями в Уфе, где проходили выборы в Госсобрание Башкортостана. Поступало немало сообщений о фальсификациях, давлении на наблюдателей. Контраст с тем, что я видел вокруг себя здесь в Швеции, был разительный. Ну и интрига, конечно, – как вы знаете, здесь до сих пор неясно, кто же в итоге победит, то есть кому удастся сформировать следующее правительство. Шведские политологи пока согласны в одном: политическая конфигурация изменилась, старые, привычные партии потеряли голоса, новые прибавили – и на правом, и на левом фланге.

Политическая конфигурация изменилась, старые партии потеряли голоса, новые прибавили...

– Чем объясняется отказ обоих избирательных блоков сотрудничать со «​Шведскими демократами»​?

– Считается, что они довольно одиозны. Хотя смотря с чем сравнивать. Недавно от ШД откололась ультраправая группа, создавшая партию «Альтернатива для Швеции». Она выдвигает такие лозунги, как принудительная депортация полумиллиона иммигрантов. На своих митингах они крутят провокационные ролики, оформленные как объявления в аэропорту: мол, мигрантов из таких-то и таких-то стран просят проследовать в самолет и никогда не возвращаться в Швецию. В пятницу я застал в Стокгольме один такой митинг. Туда пришли представители антифашистских и радикальных левых группировок, чтобы его сорвать. Но полиция встала плотной стеной и прервала начинавшуюся стычку.

Но «Альтернатива для Швеции» в парламент не прошла?

– Нет. Однако на ее фоне «Шведские демократы» могут выглядеть вполне респектабельными.

– Что вы почерпнули из наблюдения за избирательным процессом в Швеции?

– Прежде всего – полное доверие граждан к избирательной системе. Есть некоторые процедурные моменты, которые отличаются от России. Например, агитация разрешена до последнего дня. А перед участками стоят представители партий, которые предлагают избирателям взять у них бюллетени со списком своей партии. Но, как я заметил, немногие избиратели это делают – большинство предпочитает брать бюллетени непосредственно на участке. Избирательные комиссии очень открыты и дружелюбны по отношению как к гражданам, так и к наблюдателям. Ничего не скрывают, разрешают фотографировать, процесс подсчета голосов можно снимать на видео – хоть прямую трансляцию в соцсетях вести.

Циркулировал слух, что Москва может прислать каких-то «фейковых наблюдателей».

– На Западе сейчас часто говорят о попытках российского вмешательства в выборы в других странах. В Швеции эта тема как-то поднималась?

– На прошлой неделе здесь циркулировал слух, что Москва может прислать каких-то «фейковых наблюдателей». Правда, я не совсем понял, какую роль они могли бы сыграть. Во всяком случае, иногда сперва чувствовалась настороженность членов комиссий, когда они слышали русскую речь. Но потом это рассеивалось. А «фейковых наблюдателей» я не увидел, и сообщений о них в день голосования не было, – рассказал журналист Артур Асафьев, присутствовавший на выборах в Швеции в качестве иностранного наблюдателя.

Материал Русской редакции Азаттыка – Радио Свобода.

КОММЕНТАРИИ

В других СМИ

Loading...

XS
SM
MD
LG