Доступность ссылок

Срочные новости

«Нарушительницу» из второго класса не пускают на уроки


Ученица школы № 29 города Павлодара Халида Аубакирова, которую не пустили на занятия из-за платка. Скриншот видео, отправленного Азаттыку ее отцом Ерканатом Аубакировым.

Ученица второго класса средней школы № 29 в городе Павлодаре Халида Аубакирова последние несколько дней не ходит на занятия. Ее туда не допускают из-за белого платка на голове, завязанного вокруг шеи. Администрация школы уверена, что ее внешний вид не соответствует требованиям к школьной форме. Из-за подобных споров вокруг платков десятки казахстанских школьниц пропускают уроки.

ЖАЛОБА В ПРОКУРАТУРУ ПОСЛЕ НЕДОПУСКА В ШКОЛУ

В видео, которое выслал Азаттыку отец девятилетней девочки павлодарец Ерканат Аубакиров, ребенок одет в школьную форму, только на голове белый платок, концы которого спрятаны в блузку.

По словам отца девочки, Халида носит платок с первого класса в школе и не представляет сейчас себя без него в общественных местах. Ерканат Аубакиров говорит, что это не хиджаб, а национальный головной убор — кимешек — и в их семье носят его все: жена, бабушка, и носила прабабушка.

— В первом классе дочь ходила в платке, они не запрещали, а потом «переобулись». Нас в городе 11 семей [в которых дочери носят платки], двое уже точно уезжают в иммиграцию. Одни в Турцию, другие нашли школу в Алматы, всё бросили и уезжают в Алматы из-за этого, а там места ограничены. Лично я сейчас заявление написал в Московскую онлайн-школу, — говорит Ерканат Аубакиров.

В первом классе дочь ходила в платке, они не запрещали, а потом «переобулись».

Он и другие родители, которые столкнулись с подобными проблемами в Казахстане, — девочкам не разрешают приходить в платках на занятия в школы — говорят об отсутствии дистанционного обучения в стране, как и домашнего обучения.

12 марта Ерканат Аубакиров обратился в местную прокуратуру с жалобой на препятствия со стороны руководства школы для его дочери получать образование «по причине ношения ею светского аксессуара в форме платка».

«Моя дочь, воспитанная в казахстанской культурной традиции, имеет неразрывно связанную с ее личной нравственностью потребность носить легкий светский платок, и любые попытки инсинуации или сегрегации по этому поводу причиняют ей нравственные страдания, психологическую травму», — говорится в заявлении Ерканата Аубакирова.

Он также отмечает, что придерживается официальной позиции ДУМК Казахстана.

«НАРУШЕНИЕ ШКОЛЬНОЙ ФОРМЫ»

Как рассказывает Ерканат Аубакиров, в начале года с его семьей и другими семьями проводили беседы с участием представителей департамента по делам религий, где предлагали завязать платок дочери назад. Он не согласился.

Директор средней школы № 29 Владислав Еленич говорит, что в их школе учится только одна девочка в платке, родителей которой неоднократно предупреждали, и девятилетняя ученица была не допущена к занятиям за нарушение школьной формы.

Семья никак не реагирует и считает, что они вправе сами решать, как их ребенок выглядит и как одевается.

— Этой истории предшествовал целый ряд других вещей. С этой семьей — что они носят и ввели в школьную форму такой атрибут одежды, как платок, — уже общались, департамент в сфере образования. Было сделано замечание, то есть привлечены родители к административной ответственности, их приглашали на комиссию по делам несовершеннолетних. Но семья никак не реагирует и считает, что они вправе сами решать, как их ребенок выглядит и как одевается, — говорит Владислав Еленич.

Он также отмечает, что родители нарушают приказ министра образования № 26 от 14 января 2016 года, с которым они были ознакомлены и который предписывает, что есть понятие «школьная форма», не предусматривающее ношение платка.

— Семья категорически настаивает, что они имеют право выглядеть так, как они хотят, на что я им аргументированно говорю, что давайте тогда каждый будет делать то, что он хочет. И во что мы превратимся? — вопрошает Владислав Еленич.

«НЕ ПОДЛЕЖИТ ОГРАНИЧЕНИЯМ»

Руководитель правозащитной организации «Кадыр-Касиет» Анара Ибраева говорит, что в Конституции Казахстана как таковая свобода религий не прописана, но свобода совести шире, чем свобода религий, и означает право иметь собственные убеждения.

Анара Ибраева, руководитель правозащитной организации «Кадыр-Касиет».
Анара Ибраева, руководитель правозащитной организации «Кадыр-Касиет».

— Человек же выражает себя, одеваясь так или иначе. Мы исходим из тех случаев, когда к нам обращались, когда родители говорили, что их дочери будут чувствовать себя обнаженными, если их будут принуждать снимать платки. Если человек в этом убежден, соответственно иметь убеждения — это право абсолютное, и оно не подлежит никаким ограничениям, — говорит Анара Ибраева.

Читайте еще: Споры вокруг платков в школах не прекращаются

Она отмечает, что международные стандарты запрещают ограничение свободы совести без соблюдения принципов ограничения ради конкретных целей. Также, по ее словам, исходя из смысла закона об образовании, не ясно, ради каких целей из допускаемых статьей 18 Пакта о гражданских и политических правах, который ратифицировал Казахстан (общественной безопасности, порядка, здоровья и морали, основных прав и свобод других лиц), ограничивается ношение платка в школе.

— Пункт 10 Сиракузских принципов определяет, что «Любая оценка необходимости того или иного ограничения должна основываться на объективных факторах». Пока публично государство не проинформирует о таких факторах и не докажет правомерность ограничения ношения платков девочками в школе, ответ однозначен (для случая, когда девочка ощущает себя без платка обнаженной) — такое ограничение не только нарушает статью 18 Пакта, но и нарушает статью 7 Пакта (о запрете унижающего достоинство обращения), — говорит Анара Ибраева.

ДЕСЯТКИ ШКОЛЬНИЦ, НЕ ПОСЕЩАЮЩИХ ЗАНЯТИЯ

Споры вокруг платков в школах вспыхнули в этом учебном году в нескольких регионах Казахстана. Администрации учебных заведений отказываются пускать на уроки учениц в платках, ссылаясь на приказ министерства образования. Директора школ и отделы образования на местах говорят, что в установленных требованиях к обязательной школьной форме элементы религиозной атрибутики — к таковым они отнесли платки — недопустимы. В ответ на возражения родителей школьниц, что платок — это не религиозный атрибут, администрации школ указывают, что школьная форма для девочек включает блузу, водолазку, пиджак, кофту, жилет, сарафан, юбку, брюки; и платок в этом перечне не состоит.

Три месяца в поисках решения «спора о платках»:

Три месяца в поисках решения «спора о платках»
please wait

No media source currently available

0:00 0:02:58 0:00

​Десятки родителей школьниц безуспешно пытались оспорить в судах законность действий директоров школ, не допускающих к занятиям их дочерей. Родители настаивали на том, что приказ министерства не может быть выше Конституции, гарантирующей право на среднее образование, и выше Пакта о гражданских и политических правах, в котором закреплены право на свободу вероисповедания и право родителей и законных опекунов на религиозное воспитание детей в соответствии со своими убеждениями. Суды в Актобе, Уральске, Астане отказали в удовлетворении исков родителей школьниц.

Десятки учениц, в основном в западных регионах Казахстана, пропускают занятия из-за отказа снять платки. Власти привлекают их родителей к административной ответственности по статье о ненадлежащем выполнении обязанностей. В начале марта на Ерканата Аубакирова, отца павлодарской второклассницы Халиды Аубакировой, было наложено административное взыскание «за невыполнение или ненадлежащее выполнение обязанностей, предусмотренных законодательством Республики Казахстан в области образования, родителями или иными законными представителями».

Спор вокруг платков просят довести до Астаны:

Спор вокруг платков просят довести до Астаны
please wait

No media source currently available

0:00 0:02:53 0:00

Ряд казахстанских экспертов полагает, что запрет на ношение платков в школах продиктован желанием властей ограничить влияние религиозных течений, которые принято относить к «чуждым направлениям ислама» и в которых сами власти видят угрозу безопасности (особенно после серии вооруженных атак, в организации которых власти обвинили радикалов). Стремление властей противодействовать таким течениям, которые отнесены к деструктивным, зачастую выливается в запретительные меры, которые затрагивают и внешний облик. Так, в разработанном министерстве по делам религий и гражданского общества законопроекте прописали норму о запрете «на публичную демонстрацию атрибутов и внешних признаков деструктивных религиозных течений». При этом само понятие «деструктивность» дается в проекте расплывчато.

  • 16x9 Image

    Светлана ГЛУШКОВА

    Светлана Глушкова - корреспондент Азаттыка в Астане с декабря 2010 года. Светлана окончила Карагандинский государственный университет имени Е. Букетова. Семь лет работала на городских и республиканских телеканалах. Была корреспондентом службы новостей, редактором программ.

     

Ваше мнение

Показать комментарии

В других СМИ

Loading...

XS
SM
MD
LG