Доступность ссылок

Срочные новости

Пока власти Ирана празднуют 39-ю годовщину исламской революции, в социальной сети пользователи обсуждают, чего страна лишилась после революции и что обрела.

Сегодня иранские власти отмечают 39-ю годовщину исламской революции. 1 февраля 1979 года лидер революции 80-летний имам Хомейни вернулся из Парижа в Тегеран после 15-летней эмиграции.

Объявление о нейтралитете армии 11 февраля послужило тому, что этот день был объявлен днём победы исламской революции. В марте состоялся референдум, и страна проголосовала за исламскую республику, которая оспаривалась среди политических деятелей того периода. Конституция была принята в декабре, и иранские законы были основаны на канонах ислама.

«УШЕДШИЕ И ПРИШЕДШИЕ»

После ирано-иракской войны (1980–1988 годы) в стране несколько раз поднималась волна протестов против властей. Последние волнения вылились в массовые протесты по всей стране в конце прошлого декабря – начале января. С конца января общественность в социальных сетях, особенно в Twitter’е, начала давать оценку ситуации в стране под хештегом «чего лишились_что обрели» #چی_دادیم_چی_گرفتیم. Пользователи попытались сравнить политику, экономику, культуру, экологию, образование и социальные вопросы. В большинстве случаев в комментариях звучит критика ситуации в стране за последние 39 лет. Тем не менее есть и те, кто попытался перечислить достижения этого периода.

Участники манифестации в поддержку исламской революции. Иран, февраль 1979 года.
Участники манифестации в поддержку исламской революции. Иран, февраль 1979 года.

Есть пользователи, которые пытаются сравнить, как обстояли дела с политической системой при монархии и нынешней исламской республике. Некоторые считают, что страна возлагала большие надежды на революцию, однако власти использовали ее в противоположных целях. К примеру, один из пользователей расценивает революцию как «украденную народную революцию». Один из пользователей говорит: «Думая о революции, спустились с космоса на землю. Народ себя погубил».

Другой пользователь пишет по мотивам стиха Хафиза: «40 лет назад должен был уйти демон и прийти ангел. Это был ангел смерти?» Еще один пользователь вспоминает: «Когда шах приобрел самые передовые в то время самолеты-истребители, религиозные лидеры сказали, что он выбросил народные деньги на ветер и что железки нам ни к чему. Теперь они сами собираются отдать добываемую в стране нефть по дешевке России и приобрести у нее устаревшие железки. Чем наносить такой вред стране, пусть лучше умрут».

Пользователи Сети также подвергли критике внешнюю политику Ирана. Один из них, говоря о тех, кто подался в постреволюционную эмиграцию, и тех, кто пришел к власти, пишет так: «Те, кто уехал из Ирана, были иранцами, они любил Иран. Те, кто пришел, любят Ливан, Палестину и Ирак. Из-за тех, кто уехал и приехал, Иран оказался разрушен».

«БЫТЬ БЫ ТАКИМ ЖЕ СМЕЛЫМ, КАК ЭТИ ЖЕНЩИНЫ»

Как пишет один из критиков современного исламского Ирана, «задача руководства страны заключается не в том, чтобы привести людей в рай, а в том, чтобы правильно распорядиться богатством страны, чтобы избавить жителей от бедности и повысить их благосостояние». Другой пользователь говорит, что всю его жизнь ситуация в стране оставалась плачевной: «Сегодня – мой день рождения, мне исполнилось 33 года. Однако ощущение такое, что все 33 года меня обкрадывали. Как это печально!»

Некоторые из тех, кто обращает внимание на социальные проблемы, осуждают тот факт, что духовенство наблюдается в лучших больницах у специалистов, а народу советует «посещать могилы тех или иных святых».

В Таджикистане начали возрождать праздник огня Саде, который отмечается накануне празднования Наурыза. Он считается общим праздником всех ираноязычных народов, живших в доисламскую эпоху.

Один из пользователей, который обратил на это внимание, пишет: «Действительно, мы, иранцы, оказывается, несчастны. Мы лишились всего. К примеру, мы лишились праздника Саде, но вместо него приняли десятки траурных обрядов и церемоний».

Также он выражает свое несогласие с тем, что в Иране проводятся траурные церемонии в даты смерти имамов, которые жили столетия назад.

Женщин в Иране через несколько месяцев после исламской революции обязали носить хиджабы и платки. Один из тех, кто подверг критике эту проблему в Сети, написал: «Отдали волосы – получили платки. Отдали свободу – получили нагоняй». Некоторое время назад в персоязычной социальной сети развернулось движение против ношения платков.

Акция Виды Мовахед. Тегеран, 27 декабря 2017 года.
Акция Виды Мовахед. Тегеран, 27 декабря 2017 года.

​Акцию «Женщины улицы Энгелаб», которую во время последних волнений начала в Тегеране 31-летняя Вида Мовахед, сейчас поддерживают не только женщины, но и мужчины. Женщины безмолвно размахивают намотанными на палку белыми платками. Один из пользователей Сети написал восторженно: «Эх, быть бы мне таким же смелым, как “женщины с улицы Энгелаб”».

ЭКОЛОГИЯ

Пользователи Сети, которые говорят об экологических проблемах, обратили внимание на засухи и загрязнение воздуха в стране. Встречаются такие высказывания: «Озеро Урмия, которому насчитывается 70 тысяч лет, погибло за последние несколько лет», «Мы лишились полноводных Урмии, Зайендеруда, Каруна – получили засуху» и «Тегеран был пятой чистой столицей в мире». В таких случаях речь, как правило, идет о ситуации с реками Зайендеруд, Карун и экологическом состоянии Тегерана, который стал одной из столиц с загрязненным воздухом.

У реки Зайендеруд.
У реки Зайендеруд.

В последние годы воды реки Зайендеруд, которая течет по центру Ирана, пересыхают у Исфахана и не достигают уровня своего прежнего русла. Как-то раз представитель местного духовенства расценил это как «кару» за то, что женщины выступают против ношения хиджаба.

Еще один пользователь написал: «Мы потеряли Зайендеруд, Урмию – получили смерч, лишились Хузестана – получили пески». Здесь пользователь имеет в виду участившиеся в последние годы песчаные бури в провинции Хузестан на западе Ирана. В этой провинции у Персидского залива во время ирано-иракской войны использовали химическое оружие, и некогда плодородные земли превратились в пепел.

«ПОЕЗД, КОТОРЫЙ НЕ ОСТАНОВИТСЯ»

В Сети также можно встретить комментарии, авторы которых стараются перечислить достижения Ирана за последние 39 лет. «45 лет назад Бахрейн подчинялся Ирану. В то время Иран становился меньше. Теперь, слава Богу, уже 40 лет никто не посягает на территориальную целостность Ирана. В течение 39 лет поезд Исламской революции двигался быстро. Некоторые сходят с этого поезда. Однако большинство пассажиров едут на поезде, который никогда не остановится», – считают некоторые пользователи.

Некоторые пользователи социальных сетей приводят статистику прошлых лет и современного Ирана и пытаются сравнить достижения в спорте, уровень образования среди женщин. Один из пользователей пишет: «В прошлом в Иране даже не было ни одного персонального компьютера. Благодаря Исламской республике сегодня в Иране более 10 миллионов человек имеют свои компьютеры».

В то же время монархическая система подвергается такой же критике, как и нынешний режим. Критики считают, что «вместо ушедшего вора пришел другой».

В Иране, который занимает 17-е место в мире по площади территории, насчитывается более 80 миллионов жителей. Считается, что с 1979 года население страны удвоилось.

  • 16x9 Image

    Куанышбек КАРИ

    Куанышбек Кари работает на Азаттыке с 2010 года, является главным редактором Алматинского бюро. Окончил бакалавриат факультета журналистики КазНУ имени Аль-Фараби и магистрат факультета персидской литературы Тегеранского университета.

    Работал корреспондентом во всемирной службе телерадиообъединения Ирана, затем был корреспондентом нескольких казахстанских СМИ в Иране. Работал на должностях корреспондента, заведующего отделом и первого заместителя главного редактора в ряде информационных агентств, газет и журналов в Казахстане.

Ваше мнение

Показать комментарии

В других СМИ

Loading...

XS
SM
MD
LG