Доступность ссылок

Срочные новости:

Суицид врача, Алия Назарбаева и клиника для богачей в Швейцарии на «казахстанские деньги»


Алия Назарбаева.

На уходящей неделе зарубежные СМИ углубились в историю швейцарского врача, погибшего в результате самоподжога после скандала с компанией, связанной с Алией Назарбаевой. Кроме того, международные СМИ сообщили о разной реакции соседних стран на таджикско-кыргызский приграничный конфликт и рассказали о проблеме охоты на сайгаков в Казахстане.

Какое отношение имеет младшая дочь бывшего президента Казахстана Нурсултана Назарбаева Алия к смерти швейцарского врача, погибшего в результате самоподжога на вилле в местности Цюрихберг? Швейцарское издание Tages-Anzeiger, пишущее на немецком языке, опубликовало продолжение расследования, первая часть которого вышла на прошлой неделе.

Как писали швейцарские СМИ, 17 мая покончил с собой 65-летний швейцарский врач-кардиолог. Он забаррикадировался в принадлежавшей ему однажды роскошной вилле, проданной с аукциона за долги, из которой его должны были выселить. Медик поджег дом и так свел счеты с жизнью. Среди кредиторов погрязшего в долгах погибшего, по сведениям газеты, была медицинская технологическая компания Kerfuffle AG, которая добилась ареста имущества своего должника. Журналисты Tages-Anzeiger указывают, что в совете директоров этой компании с 2016 года значится Алия Назарбаева — младшая дочь бывшего президента Казахстана Нурсултана Назарбаева.

Новая публикация Tages-Anzeiger, озаглавленная «Доктор, дочь президента и 350-миллионная клиника», основывается на 41-страничном документе, который, по сведениям газеты, незадолго до смерти написал медик. Издание утверждает, что письмо кардиолога оказалось в распоряжении редакции и позволяет восстановить «детали безумного проекта», в котором участвовал врач.

Как пишет газета, часть изложенного «невозможно проверить», но часть задокументирована или подтверждена другими источниками. Основываясь на этом письме, автор статьи рассказывает о том, как обернулись «драмой» планы по строительству клиники класса люкс для супербогачей на берегу озера в Швейцарии «на деньги семьи, находящейся у власти в Казахстане».

Как пишет газета, в 2013 году ирландский адвокат Томас Джон Галлахер познакомился со швейцарским врачом-кардиологом, сообщил тому, что «управляет деньгами Алии Назарбаевой», которая «готова инвестировать в Швейцарию», и обратился к медику за содействием. Из этого, пишет газета, вырос «причудливый проект» строительства клиники для очень богатых на берегу Цюрихского озера — в престижном районе Пфеффикон. В письме врача содержится информация, что на проект планировали потратить до 350 миллионов швейцарских франков.

Алия Назарбаева (в центре).
Алия Назарбаева (в центре).

В профайле Галлахера в деловой сети LinkedIn указано, что он зарабатывает на жизнь, управляя деньгами «сверхбогатых людей». Адвокат вместе с Алией Назарбаевой действительно входит в совет директоров Kerfuffle AG. По данным Business-montor.ch, компания, основанная в 2009 году, управляет фондом, а ключевыми лицами, принимающими решения, в ней являются Томас Джон Галлахер (президент) и Алия Назарбаева (член совета директоров). Сферами деятельности указаны «продажа и покупка компаний», «покупка, управление и продажа ценных бумаг, патентов, лицензий и других видов интеллектуальной собственности».

По информации издания, еще в начале февраля 2017 года проект клиники выглядел «многообещающе». Тогда в конференц-зале в дорогом районе Цюриха состоялось заседание совета директоров компании-спонсора. В нем участвовали Галлахер, ныне покойный кардиолог, а также юрист из Женевы Марк Боннан. Он, пишет газета, «неоднократно представлял семью Назарбаевых», в том числе когда «в швейцарском банке в 2004 году заморозили 100 миллионов франков». (Речь идет о деле, известном как «Казахгейт». Оно касалось обвинений в подкупе казахстанских чиновников американскими нефтяными компаниями для получения доступа к нефтегазовым месторождениям в стране. — Ред.)

Tages-Anzeiger сообщает, что издание побеседовало с «человеком, присутствовавшим на встрече, который просил не указывать его имени». Он, пишет газета, считает вполне правдоподобным, что Алия Назарбаева «хотела инвестировать в Швейцарию после того, как ее сестра Динара [Кулибаева] купила виллу в пригороде Женевы Аньер в 2010 году за 74,7 миллиона франков».

Швейцарский замок Бельрив, принадлежащий Динаре Кулибаевой.
Швейцарский замок Бельрив, принадлежащий Динаре Кулибаевой.

На заседании Галлахер объявил о планах построить на берегу озера роскошную клинику под названием «Швейцарский замок» (The Swiss Castle).

«В ходе встречи Галлахер представил проект элитной клиники "Замок" с 40–50 люкс-палатами, из которых большинство — площадью 100 квадратных метров, оснащенных современным медицинским оборудованием. Кроме того, предполагалось построить дом для проживания персонала, операционные залы, койки интенсивной терапии, парикмахерскую и ресторан, который бы круглосуточно обслуживал пациентов», — пишет издание.

«Это [было] предложение для богатых, которые прилетали бы в аэропорт Клотен на частном самолете, а затем на вертолете в Пфеффикон», — сообщает газета.

По информации газеты, клинику намеревались строить на месте каменного завода площадью пять гектаров, а с его владельцем Ули Феуси было проведено несколько встреч. «Феуси отказался от комментариев, однако, по словам инсайдеров, переговоры должны были состояться 5 мая 2019 года», — пишет журналист.

Швейцарское издание не смогло выяснить, почему проект был остановлен. Газета выдвигает предположение, что «казахстанские доноры, похоже, покинули проект в начале 2018 года». Галлахер в электронном письме от 8 марта 2018 года написал: «Я больше не буду участвовать в этом проекте».

«Неясно, сколько денег у Алии Назарбаевой в Швейцарии и сколько было на самом деле потрачено на проект клиники. Одно можно сказать точно: врачу [компания] ссудила около миллиона франков. Но он продолжил погружаться в долги», — пишет Tages-Anzeiger.

Кардиолог, у которого также постоянно возникали проблемы в профессиональной сфере, продолжил вести расточительную жизнь и продвигать проект самостоятельно, сообщает газета. «Он получил экспертные заключения, заказал предварительные исследования, разработал эскизы проекта и даже выяснил, что полы в клинике можно сделать паркетными», — пишет газета.

Журналист пишет, что ни подрядчики, выполнявшие работы вплоть до 2020 года, ни сам врач за свою работу денег не получали. «Он [кардиолог], должно быть, до самого конца надеялся и ждал, что его мечта о "Швейцарском замке" исполнится и все его проблемы будут решены», — заключает издание. В результате врач потребовал, чтобы Галлахер «покрыл все его расходы за счет денег из Казахстана».

Как пишет газета, «какие [между сторонами] циркулировали суммы, неизвестно, но в итоге вилла разорившегося доктора была продана с аукциона».

Кардиолог направил жалобу в прокуратуру Швейцарии, а через три дня покончил с собой, устроив поджог на вилле. Tages-Anzeiger сообщает, что прокуратура Швейцарии, Томас Галлахер, Алия Назарбаева не ответили на запросы редакции о комментарии.

ДВЕ РАЗНЫЕ ПОЗИЦИИ ОТНОСИТЕЛЬНО КЫРГЫЗСКО-ТАДЖИКСКОГО КОНФЛИКТА НА ГРАНИЦЕ

Казахстан и Узбекистан по-разному отреагировали на пограничный спор между своими соседями, и тому есть причины: в случае дальнейшего обострения пострадали бы обе страны, но на Узбекистане эскалация сказалась бы в большей степени. К таким выводам приходят авторы в аналитическом материале американского фонда Jamestown.

В результате трехдневных столкновений на границе между Кыргызстаном и Таджикистаном в конце апреля погибли 55 человек и 266 получили ранения. «Узбекистан, активизировавшийся в регионе, 29 апреля в числе первых призвал к деэскалации конфликта. Позже высказались Казахстан и Россия», — пишет автор Умида Хашимова. По ее словам, Россия, которая «традиционно первой реагировала на события в Центральной Азии и предлагала экстренную помощь», на этот раз «сыграла небольшую роль». Как считает Хашимова, эти события «четко продемонстрировали, насколько по-разному видят ситуацию Казахстан и Узбекистан». «Если бы война между Кыргызстаном и Таджикистаном вышла из-под контроля и ситуация обострилась, обе страны на разном уровне почувствовали бы нестабильность», — пишет автор.

На следующий день после начала стрельбы Ташкент призвал конфликтующих сохранять спокойствие и начать переговоры «в духе братства в Центральной Азии». После того как страны договорились прийти к соглашению, президент Узбекистана Шавкат Мирзияев поздравил обе стороны «по отдельности» и призвал к мирному урегулированию таких споров в будущем. «Неясно, помогли ли эти призывы снизить напряженность, но очевидно, что Ташкент был обеспокоен эскалацией ситуации и говорил на нейтральном языке с обеими странами. Узбекистан изо всех сил старался не допустить, чтобы сложилось мнение, что он поддерживает какую-либо из сторон конфликта», — пишет автор.

Казахстан, напротив, «не скрывает», какую сторону поддерживает, утверждает Хашимова. 1 мая президент Касым-Жомарт Токаев поговорил по телефону с президентами Кыргызстана и Таджикистана, но «было очевидно, что он больше сочувствовал своему коллеге Садыру Жапарову, которому выразил соболезнования [по поводу гибели жителей] и предложил гуманитарную помощь». Зато в беседе с президентом Таджикистана Эмомали Рахмоном Токаев, «кажется, больше хотел убедиться в фактах». Как пишет автор, в официальных сообщениях из Казахстана не упоминалось, что Токаев выразил соболезнования Рахмону или предложил содействие.

Президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев и президент Таджикистана Эмомали Рахмон. 19 мая 2021 года.
Президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев и президент Таджикистана Эмомали Рахмон. 19 мая 2021 года.

По мнению Хашимовой, нейтралитет Узбекистана объясняется несколькими причинами. Во-первых, в случае затяжного характера кыргызско-таджикского конфликта третьей пострадавшей стороной оказался бы Узбекистан, поскольку он граничит с обеими странами, в отличие от Казахстана, который имеет общую границу только с Кыргызстаном.

Во-вторых, конфликт мог бы помешать Узбекистану разрешить собственные вопросы, касающиеся его границы с Кыргызстаном. В-третьих, пишет автор, от стабильности в регионе зависят и проекты, имеющие прямое влияние на экономическое развитие Узбекистана, в том числе железная дорога Китай — Кыргызстан — Узбекистан.

Между тем, говорится в анализе Jamestown Foundation, Казахстан — один из крупнейших инвестиционных и торговых партнеров Кыргызстана и давно поддерживает более тесные связи со своим соседом, чем с Таджикистаном. Эта близость, считает автор, «прослеживалась в разговоре Токаева с Жапаровым».

По словам эксперта, с приходом к власти президент Мирзияев взялся за стратегический проект по созданию регионального «пояса стабильности» и конфликт несет угрозу подобным инициативам. Как считает автор, именно оперативное вмешательство Ташкента позволило «инциденту остаться на региональном уровне и избежать вмешательства внешних посредников».

РОГА САЙГАКОВ В КАЗАХСТАНЕ — 12 ДОЛЛАРОВ, В АЗИИ — ПЯТЬ ТЫСЯЧ

Журналистка Euriasianet Джоанна Лиллис обратила внимание на проблемы защиты сайгаков. Автор поднимает проблемы, связанные с продажей мяса и рогов этих охраняемых животных, которым грозит исчезновение.

«Сайгак, который обитает в этой степи со времен последнего ледникового периода, находится на грани исчезновения», — пишет автор.

По ее словам, 90 процентов сайгаков в мире находится в Казахстане.

В период с 1992 по 2003 год количество сайгаков в Казахстане сократилось на 98 процентов, с одного миллиона до 20 тысяч, «из-за охотников и потери среды обитания».

Сайгаки в степях в Западно-Казахстанской области. Фотография сделана в 2017 году.
Сайгаки в степях в Западно-Казахстанской области. Фотография сделана в 2017 году.

По словам автора, благодаря государственной «программе сохранения сайгаков» в 2019 году поголовье животных увеличилось до 334 тысяч.

Однако эти достижения можно легко потерять, потому что численность сайгаков «не достигла необходимого максимума».

Самую большую опасность для этих степных животных представляет человек.

В традиционной китайской медицине ценятся сайгачьи рога, продукция из которых, как считается, «лечит множество недугов, в том числе простуду, болезни горла, легких и печени». Это привело к буму торговли этой продукцией, пишет Eurasianet.

Документальный фильм Азаттыка «Сайгаки: дорога или степь?»

Сайгаки: дорога или степь?
please wait

No media source currently available

0:00 0:14:33 0:00

Согласно Конвенции о международной торговле видами дикой фауны и флоры, сайгакам был предоставлен статус «охраняемых видов второй степени», согласно которому торговля должна осуществляться на уровне, обеспечивающем выживание животных.

До сих пор действовали только правила, запрещающие экспорт продукции из сайгака из Казахстана, Монголии, России и Узбекистана, где обитает сайгак.

В 2019 году не вступила в силу защищающая сайгаков норма «первой степени», то есть правила, позволяющие продавать ее продукцию только «в случае необходимости». Казахстан и Россия выступили против этого, заявив, что, если популяция сайгака сильно вырастет, должна быть контролируемая торговля и возможность удерживать ее стабильную численность.

Экспорт продукции из сайгака строго запрещен, но, несмотря на это, пишет автор, «черный рынок процветает».

«Сайгачьи рога, которые обычный сельский житель в Казахстане продает всего за 12 долларов, могут стоить до пяти тысяч долларов в Китае и Юго-Восточной Азии», — пишет Eurasianet.

Недавно журналисты газеты «Курсив» под видом покупателей легко вышли на связь с торговцами, продающими рога животных по 200 долларов. Кое-кто из посредников включил их в группу WhatsApp, которая продает рога за небольшие деньги.

«Бороться с этим бизнесом опасно», — говорит журналист, отметив, что в 2019 году от рук браконьеров погиб инспектор по охране дикой природы Ерлан Нургалиев.

КОММЕНТАРИИ

Вам также может быть интересны эти темы

XS
SM
MD
LG