Доступность ссылок

Срочные новости

«Миллионы долларов казахскому клептократу». В СМИ вспомнили о «Казахгейте»


Президент США Дональд Трамп (слева) с тогдашним президентом Нурсултаном Назарбаевым в Белом доме. За ними — дочь Назарбаева Дарига. Вашингтон, 16 января 2018 года.

В западной прессе на этой неделе пишут о давнем коррупционном скандале «Казахгейт» и попытках Нурсултана Назарбаева, тогдашнего президента Казахстана, замять расследование громкого дела в США. Статья на эту тему вышла на фоне инициатив администрации Дональда Трампа внести в законодательство исключения, которые журналисты назвали «подарком клептократам». В СМИ пишут также о судебных процессах в Казахстане над бежавшими из Синьцзяна этническими казахами, отмечая, что их дела становятся «головной болью» для Нур-Султана.

«ПОДАРОК ТРАМПА КЛЕПТОКРАТАМ». ПРИ ЧЕМ ТУТ «КАЗАХГЕЙТ»?

В американском журнале New Republic в статье «Тихий рождественский подарок Дональда Трампа клептократам» критикуют администрацию президента США за пересмотр антикоррупционного законодательства, обязывающего крупные американские нефтегазовые компании раскрывать свои платежи иностранным правительствам. Самым громким делом, которое было заведено в рамках этого законодательства, как пишут в публикации, является «Казахгейт» — коррупционный скандал, связанный со взятками нефтяных гигантов высшему руководству Казахстана в обмен на доступ к богатым месторождениям углеводородов. В материале объясняют, почему новая политика американской администрации может «порадовать клептократов и мошенников по всему миру» — Белый дом инициировал исключения в так называемый «Раздел 1504» закона «О коррупции за рубежом».

«Почти два десятилетия назад Нурсултан Назарбаев, — тогдашний дерзкий диктатор Казахстана — пришел на поклон в Белый дом при Джордже Буше, отчаянно пытаясь заключить сделку. Постсоветский властный человек столкнулся с проблемой: министерство юстиции [США] обвиняло Назарбаева во взяточничестве», — пишет New Republic о бывшем президенте Казахстана, который после почти 30 лет правления, в марте 2019 года, сложил с себя полномочия, но по-прежнему удерживает в руках значительную власть и контролирует госаппарат.


Власти США в те годы предъявили Нурсултану Назарбаеву обвинение в давлении на ряд нефтегазовых компаний, которые в итоге заплатили «десятки миллионов долларов главному казахстанскому клептократу». Деньги «прошли через счета в швейцарских банках, а добытые нечестным путем доходы принесли Назарбаеву такие предметы роскоши, как снегоходы, шубы и быстроходные катера. Пойманный с поличным, Назарбаев хотел, чтобы президент Буш и сотрудники его администрации помогли с решением юридических проблем, рассказывается в статье New Republic.

Обвинения в адрес Назарбаева «серьезно затруднили» его попытки создать имидж «ориентированного на Запад демократизатора». Назарбаев и его посланники неоднократно просили администрацию Джорджа Буша — младшего отдать распоряжение о прекращении дела, отмечает New Republic. Назарбаев, как пишет американское издание, отправлял своих людей к вице-президенту США Дику Чейни, который, как сообщала британская газета Financial Times, «дал отпор казахам», порекомендовав им «нанять хорошего адвоката». Назарбаев обратился непосредственно к Бушу, но тот, по данным New York Times, сказал «приспешникам диктатора», что администрация президента США не может повлиять на расследование, говорится в публикации.

Дело «Казахгейт» в конечном итоге развалилось, но законодатели США смогли разработать новаторские правила, требующие от нефтегазовых компаний раскрывать информацию о своих платежах иностранным правительствам.

«Но те дни прошли. Последние несколько месяцев, кульминацией которых стал третий импичмент президента США, продемонстрировали, что президент Дональд Трамп и его идеологические союзники не намерены идти по стопам Буша в противодействии коррупции за рубежом», — отмечают в статье.

Речь идет о введении многочисленных исключений, которые позволяют компаниям предоставлять определенную информацию конфиденциально либо не предоставлять вообще, что приведет на практике к исключению прозрачности, предусмотренной изначально в законе.

Дональд Трамп (справа) и Нурсултан Назарбаев в Белом доме. Вашингтон, 16 января 2018 года.
Дональд Трамп (справа) и Нурсултан Назарбаев в Белом доме. Вашингтон, 16 января 2018 года.


«Всё это означает, что, если бы Назарбаев просто дождался вступления Трампа в должность, все его усилия по уговорам Белого дома принесли бы дивиденды — и он мог бы спокойно наслаждаться всеми своими нечестно заработанными снегоходами и быстроходными катерами. Как говорится, всему свое время», — резюмирует New Republic.

Азаттык ранее писал, что дело «Казахгейт» в США завершилось в 2010 году, после того как американский Джеймс Гиффен, представленный как советник Нурсултана Назарбаева, заключил в США сделку с обвинением. Он признал вину по небольшому налоговому правонарушению и единичной выплате взятки и вышел на свободу. США договорились с Казахстаном и Швейцарией об использовании миллионов долларов на арестованных банковских счетах для благотворительных целей — был создан фонд «Бота», который профинансировал социальные проекты.

СУД НАД БЕЖАВШИМИ ИЗ КИТАЯ И «ЗАТРУДНИТЕЛЬНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ» НУР-СУЛТАНА

На англоязычном сайте Eurasianet.org вышла статья о начале судебного разбирательства в Восточно-Казахстанской области над Кастером Мусаханулы и Мурагером Алимулы — этническими казахами, которые бежали из Китая и обвиняются в незаконном пересечении границы. Их арестовали 14 октября, вскоре после выступления на пресс-конференции в Алматы, где они рассказали о жестоком обращении с этническими меньшинствами в Синьцзяне. Их защитники считают, что в случае выдачи в Китай мужчин может ждать там смертная казнь.


«Это лишь один из нескольких случаев, когда Нур-Султан оказался в затруднительном положении, [пытаясь одновременно] поддерживать близкие связи с Пекином и в то же время успокоить активистов и граждан, разгневанных массовым притеснением мусульман в Синьцзяне», — пишет Eurasianet.org.

В статье упоминают дела других этнических казахов из Синьцзяна, о которых писал Азаттык, в частности — Сайрагуль Сауытбай, Кайши Акан и Тлека Табарака. «Новые случаи создают потенциальную угрозу для китайско-казахстанских двусторонних отношений, активизация, которую они вызывают, представляет головную боль для казахстанского режима», — отмечает Eurasianet.org.

Кастер Мусаханулы, этнический казах из приграничного китайского региона Синьцзян, в суде. Зайсан, 6 января 2020 года.
Кастер Мусаханулы, этнический казах из приграничного китайского региона Синьцзян, в суде. Зайсан, 6 января 2020 года.


Новые судебные процессы в Жаркенте (по делу Табарака) и Зайсане (по делу Мусаханулы и Алимулы) совпали с прекращением наложенных судом ограничений на передвижение правозащитника Серикжана Билаша, который возглавлял организацию «Атажұрт еріктілері», одной из первых поднявшую тему преследований меньшинств в Синьцзяне. Его арест в прошлом году по обвинению в «возбуждении розни» мог способствовать активизации разрозненных оппозиционно настроенных гражданских групп. Но волна пошла на спад, когда суд освободил Билаша в августе после соглашения о признании вины. Ему запрещено руководить общественными организациями, но в комментарии Eurasianet.org он говорит, что видит «много несправедливости» и готов продолжить работу в качестве рядового члена «Атажұрт еріктілері».

В издающейся в Вашингтоне газете Diplomat в статье «Казахская дилемма: Пекин, как сообщается, добивается депортации бывших узников "лагерей"» комментируют дело этнической казашки из Синьцзяна Гульзиры Ауелхан. В интервью «Радио Свободная Азия» (RFA) женщина из Казахстана, которая была задержана в Синьцзяне в 2017 году и после выхода из «лагеря перевоспитания» выехала в Казахстан, сказала, что ей грозит депортация в Китай. Она сослалась на источники в государственных органах, сообщившие ей об угрозе выдачи Китаю, но отказалась их раскрыть.

Утверждения Ауелхан вписываются в более широкий контекст развернувшегося дискурса о том, как Нур-Султан выстраивает отношения с Пекином и параллельно вынужден решать вопрос с бежавшими из Синьцзяна казахами, пишет Diplomat.

В статье тоже приводят дело Сайрагуль Сауытбай — этнической казашки из Синьцзяна, признавшей обвинение в незаконном пересечении границы с Казахстаном. Ее выступления в суде пролили свет на систему «лагерей политического перевоспитания» для уйгуров, казахов и других исповедующих ислам меньшинств. Китайское правительство в то время отрицало даже наличие таких учреждений, но позже признало существование заведений, которые назвало «образовательными центрами», созданными для противодействия экстремизму и терроризму. Казахстанский суд отказался депортировать Сайрагуль, но получить убежище в Казахстане она не смогла. Сауытбай уехала в Швецию в июне 2019 года и вскоре еще более открыто рассказала о «лагерях» западным журналистам.

«Другие, более недавние случаи подчеркивают неоднозначную политику Казахстана, когда речь идет о тех, кто незаконно пересек границу, спасаясь от "лагерей" Синьцзяна и от китайских властей», — пишет Diplomat. В статье отмечают, что в конце декабря суд в Жаркенте приговорил Кайшу Акан, которая въехала в Казахстан в мае 2018 года, к шести месяцам условного срока, постановив, что она может остаться в Казахстане.

Комментируя дело Мурагера Алимулы и Кастера Мусаханулы, Diplomat пишет, что в начале декабря Дархан Дильманов, заместитель главы пограничной службы комитета национальной безопасности Казахстана, заявил, что они будут депортированы. Позже — когда адвокат обвиняемых и активисты сказали, что решение о депортации выносит суд, а не Погранслужба, — Дильманов прокомментировал, что его неправильно поняли.

Принудительное выдворение лиц, ищущих убежище, запрещено международными договорами, в частности Конвенцией 1951 года о статусе беженцев, ратифицированной Казахстаном. «Стратегия Нур-Султана, по-видимому, основана на двух конкурирующих интересах: поменьше раздражать Пекин и отвлечь внимание внутри страны от раздраженной границы. Однако удовлетворение первого рискует усугубить ситуацию со вторым», — пишет Diplomat.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG