Доступность ссылок

Срочные новости

Репрессии в Синьцзяне и молчание правительств Центральной Азии


Пришедшие в представительство МИД в Алматы люди, утверждающие, что их родственники в Синьцзяне содержатся в «лагерях политического перевоспитания». 30 октября 2019 года.

Международные СМИ на уходящей неделе пишут о нарушениях прав этнических меньшинств в Синьцзяне, в том числе казахов, пересказывая истории бывших узников китайских «лагерей перевоспитания». В прессе анализируют отношения Нур-Султана и Пекина, а также комментируют отложенный визит госсекретаря США Майка Помпео в Центральную Азию на фоне молчания пяти «станов» относительно ситуации в Синьцзяне.

ИСТОРИИ ЛЮДЕЙ ИЗ «ЛАГЕРЕЙ ПЕРЕВОСПИТАНИЯ»

В видеосюжете на сайте катарского телеканала Al Jazeera, в видеорепортаже «Этнических казахов "задерживают и подвергают пыткам в китайских лагерях"», рассказывают о преследовании исповедующих ислам этнических меньшинств в Синьцзяне, провинции на северо-западе Китая. В материале приводят истории бывших узников «лагерей политического перевоспитания», в которые принудительно отправляют уйгуров, казахов, кыргызов и представителей других коренных общин.

Этнический казах Орынбек Коксебек, переехавший из Китая в Казахстан, рассказал в интервью, что в закрытом учреждении в Синьцзяне его вынуждали принимать таблетки и ставили ему уколы, которые нанесли физический и психологический вред. Он не может вспомнить всё, что ему довелось пережить в «лагере», но помнит, что его заставляли петь китайский гимн и читать стихи. Историю Орынбека Коксебека Азаттык рассказал в мае 2018 года: герой публикации сообщил, что его обливали ледяной водой и держали в наручниках.

Корреспондент телеканала говорит, что многие бывшие узники китайских «лагерей», с которыми он поговорил в Казахстане, отказались называть имена из-за страха преследований.

Правозащитники из организации «Атажұрт еріктілері» записали истории более двух тысяч этнических казахов, которые находились в «лагерях» или родственники которых удерживаются под стражей в Китае. По данным этого общественного объединения, около 500 тысяч этнических казахов находятся в «лагерях» в Китае, тысячи семей не знают, живы ли их родные, сообщается в репортаже.

Член «Атажұрт еріктілері» Ербол Даулетбек говорит, что Китай подвергает меньшинства «идеологической обработке», заставляя изучать китайский язык и забыть религию, подвергает задержанных пыткам.

Правозащитник Айна Шорманбаева отмечает отсутствие международных инструментов для защиты жертв репрессий в Синьцзяне и взыскания компенсаций в их пользу.

Представитель международной правозащитной организации Human Rights Watch Софи Ричардсон призывает к немедленному закрытию «лагерей» и введению санкций против компаний, которые причастны к репрессиям в Синьцзяне, а также китайских официальных лиц, ответственных за эту политику.

В продолжение темы в другом видеорепортаже Al Jazeera «Задержанные в Китае мусульманки говорят о принудительных абортах» описывают историю этнической казашки Гульзиры Могдин, которая отважилась рассказать о пережитом в Синьцзяне после возвращения в Казахстан и получения казахстанского гражданства. Рассказ Гульзиры Могдин Азаттык опубликовал в октябре 2018 года.

«Aборт по принуждению». Исповедь вернувшейся из Синьцзяна:

«Aборт по принуждению». Исповедь вернувшейся из Синьцзяна
please wait

No media source currently available

0:00 0:03:04 0:00


Гульзира Могдин сообщила катарскому каналу, что ее задержали при пересечении границы с Китаем. Поводом стало наличие в телефоне мессенджера WhatsApp. Ее отправили на медосмотр, где выяснили, что она беременна. Женщине сделали принудительный аборт, закрыли в клинике и начали давать лекарство от туберкулеза. Гульзира жалуется, что после перенесенного страдает от постоянной головной боли.

Сумевшие выбраться из Синьцзяна казашки рассказывали ранее журналистам, что их вынуждали прервать беременность, вводили внутриматочные спирали, некоторые подвергались изнасилованиям, испытывали сексуальное унижение. Правозащитники называют эту практику «оружием Китая» против тюркоязычных меньшинств Синьцзяна.


В интервью Al Jazeera гражданский активист из Алматы Жанболат Мамай призывает власти Казахстана защищать этнических казахов за рубежом, как это делают другие государства, поддерживающие диаспоры за границей, как, например, Израиль, европейские страны.

Власти Казахстана не решаются открыто высказаться в защиту прав этнических казахов. По словам представителя Казахстанского совета по международным отношениям Искандера Акылбаева, отношения между Казахстаном и Китаем являются «деликатной темой». Он говорит, что Нур-Султан выстраивает «дипломатию в казахском стиле», которая стремится поддерживать отношения, но при этом показать свое мнение.

МОЛЧАНИЕ ПЯТИ «СТАНОВ» ОТНОСИТЕЛЬНО СИТУАЦИИ В СИНЬЦЗЯНЕ

На сайте британского новостного агентства Reuters вышла статья «Китай уверен в поддержке Центральной Азии перед визитом Помпео». «На следующей неделе [госсекретарь США Майк] Помпео посетит Казахстан и Узбекистан — близких друзей Китая, которые не подвергали критике его политику в Синьцзяне, хотя их граждане имеют тесные культурные и религиозные связи с людьми из Синьцзяна», — говорится в статье.

1 января государственный департамент США объявил, что поездка Помпео отложена из-за роста напряженности на Ближнем Востоке.

В статье цитируют официального представителя министерства иностранных дел Китая Гэна Шуана, который отметил, что пять стран Центральной Азии «лучше понимают» ситуацию в Синьцзяне, чем США, и имеют больше прав говорить о Синьцзяне. «Если США снова попытаются использовать свои старые уловки, это будет бесполезно. По вопросу Синьцзяна страны Центральной Азии понимают и поддерживают позицию Китая и положительно оценивают меры Китая по борьбе с терроризмом и экстремизмом», — заявил он.

Президент Китая Си Цзиньпин встречает прибывшего с визитом в Пекин президента Казахстана Касым-Жомарта Токаева. 11 сентября 2019 года.
Президент Китая Си Цзиньпин встречает прибывшего с визитом в Пекин президента Казахстана Касым-Жомарта Токаева. 11 сентября 2019 года.


В издающейся в Вашингтоне газете Diplomat в статье «Чего ожидать от предстоящего визита госсекретаря США Помпео в Центральную Азию» также комментируют стратегию США в регионе.

Согласно заявлению для прессы от 30 декабря, Помпео должен был вылететь в Нур-Султан 4 января из Минска. Предполагалось, что он встретится с президентом Касым-Жомартом Токаевым, экс-президентом Нурсултаном Назарбаевым (подавшим в отставку в марте прошлого года, но сохраняющим широкие полномочия) и министром иностранных дел Мухтаром Тлеуберди 5 января.

«Против экспансии». Антикитайские акции в 2019 году:

«Против экспансии». Антикитайские акции в уходящем году
please wait

No media source currently available

0:00 0:07:29 0:00


Государственный департамент США в официальном заявлении подчеркивает приверженность Вашингтона «независимости, суверенитету и территориальной целостности» стран Центральной Азии. Это рутинная дипломатическая терминология. Подтекст заключается в том, что другие партнеры региона — Россия и Китай — менее уважают эти три постулата, говорится в статье.

Предполагалось, что в Нур-Султане Помпео «подтвердит расширенное стратегическое партнерство [с США] и обсудит пути расширения двусторонней торговли и инвестиций». В статье Госдепа упоминают приход Токаева на смену Назарбаеву: «Президент Токаев взял на себя обнадеживающие обязательства по проведению политических и экономических реформ, и мы с нетерпением ожидаем выполнения этих обязательств».

В то же время в статье отмечают, что «у Вашингтона больше шансов обсуждать с государствами Центральной Азии Афганистан, чем Китай». Пять «станов» зависят от Китая экономически, имеют значительный долг перед Пекином. «До сих пор ни одно из государств Центральной Азии не выступило решительно (или вообще) против интернирования в Синьцзяне мусульманских меньшинств, включая казахов, кыргызов и других», — пишет Diplomat.

Сколько Центральная Азия должна Китаю:

Сколько Центральная Азия должна Китаю
please wait

No media source currently available

0:00 0:04:50 0:00

КАК КИТАЙ ПРЕВРАЩАЕТ МЕНЬШИНСТВА В «АРМИЮ РАБОЧИХ»

В американской газете New York Times опубликовали обширную аналитическую статью «Внутри китайской политики по превращению мусульманских меньшинств в армию рабочих», в которой описывают кампанию по привлечению меньшинств Синьцзяна — в основном уйгуров и казахов — к принудительной работе на промышленных предприятиях, преимущественно текстильных.

«Под давлением властей бедные фермеры, мелкие торговцы и безработные сельские жители трудоспособного возраста посещают курсы обучения и идеологической обработки в течение нескольких недель или месяцев, а затем им поручают шить одежду, изготавливать обувь, подметать улицы или выполнять другую работу», — пишет New York Times.

Власти Китая утверждают, что уйгуры и казахи являются «избыточной рабочей силой в сельской местности» и в недостаточной мере заняты трудом, что угрожает социальной стабильности. Чиновники говорят, что, привлекая их к стабильной работе под надзором правительства, государство избавляет их от нищеты и препятствует распространению религиозного экстремизма и насилия. Критики видят в этой политике стремление Пекина подчинить меньшинства и ассимилировать их, говорится в статье.


Власти планировали к концу 2020 года привлечь к работе 100 тысяч человек из беднейших районов южного Синьцзяна, где в основном проживают этнические уйгуры. Недавно власти Китая заявили, что эта цель была достигнута досрочно — на год раньше срока. К концу 2023 года, согласно другому плану, предполагается, что в Синьцзяне в текстильной и швейной промышленности будет работать миллион человек, по сравнению с примерно сотней тысяч в 2017 году.

Новые промышленные предприятия построены в Синьцзяне рядом с «лагерями политического перевоспитания» и нанимают в качестве рабочей силы узников этих учреждений. «Стремление Синьцзяна организовать рабочие места для меньшинств больше похоже на призыв на воинскую службу, чем на трудоустройство», — пишет New York Times. Рабочие не могут уволиться, «неблагонадежных» отправляют на «курсы перевоспитания» в вечернее время.

По сообщениям официальной прессы, рабочие зарабатывают 400 долларов в месяц и более, однако реальность зачастую далека от этих цифр. По словам эксперта по Синьцзяну Адриана Зенца, в городке на юге Синьцзяна две трети рабочих на заводе, заработная плата которых приведена в онлайн-отчетах, получали 114 долларов в месяц.

31-летняя жительница Синьцзяна Аманжол Киса рассказала, что провела год в «лагере», после чего ее отправили на работу на швейную фабрику на три месяца. По словам ее мужа, гражданина Казахстана Мухамета Кызырбека, ей платили 115 долларов в месяц — менее половины минимальной заработной платы. В интервью газете Мухамет Кызырбек сказал, что у его жены нет другого выбора. «После освобождения вам нужно работать в соответствии с их политикой», — сказал он.


По официальным оценкам, 85 процентов китайского хлопка выращивается в Синьцзяне. Пекин стремится производить больше текстиля и одежды. И почти каждое звено в цепочке поставок пересекается с государственными программами «трудоустройства», отмечает New York Times.

Растущая обеспокоенность в мире по поводу нарушений прав человека в Синьцзяне оказывает давление на мировых производителей текстиля. В США недавно ввели запрет на одежду компании Hetian Taida, которую подозревают в использовании труда узников «лагерей». Японская компания Uniqlo между тем заявила, что бренд перестал работать с синьцзянскими партнерами.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG