Доступность ссылок

Срочные новости

«Руки опустились». Центр для детей с ограничениями здоровья — на грани исчезновения


Дети в коррекционном центре «Нур» в Жезказгане.

Коррекционный центр для детей с ограничениями здоровья в Жезказгане приостановил работу. Причина — нехватка средств. Общественники и родители просят поддержки властей и спонсоров. Акимат советует участвовать в госзакупках, но центру ни разу не удавалось выигрывать тендер. Пока организаторы пытаются найти финансирование, дети сидят дома и «угасают».

«ДЛЯ НАШИХ ДЕТОК БЫЛИ ВСЕ УСЛОВИЯ»

Страдающий тяжелой формой аутизма 10-летний Арсен Кабдрахман из Жезказгана, города в Карагандинской области, сегодня вынужден сидеть дома. Дело не только в карантине, который ужесточили после вспышки коронавируса, но и в приостановке работы коррекционного центра «Нур» — из-за отсутствия финансирования. Теперь родители Арсена, так же как и другие жезказганские семьи, в которых воспитываются дети с инвалидностью, посещавшие этот центр, переживают: как им быть дальше?

— Для наших деток были все условия, домашняя обстановка, нужные специалисты. Так почему бы не сохранить этот центр? Тем более есть большое здание, приусадебный участок. У меня тяжелый, неговорящий ребенок, и когда у него пошли положительные сдвиги, то радовалась и я. Сын с радостью просыпался в шесть утра и ждал, когда его отвезут в центр. Он ждал прогулок с детьми в центре, ведь до этого с ним сложно было выйти на улицу, он кричал, люди оборачивались. Сейчас он тоскует. Не знаю, что будет. Придется бросить работу и сидеть дома. Пока же старший сын на каникулах и сидит с ним, а я работаю. Каникулы кончатся, и будет тяжело, — говорит репортеру Азаттыка мать Арсена Акторгын Садуакасова.

Арсен Кабдрахман во время занятий в коррекционном центре для детей с ограничениями здоровья, который сейчас закрыт. Жезказган, Карагандинская область.
Арсен Кабдрахман во время занятий в коррекционном центре для детей с ограничениями здоровья, который сейчас закрыт. Жезказган, Карагандинская область.

До того, как попасть в этот коррекционный центр, созданный жезказганскими общественниками, Акторгын Садуакасова возила Арсена в столицу. Говорит, что пыталась пробовать разные варианты, лишь бы у ребенка появились улучшения. Столичный центр для детей-инвалидов мальчик посещал два месяца. Результаты радовали, но жить в столице и платить ежемесячно по 120 тысяч тенге за пребывание в центре возможности не было, поэтому пришлось вернуться домой.

Арсен посещал жезказганский коррекционный центр «Нур» около полутора лет. График и ежемесячная оплата в 30 тысяч тенге устраивали родителей. Акторгын имела возможность подрабатывать, пока сын находился в центре с утра до вечера, кроме выходных. Для перевозки предоставлялся транспорт: рано утром детей забирали, к вечеру привозили. А родителям в течение дня высылали фото и видеоотчет.

БОРЬБА ЗА ВЫЖИВАНИЕ

Центр «Нур», открытый общественным фондом «Өлке тану» и построенный с нуля, около двух лет поддерживался за счет благотворительности, взносов родителей, личных вложений его создателей. Некоторую помощь в виде транспорта, подарков и организации праздничных мероприятий иногда оказывали местные бизнесмены. Теперь спонсоров не стало, а одних родительских взносов не хватает. Поэтому родителям объявили о приостановке работы, пока не найдется финансирование. 15 детей с ограничениями здоровья и совершеннолетние юноши и девушки с инвалидностью, которые тоже здесь занимались и проводили досуг, остаются дома. Еще десятки желающих из Жезказгана и соседнего города Сатпаев так и остались в списках потенциальных воспитанников.

— Детей-инвалидов становится больше, поэтому в таких коррекционных центрах есть необходимость. Полтора года я искала спонсоров на открытие. Родственники помогли: купили участок, два года строили центр. И еще два года я участвовала в тендерах, но безрезультатно. Теперь бегаю по судам, потому что не согласна с тем, как разыграли тендер. Я надеялась, что, построив центр, мы сможем рассчитывать на помощь властей. Многие родители продолжают к нам обращаться, но не у всех есть возможность делать взносы. Было бы хорошо, если бы часть затрат оплачивались из бюджета. Родственники, которые мне помогали, в этот раз уже отказали. У меня уже руки опустились. Я писала и акиму области, и президенту. Но результата нет, — говорит Азаттыку руководитель центра «Нур» и благотворительного фонда «Өлке тану» Гулсара Джилхайдарова.

В коррекционном центре было трехразовое питание, занятия с разными специалистами, прогулки, приобщение к труду, участие в мероприятиях за пределами центра. Сюда приводили детей с ДЦП, синдромом Дауна, аутизмом, с нарушениями опорно-двигательной системы, слуха, зрения и речи. Было много колясочников. Здесь их обучали навыкам самообслуживания и гигиены, творчеству, проводили лечебную физкультуру. При центре есть озелененный приусадебный участок, где детей учили азам садоводства. Дети получали массаж, водные процедуры в надувном бассейне, посещали спорткомплекс и творческий кружок.

Общественники построили помещение для содержания лошадей с прицелом на будущее: здесь хотели открыть иппотерапию. Один из благотворителей подарил пони. Но о планах, похоже, придется забыть.

ВЛАСТИ СОВЕТУЮТ ПОДАВАТЬ ЗАЯВКИ НА ГОСЗАКАЗ

В областном акимате репортеру Азаттыка сообщили, что профинансировать работу этого коррекционного центра не могут. Посоветовали лишь участвовать в тендерах для организации досуга и проведения социально-культурных мероприятий. Очередной такой госсоцзаказ, на четыре миллиона тенге (около 10 тысяч долларов), говорят власти, будет объявлен акиматом города Жезказган 15 июля.

В коррекционном центре сказали, что попытают удачу вновь, но, учитывая предыдущий опыт — когда руководитель судилась с чиновниками, пытаясь доказать, что «Нур» необоснованно отказали в заключении договора госзакупок, а власти в ответ просили суд не удовлетворять иск, — уже не надеются выиграть тендер и получить заказ.

Ребенок и педагог в коррекционном центре «Нур» в Жезказгане.
Ребенок и педагог в коррекционном центре «Нур» в Жезказгане.

Власти подтверждают, что фонд «Өлке тану» ранее обжаловал результаты госзакупок, которые проводились на городском и областном уровнях. Так было в 2019 и 2020 годах. Один из государственных социальных заказов, как выяснилось, до сих пор не реализован. Деньги в рамках заказа — на организацию досуга и проведение социально-культурных мероприятий для детей с ограниченными возможностями — из городского бюджета выделены, но не освоены.

— Реализация социального заказа не начата в связи с тем, что до сегодняшнего дня не определен поставщик услуг, так как конкурс был проведен три раза и в трех случаях был признан несостоявшимся, — сообщили репортеру Азаттыка в областном акимате.

В управлении координации занятости и социальных программ Карагандинской области репортеру Азаттыка сообщили, что в этом году в рамках государственного соцзаказа реализуется проект предоставления специальных социальных услуг в условиях дневного пребывания 27 детям-инвалидам с психоневрологическими заболеваниями в Жезказгане. По результатам конкурса уже заключен договор не с «Өлке тану», а с другим общественным фондом, на сумму 13 миллионов 900 тысяч тенге. «Өлке тану» пытался обжаловать итоги тендера, усмотрев в конкурсных процедурах нарушения, но безуспешно.

В Жезказгане, по данным фонда «Өлке тану», более 500 детей-инвалидов. Лишь часть из них имеют возможность пребывать в коррекционных центрах. Многие же вынуждены сидеть дома, так как мест в имеющихся в городе центрах не хватает на всех желающих. В надежде на то, что просьбы о сохранении и финансировании центра «Нур» будут услышаны, родители некоторых ребят выступили с видеообращением в соцсетях к властям и потенциальным спонсорам. Руководитель центра тоже обратилась за помощью к крупным компаниям в регионе. Родители опасаются, что если центр закроется окончательно, то их дети, у которых наблюдались улучшения, могут вновь замкнуться в себе и потерять навыки, на восстановление которых уйдут месяцы, а то и годы.

  • 16x9 Image

    Елена ВЕБЕР

    Елена Вебер - творческий псевдоним. Елена - репортёр Азаттыка по Карагандинской области. Живёт и работает в городе Темиртау.

    Елена окончила курсы журналистики в городе Темиртау и филологический факультет (кафедра журналистики) Карагандинского университета имени Е. Букетова в 2009 году. С Азаттыком начала сотрудничать в 2010 году.

     

КОММЕНТАРИИ

Вам также может быть интересны эти темы

XS
SM
MD
LG