Доступность ссылок

Впереди на пути — профиль Сталина


Автомобиль с портретом Сталина на заднем стекле во время автопробега, посвященного 70-летию окончания Великой Отечественной войны.

В Алматы прошел цикл лекций «Живая память», посвященный проблемам реабилитации сталинизма на постсоветском пространстве. Корреспондент Азаттыка побывал на финальной лекции цикла и лично убедился в том, что для некоторых образ «вождя народов» до сих пор живее всех живых.

Цикл лекций «Живая память», организованный на базе форума Open Mind при активной поддержке фонда «Сорос — Казахстан», вообще был посвящен не столько Сталину и его историческому наследию, сколько террору вообще. На протяжении нескольких месяцев специалисты в разных областях — науки, искусства, политики, правозащитной деятельности, журналистики — обсуждали и, если можно так выразиться, оценивали в разрезе времени репрессии, депортации, Карлаг и другие приметы той страшной эпохи. Спикерами в разное время выступили не только академические специалисты, но и публичные личности, включая правозащитника Евгения Жовтиса и шеф-редактора интернет-журнала «Vласть» Зарину Ахматову.

На финальную лекцию «Сталинизм после сталинизма», состоявшуюся 11 апреля в бывшем зале заседаний Верховного Совета Казахстана (теперь это один из залов Казахстанско-Британского Технического Университета), в качестве докладчиков были приглашены профессор русистики Оксфордского университета, действительный член Британской академии наук Катриона Келли, а также автор нескольких монографий о периоде 1920–1940-х годов в истории Советского Союза и Казахстана и бывший заместитель акима Карагандинской области Берик Абдыгалиулы.

О ВИНЕ И ВИНОВНИКАХ

Глава фонда «Сорос — Казахстан» Антон Артемьев. Алматы, 11 апреля 2017 года.
Глава фонда «Сорос — Казахстан» Антон Артемьев. Алматы, 11 апреля 2017 года.

Предваряя финальную лекцию, глава казахстанского филиала «Сорос — Казахстан» Антон Артемьев зачитал стихотворение недавно умершего поэта Евгения Евтушенко «Наследники Сталина» с ключевой мыслью «как из наследников Сталина Сталина вынести?».

— К сожалению, число его сторонников продолжает расти, — заявил Антон Артемьев. — По данным «Левада-центра», в России за последние 27 лет количество людей, симпатизирующих Сталину, увеличилось втрое. В Казахстане такое исследование не проводилось, но, учитывая наше историческое прошлое, а также по-прежнему сильное влияние северного соседа, я уверен, что среди наших соотечественников тоже достаточно тех, кто готов оправдать преступления Сталина.

По словам Антона Артемьева, цикл лекций «Живая память» для того и был задуман, чтобы дать «однозначную оценку» действиям Сталина и той исторической эпохе, а также «окончательно покончить с его наследием».

В свою очередь, Катриона Келли сформулировала главную тему как «О палачах и жертвах». В ноябре прошлого года российское правозащитное общество «Мемориал» опубликовало базу данных 40 тысяч сотрудников НКВД, многие из которых затем также были репрессированы, и с тех пор в экспертном сообществе не прекращается спор, можно ли считать виновников расстрелов одновременно и жертвами. Катриона Келли предлагает рассматривать ситуацию на трех уровнях — через память виновников (как они воспринимали происходящее), через память о виновниках (как это интерпретировали их потомки), через взгляд историков на ситуацию. В качестве примера профессор привела фрагмент речи доклада Никиты Хрущева на 20-м Съезде КПСС, в котором он оправдывает людей, участвовавших в злодеяниях Сталина, тем, что все эти люди были жертвами сами, смертельно боясь ослушаться слов вождя.

Какие словесные позиции характерны для оправдания советских виновников? «Был приказ», «надо было защищаться», «возникла роковая ошибка», «военная необходимость», «а вы разве лучше?»

— Какие словесные позиции характерны для оправдания советских виновников? «Был приказ», «надо было защищаться», «возникла роковая ошибка», «военная необходимость», «а вы разве лучше?», — перечислила Катриона Келли. — Это не все подходит, но была еще позиция «Мы работали под прессом, не виноваты». А еще есть фраза «Мы не жертвы, мы герои».

Свои тезисы британский профессор наглядно иллюстрировала историческими справками и документами, а также фрагментами фильмов о сталинизме, снятых в конце 1980-х годов. По словам Катрионы Келли, ничего из снятого 30 лет назад не потеряло актуальности, поскольку до сих пор в некоторых городах на постсоветском пространстве люди выступают против установки мемориальных табличек на домах, откуда были увезены в НКВД репрессированные. Таким образом работает механизм «вытеснения прошлого»: люди просто не хотят помнить плохое, говорит Катриона Келли. В качестве подтверждения этого тезиса профессор привела цитату из книги Катерины фон Келленбах «Клеймо Каина», в которой описываются чувства внучки после того, как она узнала, что ее дед мог быть причастен к массовым убийствам.

— Мысль исследователя: сначала нужно судить, а потом миловать человека, даже если это близкий родственник. Я никому не навязываю эту точку зрения, но она выглядит достаточно убедительно, — сказала профессор.

ПРОЧЬ ИЗ МОЕЙ ГОЛОВЫ

О механизме вытеснения исторической памяти много говорил и Берик Абдыгалиулы. Он, в частности, озвучил тезис о том, что советские люди были подвержены насильственному вытеснению, когда историческая правда была заменена «нужной» власти информацией.

Черты сталинизма сегодня — это добровольное нежелание знать свою историю.

— Черты сталинизма сегодня — это добровольное нежелание знать свою историю, — заявил Берик Абдыгалиулы. — Мы не хотим знать героические и постыдные страницы своего прошлого.

По словам историка и политолога, в казахстанском обществе произошла «манкуртизация» сознания, в результате чего сейчас люди ломают копья, споря над вопросами, чьими потомками они являются — Монгольской или Российской империй — и кем нужно считать себя: казахами или казахстанцами.

Декан базового факультета КБТУ Михаил Акулов в финальной речи поднял вопрос об историческом покаянии за грехи прошлого. При этом он упомянул о том, что, хотя СССР уже не существует, преемственность режимов имеет место быть, поэтому вопрос с повестки дня в связи «со смертью обвиняемого» снят быть не может. Это тем более актуально, что оправдание Сталина снова становится мейнстримом в соседней России: появляются «сталинобусы», на 9 Мая его портреты появляются в первом ряду на праздничных демонстрациях. Да и в Казахстане к Сталину отношение не столь однозначное: Михаил Акулов показал аудитории видеоопрос людей на улицах Алматы, которые рассуждали о Сталине вполне в положительном ключе, упоминая слова «поднял экономику», «супер», и даже желая в каком-то смысле его возвращения («нас надо осадить», заявила одна из опрашиваемых).

— 2017 год, кажется, ближе к застойному периоду истории СССР, когда за Сталиным признаются некоторые ошибки на фоне общего восхваления тех времен, — заявил Михаил Акулов. — Дело тут не столько в искренней вере в дело Ленина — Сталина, сколько в легитимации настоящего режима за счет мифологизации прошлого. Я считаю, что покаяние за ошибки прошлого поможет нам всем преодолеть страх, который долго время довлел и к которому мы так привыкли, что уже воспринимаем его как благоговение перед державностью.

СТОРОННИК СРЕДИ ПРОТИВНИКОВ

Алексей Матвеев выступает в зале КБТУ. Алматы, 11 апреля 2017 года.
Алексей Матвеев выступает в зале КБТУ. Алматы, 11 апреля 2017 года.

После лекции началась дискуссия. В процессе обмена мнениями и вопросами выяснилось, что в зале присутствует как минимум один человек, не согласный с позицией лекторов. Мужчина в красной куртке, представившийся «историком» и «социологом» Алексеем Матвеевым, с ходу взял достаточно высокий тон в общении с аудиторией.

— Вопрос номер один для меня — кто и перед кем должен каяться за времена? — патетически заявил Алексей Матвеев. — Потом, к вопросу о ролике [с опросом]: очевидно, что новый Сталин невозможен, поскольку уничтожено образование, проведена деиндустриализация, проведена деколлективизация — и в итоге мы получили диктатуру капитала. Сталин невозможен без Ленина, а того, кто был бы равен Ленину по рангу, сейчас нет.

Михаил Акулов попробовал ответить на вопрос человека, на странице которого в Facebook’е есть лекция о Сталине с канала YouTube противоречивого ученого Николая Старикова. Акулов объяснил, что «когда мы используем Сталина, чтобы критиковать текущий режим, — это трагично», а смысл покаяния — в объективной оценке действий прошлого и ответственности за них в настоящем.

— Какой еще режим? — возмутился в ответ Алексей Матвеев. — Сейчас по всему миру только один режим — капиталистический!

Декан базового факультета КБТУ Михаил Акулов (слева) и профессор Жулдузбек Абылхожин во время обсуждения проблем сталинизма. Алматы, 11 апреля 2017 года.
Декан базового факультета КБТУ Михаил Акулов (слева) и профессор Жулдузбек Абылхожин во время обсуждения проблем сталинизма. Алматы, 11 апреля 2017 года.

— Ну почему же, есть еще Северная Корея, — ехидно отозвался со своего места профессор Жулдузбек Абылхожин.

— Сопротивляется пока,— на полном серьезе отреагировал «социолог» Алексей Матвеев.

Кроме того, в ходе обсуждения прозвучал вопрос от одного из студентов КБТУ о том, в чем причина подобного страха и в чем была мотивация тех, кто жил в сталинское время, не сопротивляясь. На это профессор Жулдузбек Абылхожин ответил, что всё дело в «массовом сознании людей», которых «зомбировали» идеологией, — но современные молодые люди уже не такие, и с ними подобное накачивание не пройдет.

— Массовое сознание так и работает, — объяснил Жулдузбек Абылхожин аудитории. — [Почему Сталин популярен и сейчас?] Когда человек испытывает фрустрацию, он бежит в прошлое, ему там удобно. А Сталин — это великая история так или иначе. Поэтому всё так и происходит. Это бесконечная тема для обсуждения.

— Главное — выгодная, — добавил Алексей Матвеев.

СТАЛИН В КАЗАХСТАНЕ

Пик возвращения роли Сталина в жизни казахстанского общества в общественный дискурс приходится ежегодно на даты перед отмечаемым 9 мая Днем Победы. Наибольшего резонанса деятельность сторонников Сталина достигла в 2015 году, когда в год 70-летия окончания Великой Отечественной войны на западе Казахстана прошел массированный автопробег с портретами Сталина на ветровых стеклах, а в Старом Икане под Туркестаном открыли памятник Сталину (простоял всего несколько дней). В этом году общественная дискуссия пока не начиналась, однако в социальных сетях уже начались споры вокруг того, ленту какого цвета надевать на будущий майский парад. До скатывания в разговоры про роль Сталина — один шаг.

Снятый с постамента памятник Сталину в селе Старый Икан. Южно-Казахстанская область, 16 мая 2015 года.
Снятый с постамента памятник Сталину в селе Старый Икан. Южно-Казахстанская область, 16 мая 2015 года.

По мнению профессора Международного центра истории и социологии Второй мировой войны и ее последствий при Высшей школе экономики (Россия) Олега Будницкого, отношение к Сталину в Казахстане строится на том, что ментальность у многих людей осталась «советская», а в этой парадигме Сталин воспринимается исключительно как победитель в войне. А победителей не судят.

— Люди видят вещи в черно-белом цвете, — говорит Олег Будницкий Азаттыку. — Сталин либо хороший, либо плохой. А так как у нас в обществе культ Победы, то она — эта Победа — всё спишет. Поэтому ответственность за военные поражения 42-го года или тем более за раскулачивание, которое, по сути, было второй кровавой революцией, Сталин в общественном сознании не несет.

В 2017 году исполняется 80 лет с момента начала массовых репрессий в СССР. Репрессии не обошли стороной и Казахстан: по данным ученых, за годы советской власти политическим репрессиям в Казахской ССР было подвергнуто около 3,5 миллиона человек. Подавляющее большинство арестов и расстрелов пришлись на время, когда у власти в СССР находился Иосиф Сталин.

  • 16x9 Image

    Вячеслав ПОЛОВИНКО

    Вячеслав Половинко - репортер Азаттыка в Алматинском бюро. Родился в марте 1988 года. Окончил Актюбинский государственный университет имени К. Жубанова. Работал в актюбинских, уральских и петербургских СМИ. 

Ваше мнение

Показать комментарии

В других СМИ

Loading...

XS
SM
MD
LG