Доступность ссылок

Срочные новости

«Кто нам даст такую справку?» Проблемы с документированием вывезенных из Сирии


Военный и вывезенные из Сирии в рамках операции спецслужб казахстанцы.

Родственники вывезенных из Сирии казахстанских детей жалуются на трудности с оформлением документов, необходимых для получения пособий. Выплаты по потере кормильца не назначают, поскольку доказать гибель отцов детей в Сирии не представляется возможным. Представители властей заявляют, что вопросом возвращенных с Ближнего Востока казахстанцев занимаются спецслужбы.

ВСТРЕЧА ПОСЛЕ РАЗЛУКИ

Пятерых внуков и невестку жительницы города Сатпаев Карагандинской области Орынкуль Каратаевой эвакуировали из Сирии в Казахстан в мае этого года в ходе операции «Жусан». Сын Орынкуль, выехавший несколько лет назад с женой и детьми на Ближний Восток в зону боевых действий, на родину не вернулся. Семье сообщили, что он погиб.

— И внуки, и мы скучали друг по другу. Вначале их разместили в центре адаптации в городе Актау. Я встретилась с детьми после того, как они пришли в себя, — говорит она Азаттыку.

Дом Орынкуль Каратаевой и ее мужа теперь снова наполнен детским смехом. Старшему из пятерых внуков Орынкуль Каратаевой девять лет, он ходит в школу, остальные — дошкольного возраста.

Жительница Сатпаева Орынкуль Каратаева.
Жительница Сатпаева Орынкуль Каратаева.


Два года назад, в ноябре 2017 года, Орынкуль Каратаева обращалась в редакцию Азаттыка, рассказав, что не может вернуть в Казахстан из Сирии вдову погибшего сына и внуков.

— Два года бегали, обивали пороги. Родители, которые пытались вернуть внуков, писали президенту. Мы даже отправляли нашего представителя в Грозный, собрав деньги на поездку, — вспоминает Орынкуль-апай.

Незадолго до обращения Орынкуль Каратаевой в редакцию в столицу Чечни Грозный из зоны боевых действий в Сирии и Ираке был эвакуирован 41 человек, пятеро из них были гражданами Казахстана.

ТРУДНОСТИ С ОФОРМЛЕНИЕМ ДОКУМЕНТОВ

Орынкуль Каратаева говорит, что столкнулась сейчас с бюрократической проблемой.

— Суд должен вынести решение, подтверждающее гибель моего сына, отца вернувшихся из Сирии внуков, чтобы назначили пособие по потере кормильца. Суд Сатпаева не может вынести такое решение. Для этого нужна справка о смерти отца детей. Кто нам в Сирии даст такую справку? Некоторые из очевидцев гибели моего сына по возвращении в Казахстан были привлечены к суду, — говорит она.

По словам женщины, о гибели сына на территории Сирии семья узнала в июне 2015 года. Невестке сообщили об этом знакомые, которые находились в зоне боевых действий в Сирии, и показали фото. Невестка верит этому сообщению. Сама Орынкуль говорит, что, как только ей стало известно о том, что ее сын и невестка «поехали отдыхать в Турцию», она сразу же сообщила об этом в отделение полиции Сатпаева, чтобы их объявили в розыск.

— Я представила в городской суд справку из полиции, что они были объявлены в розыск в 2015 году. Но суд это не учел. Сказали, что с момента возвращения детей из Сирии должно пройти три года, — объясняет она.

Орынкуль Каратаева сообщила о сложностях с получением свидетельства о рождении младшего двухлетнего внука, который появился на свет в Сирии.

Ситуация, в которой оказалась Орынкуль Каратаева, не уникальна. Репортеру Азаттыка удалось поговорить с Нагимой Бердияровой (по ее просьбе имя и фамилия изменены), представителем группы родственников вывезенных из Сирии людей, которые не могут оформить пособия на внуков.

Нагима Бердиярова, сын которой погиб в Сирии, а внуки вернулись в страну весной в ходе спецоперации «Жусан», говорит, что встречается с чиновниками, ведет переговоры, но проблемы возвращенных из Сирии детей остаются пока не решенными.

Нагима говорит, что получила в отделении полиции Сатпаева справку о том, что ее сын «пропал без вести», и дала объявление в местной газете, чтобы его считали умершим.

— В суде ссылаются на то, что у них не было такого опыта, однако бумаги об этом не дают. Если бы дали, то мы обратились бы в вышестоящие судебные инстанции, — говорит она.

Дети, родившиеся в Сирии, не на отцовской фамилии. При выдаче свидетельств о рождении по возвращении в Казахстан всех записывают на фамилии матерей.


По словам Нагимы Бердияровой, отцы многих вывезенных из Сирии детей погибли там в период с 2015 по 2017 год. Нагима утверждает, что у нее есть видеозапись гибели сына.

Она рассказывает, что в последнее время у многих возникают споры в связи с выдачей свидетельств о рождении детей.

— Дети, родившиеся в Сирии, не на отцовской фамилии. При выдаче свидетельств о рождении по возвращении в Казахстан всех записывают на фамилии матерей. Мы хотим дать детям свою фамилию, а не фамилию невестки, — говорит она, отмечая, что власти без объяснения причин отказываются записать детей на фамилии их отцов.

Некоторые ее знакомые, как говорит Бердиярова, сумели оформить пособие на прибывших из Сирии внуков и привести в порядок документы, но таких случаев очень мало.

Репортер Азаттыка обратился в отдел занятости и социальных программ Сатпаева. По словам специалиста отдела Айнур Агадиловой, некоторые семьи, в которых есть дети, вернувшиеся из Сирии, получают адресную социальную помощь.

— Вернувшихся из Сирии к нам приводят сотрудники КНБ. Если документы у них в порядке, то выдаем. Пособие по потере кормильца назначает центр по выплате пенсий. Но они не могут без решения суда производить выплаты. КНБ всячески помогает вернувшимся из Сирии в рамках операции «Жусан». Нужно обращаться в КНБ, — порекомендовала специалист.

НОРМЫ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА И ПОЗИЦИЯ СУДА

Родители, которые не могут получить социальные выплаты на вернувшихся из Сирии внуков, ссылаются на статью 28 гражданского кодекса «Признание гражданина безвестно отсутствующим». В ней говорится, что суд может признать человека безвестно отсутствующим по заявлению заинтересованных лиц, «если в течение одного года в месте его жительства нет сведений о нем».

В статье 31 гражданского кодекса «Объявление гражданина умершим» говорится, что «гражданин может быть по заявлению заинтересованных лиц объявлен судом умершим, если в месте его жительства нет сведений о нем в течение трех лет, а если он пропал без вести при обстоятельствах, угрожавших смертью или дающих основание предполагать его гибель от несчастного случая, — в течение шести месяцев».

Вывезенный из Сирии мальчик на занятии в реабилитационном центре. Актобе, 30 июля 2019 года.
Вывезенный из Сирии мальчик на занятии в реабилитационном центре. Актобе, 30 июля 2019 года.


Однако родители, чьи сыновья погибли в Сирии, полагают, что трудности с принятием решения у суда вызвала вторая часть статьи 31, в которой говорится, что «военнослужащий или иное лицо, пропавшее без вести в связи с военными действиями, может быть объявлено умершим не ранее, чем по истечении двух лет со дня окончания военных действий». Родители считают, что их сыновья могут быть отнесены к «иным лицам, пропавшим без вести в связи с военными действиями». Между тем они считаются лицами, которые добровольно отправились в Сирию и примкнули к террористической группировке.

Репортер Азаттыка обратился в суд Сатпаева, чтобы выяснить обстоятельства дела. «Судьи не сказали, почему не вынесли решение о смерти отцов детей, возвращенных из Сирии, это нужно узнать у адвокатов заявителей», — говорит Азаттыку специалист, представившийся секретарем суда.

Пресс-секретарь Карагандинского областного суда Гульбаршын Амангельдыкызы говорит, что у судов «нет подобного опыта».

— Вам лучше спросить в департаменте КНБ по Карагандинской области. Вопросами возвращенных из Сирии лиц занимаются они, — ответила она.

В департаменте комитета национальной безопасности по Карагандинской области Азаттыку пообещали, что ответ на вопрос о документировании предоставит специалист, занимающийся проблемами возвращенных из Сирии. Но момент выхода публикации комментарий из КНБ не был получен.

Репортер Азаттыка обратился также к руководителю пресс-службы Верховного суда Айдосу Садуакасову. По его словам, «Верховный суд не комментирует дела до их поступления в кассацию».

По данным комитета национальной безопасности, предоставленным недавно Азаттыку, из Сирии и Ирака в Казахстан были возвращены 277 взрослых (57 мужчин, 220 женщин) и 547 детей.

С января по май этого года Казахстан провел три этапа операции «Жусан», эвакуировав из Сирии и Ирака 159 взрослых и 357 детей.

Разница между сведениями, предоставленными КНБ, и данными о возвращенных в ходе операции «Жусан» — 118 взрослых и 190 детей. Данные КНБ могут говорить о том, что граждане Казахстана начали возвращаться из Сирии и Ирака до операции «Жусан».

В марте 2018 года заместитель председателя КНБ Нургали Билисбеков говорил, что с начала конфликта в Сирии в Казахстан вернулись 112 граждан (61 мужчина, 51 женщина).

Граждане Казахстана начали уезжать в Сирию и Ирак в 2011–2012 годах. Видео о переехавшей в Сирию группе «казахстанских джихадистов», опубликованное осенью 2013 года в YouTube, обратило внимание общественности на эту ситуацию. Позднее родственники начали распространять сообщения о гибели своих детей, «уехавших на джихад». После этого участились случаи обращения родителей с просьбой помочь им вернуть детей, внуков и вдов сыновей. С такими же просьбами жители обращались и в редакцию Азаттыка.

В октябре в Нур-Султане начался процесс в отношении лиц, вывезенных из Сирии в Казахстан и обвиненных в «причастности к террористической группировке», «участии в вооруженном конфликте в Сирии и Ираке», «пропаганде и финансировании терроризма».

  • 16x9 Image

    Асылхан МАМАШУЛЫ

    Асылхан Мамашулы является репортёром Азаттыка  в Алматинском бюро, пишет, в основном, на политические темы. Родился в апреле 1973 года. В 1994 году окончил Кызылординский педагогический институт имени Коркыта-ата. В 1997-2000 годах учился в аспирантуре Казахского национального университета имени Аль-Фараби.

    Работал в издательстве «Казахская энциклопедия», в газете «Ана тілі» и в центре ABDI-Press. С 2011 года работает в Азаттыке.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG