Доступность ссылок

Срочные новости

Почему в Казахстане сложно получить разрешение на митинг


Сотрудники полиции тащат мужчину, который оказался на перекрестке, обозначенном запрещенным в стране движением ДВК как место проведения митинга. Алматы, 23 июня 2018 года.

Житель Алматы, не добившись разрешения властей на проведение митинга на отведенном для таких мероприятий месте, подал в суд на акимат города и проиграл. Гражданские активисты обеспокоены сложностью получения разрешения на проведение мирных собраний. Они отмечают ужесточение наказания за несанкционированные митинги.

«32 ЗАЯВЛЕНИЯ ЗА 32 ДНЯ»

После убийства казахстанского фигуриста Дениса Тена, бронзового призера Олимпиады в Сочи, недовольство работой полиции в обществе заметно усилилось. На этом фоне житель Алматы Альнур Ильяшев обратился в акимат с заявлением о проведении митинга. Он хотел выйти на мирную акцию с требованием реформировать министерство внутренних дел.

Ильяшев говорит, что является юристом и «не имеет никакого отношения к политическим организациям». В период с 11 августа по 11 сентября, то есть в течение 32 дней, он подал 32 заявления на проведение митинга. Однако в акимате Алматы ему ответили, что на площади за кинотеатром «Сарыарка» – единственном месте для проведения общественно-политических собраний – «проводятся ремонтные работы».

Альнур Ильяшев, который прежде не отличался активным участием в общественно-политических мероприятиях, был удивлен отказом акимата в предоставлении места для проведения мирного собрания.

«Это – конституционное право каждого гражданина, и власти не должны наносить ему вред», – посчитал он и подал в суд на акимат Алматы. Однако Бостандыкский районный суд Алматы 25 сентября не удовлетворил его исковое заявление.

Альнур Ильяшев (слева) на судебном процессе, где рассматривают его иск к акимату Алматы, отказавшему в проведении митинга. 25 сентября 2018 года.
Альнур Ильяшев (слева) на судебном процессе, где рассматривают его иск к акимату Алматы, отказавшему в проведении митинга. 25 сентября 2018 года.

Три человека, присутствовавшие в суде от акимата Алматы, никак не прокомментировали решение суда. Репортер Азаттыка обратился к ним с вопросом: «Как часто поступают заявления на проведение митингов и сколько всего разрешений было дано?» Однако представители акимата не стали отвечать на вопрос.

Альнур Ильяшев говорит, что не согласен с решением суда и будет подавать апелляционную жалобу. Если потребуется, он готов дойти до Комитета ООН по правам человека.

– Мы чувствовали, что так и выйдет. В акимате сослались на «начало ремонтных работ», однако 4 августа на площадке у кинотеатра «Сарыарка» было проведено детское спортивное мероприятие, – говорит он.

Ряд активистов, участвовавших в судебном заседании по жалобе Альнура Ильяшева, утверждают, что выиграть иск против властей сложно. Общественный защитник Ильяшева Маржан Аспандиярова также привлекалась к административной ответственности за участие в несанкционированном митинге и затем обращалась в суд. Однако ее обращения не дали результатов.

Полиция задерживает Маржан Аспандиярову в числе активистов, пришедших на пресс-конференцию «по земельному вопросу». Алматы, 29 апреля 2016 года.
Полиция задерживает Маржан Аспандиярову в числе активистов, пришедших на пресс-конференцию «по земельному вопросу». Алматы, 29 апреля 2016 года.

Гражданские активисты затруднились вспомнить, когда акимат давал разрешение на проведение митингов. Они отмечают, что «многократно привлекались к административной ответственности за проведение несанкционированных митингов».

«Потому что, когда бы мы ни обратились с заявлением о проведении общественно-политического собрания, это место в обязательном порядке оказывается несвободным, либо находят другой предлог [для отказа]», – считают активисты.

По словам правозащитника и журналиста Сергея Дуванова, в Казахстане граждане перестают пользоваться правом на проведение мирных собраний.

– Тому есть две причины. Во-первых, похоже на то, что наверху неофициально наложили запрет на проведение собраний политического характера. Что говорить о разгоне несанкционированных властями митингов, когда задерживают при выходе из дома и делают предупреждения за намерение пойти на собрание. Во-вторых, использование оружия во время Жанаозенских событий 2011 года насторожило людей. Появился страх, что могут применить более жестокие меры, чем аресты и штрафы, – говорит он.

СКОЛЬКО МЕСТ ОТВЕДЕНО ДЛЯ ПРОВЕДЕНИЯ МИТИНГОВ?

Правозащитник Бахытжан Торегожина сомневается в том, что Ильяшеву удастся добиться своих требований, даже если он дойдет до ООН. Известная своей гражданской активностью Торегожина неоднократно подвергалась административному наказанию, у нее также есть опыт обращения в Комитет ООН по правам человека.

– В Комитете ООН по правам человека три моих заявления признали законными и обязали власти Казахстана восстановить мои права. Однако под разными предлогами это не исполнено, – говорит она.

Казахстанский правозащитник Бахытжан Торегожина.
Казахстанский правозащитник Бахытжан Торегожина.

После того как Торегожина на протяжении долгих лет продолжала обращаться с жалобами, генеральная прокуратура Казахстана дала поручение местным властям определить пять мест для проведения митингов оппозиции.

– По всему Казахстану определено всего около 800 таких мест. Эти места утверждены решением областных и районных маслихатов. Однако акимат Алматы отказался выполнить, посчитав это «лишь рекомендацией». Поэтому другого места для проведения митингов, кроме площади за кинотеатром «Сарыарка», нет. Даже эти места нельзя назвать соответствующими для проведения мирных митингов, – говорит правозащитник Бахытжан Торегожина.

Действующий закон «О порядке организации и проведения мирных собраний, митингов, шествий, пикетов и демонстраций в Республике Казахстан» вступил в силу в 1995 году. Согласно закону, любые общественно-политические митинги проводятся лишь в местах, разрешенных властями. Независимые эксперты неоднократно предлагали внести изменения в законопроект, однако их предложения не были приняты.

«ЕСЛИ БУДУТ РАЗРЕШАТЬ, ЧИСЛО СОБРАНИЙ ВОЗРАСТЕТ»

В разговоре с репортером Азаттыка эксперты говорят, что после Жанаозенских событий и до земельных митингов весной 2016 года крупные митинги не проводились. В этот период акции протеста некоторых групп, выступавших против вхождения Казахстана в Таможенный союз, акции группы «Антигептил» после падения российской ракеты на Байконуре, митинги против присоединения Казахстана к Евразийскому экономическому союзу, проводились в основном в закрытых помещениях. Некоторые активисты, не добившись разрешения на проведение митингов, выражали протест на одиночных пикетах.

Участники несанкционированных массовых митингов по «земельному вопросу», которые прошли в нескольких областных центрах и городах страны весной 2016 года, были подвергнуты административному наказанию. Сторонники активистов Макса Бокаева и Талгата Аяна, привлеченных к уголовной ответственности после земельного митинга в Атырау, были арестованы полицией накануне небольшого митинга в их поддержку. Задержания обернулись денежными штрафами, административными арестами.

Земельный вопрос в 2016 году:

Земельный вопрос в 2016 году
please wait

No media source currently available

0:00 0:01:04 0:00

Практика задержания, разгона митингов властями усилилась после того, как бизнесмен в опале Мухтар Аблязов объявил о создании политического движения «Демократический выбор Казахстана». Аблязов через социальные сети призвал народ выйти на улицы. Генеральная прокуратура признала ДВК экстремистской организацией. Сотрудники полиции задержали десятки участников несанкционированных акций в Астане и Алматы, которые вышли с требованием «освободить политических заключенных». Большинство из них были привлечены к административным штрафам «за выход на несанкционированный митинг».

Гражданский активист из Караганды Айткожа Фазыл говорит, что был уверен в том, что власти не дадут разрешение на проведение одиночного пикета, но тем не менее весной этого года обратился с таким заявлением в акимат. Власти города ожидаемо отказали.

– Я хотел провести одиночный пикет в любом разрешенном властями города месте. Не знаю, чего они испугались, но разрешение не дали. Я не нашел вразумительного объяснения их решению. Такое ощущение, что граждане навсегда лишились способа выразить свое мнение, – говорит он.

По словам специалиста в области международного права Руслана Тусипбекова, одиночные пикеты в международной практике не считаются митингом, поэтому необходимости в получении разрешения на их проведение от властей нет.

– В Казахстане к одиночным пикетам относятся по-другому. Лично мне не приходилось слышать, чтобы за последние несколько лет власти давали разрешение на проведение общественно-политическими структурами собраний. Власть боится народа. Если будут разрешать, число собраний возрастет. Потому что благосостояние народа не улучшается. Власти боятся лишиться контроля, – говорит он.

Азаттык обратился в комитет по правовой статистике и специальным учетам генеральной прокуратуры с официальным запросом о количестве граждан, привлеченных к административной ответственности за проведение несанкционированных митингов. Однако в комитете, на сайте которого открыто публикуется информация о числе привлеченных к административным штрафам за курение в общественных местах, как оказалось, статистики по привлечению к ответственности за участие в несанкционированных митингах не ведется. Представитель комитета сообщил, что на другие вопросы они ответят лишь после направления письменного запроса.

Юрист Руслан Тусипбеков скептически относится к публикации такой статистики.

– Если такая информация будет опубликована, это будет свидетельствовать о несоблюдении прав человека в Казахстане, – говорит специалист.

В ходе своего выступления в День памяти жертв политических репрессий 31 мая 2017 года президент Казахстана заявил, что «в Казахстане нет политических репрессий». Нурсултан Назарбаев сказал, что в Казахстане «права и свободы каждого защищены, политических преследований нет», «ни одного узника по этой теме нет».

На 26-й сессии Ассамблеи народа Казахстана во Дворце мира и согласия в Астане 28 апреля этого года Нурсултан Назарбаев сказал, что государство должно быть «чутким» и пресекать попытки нарушения «стабильности» со стороны тех, кто «раскручивает недостатки», призвав ставить таких людей «на место».

  • 16x9 Image

    Асылхан МАМАШУЛЫ

    Асылхан Мамашулы является репортёром Азаттыка  в Алматинском бюро, пишет, в основном, на политические темы. Родился в апреле 1973 года. В 1994 году окончил Кызылординский педагогический институт имени Коркыта-ата. В 1997-2000 годах учился в аспирантуре Казахского национального университета имени Аль-Фараби.

    Работал в издательстве «Казахская энциклопедия», в газете «Ана тілі» и в центре ABDI-Press. С 2011 года работает в Азаттыке.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG