Доступность ссылок

Срочные новости

Трагедия, которая «разбудила общество». Год после гибели пяти сестер


Сгоревшая времянка, в которой погибли пять сестер Ситер. Астана, 4 февраля 2019 года.

4 февраля 2019 года в казахстанской столице простились с пятью девочками из одной семьи. Они погибли в пожаре, охватившем отапливаемую углем времянку в главном городе страны. Трагический случай обнажил социальные проблемы государства и вызвал волну протестов многодетных. Что изменилось год спустя?

Бахыт, Алина, Сабина, Элина и Альбина. Младшей из сестер Ситер было всего девять месяцев, а старшей 12 лет. Ровно год назад холодной зимней ночью в жилом массиве Коктал-1 в столице пять девочек погибли в пожаре. Их тела пожарные извлекли из-под обломков сгоревшей времянки. Родители сестер Евгений и Жанымгуль Ситер были в это время на работе.

На похороны сестер в Нур-Султане пришли сотни людей. Неравнодушные люди стали перечислять деньги семье. Местная мечеть купила чете Ситер квартиру.

Трагедия вызвала волну возмущения казахстанцев социальной политикой государства. В соцсетях начали требовать отставки министра труда и соцзащиты населения, а многодетные матери в столице и ряде регионов вышли на протесты, заявляя о недостаточной социальной поддержке их семей. Некоторые женщины открыто потребовали смены правительства, звучали призывы к отставке Нурсултана Назарбаева, тогдашнего президента страны.

«Пусть Назарбаев уйдет!» Призыв, прозвучавший в акимате (Алматы, 4 марта 2019 года):

«Пусть Назарбаев уйдет!» Призыв, прозвучавший в акимате
please wait

No media source currently available

0:00 0:01:03 0:00

Казахстанский адвокат Гульнара Жуаспаева полагает, что прошлогодняя трагедия «повлияла на сознание людей и продемонстрировала, что социальная политика в стране не работает»:

— Этот случай наглядно показал, что между правящей элитой и простым народом большая разница. На примере гибели пяти девочек люди узнали, в каких ужасных условиях живут многодетные, которые вынуждены проживать в арендованных времянках и работать ночами, оставляя детей дома одних.

Через две с половиной недели после пожара правительство было отправлено в отставку. Еще через месяц сложил полномочия Назарбаев, правивший страной почти 30 лет, и президентская должность перешла его ставленнику Касым-Жомарту Токаеву. Власти провозгласили курс на социальные реформы. Выплаты на ребенка в нуждающихся семьях были увеличены до 21 тысячи тенге. В правительстве заявили, что рассчитывают охватить такой адресной социальной помощью (АСП) около 800 тысяч человек. Но получателей АСП в конце прошлого года оказалось почти в три раза больше, чем ожидали власти, — около 2,2 миллиона человек. Цифры показали неприглядную статистику о количестве людей, живущих в богатом энергоресурсами Казахстане за чертой бедности.

Во второй половине года — после досрочных президентских выборов, победителем которых ожидаемо был объявлен Токаев, — высокопоставленные чиновники (и Токаев в их числе) заговорили о росте иждивенческих настроений среди населения и заявили о необходимости пересмотра условий предоставления АСП: мол, помощь должна стимулировать к труду, а не к «праздному образу жизни». Через некоторое время закон о социальном обеспечении пересмотрели. Новый порядок назначения выплат и пособий многих не устроил — матери вновь выходят на протесты перед резиденцией президента и правительственными зданиями.

«НИЧЕГО, В ОБЩЕМ, НЕ ИЗМЕНИЛОСЬ»

Мать семерых детей из столицы Гульзада Абдраманова — одна из десятков женщин, выходящих на акции протеста с требованием поддержки многодетных семей. Абдраманова получает госпособие по многодетности в размере 53 тысяч тенге и 16 тысяч как обладательница серебряной подвески «Күмiс алқа». Она утверждает, что выходит на акции «не ради себя, а за многодетных, которые по-прежнему живут за чертой бедности».

— В начале массовых акций протеста матерей правительство будто бы встрепенулось, наметились какие-то изменения, но в итоге через пять-шесть месяцев такие чиновники, как [вице-премьер Казахстана] Бердибек Сапарбаев, вернули всё на прежнее положение. Ни правительство, ни начальники не думают о положении многодетных. Ничего, в общем, не изменилось, не считая того, что теперь власти обратно забирают якобы незаконно выплаченные АСП, — говорит Гульзада Абдраманова. — Мы будем выходить на акции, пока государство не будет реально помогать многодетным, семьям, где есть инвалиды и матерям-одиночкам. Потому что основное население живет от зарплаты до зарплаты, практически в долг.


По ее словам, власти в соцсетях через фейковые аккаунты пытались дискредитировать выступающих с недовольством матерей, говоря о них как о «тунеядцах» и «попрошайках». А также вносили раскол в протестные группы матерей, «кому-то демонстративно помогая, а кого-то преследуя».

Активист Арман Шураев, член «совета общественного доверия» — органа, созданного по инициативе Токаева после выборов (омраченных массовыми задержаниями участников протестов и многочисленными нарушениями, по оценке западных наблюдателей) для «диалога с гражданским обществом», считает, что гибель пяти сестер вынудила правительство пойти на некоторые шаги, но назвать их серьезной социальной поддержкой невозможно.

— Это косметические меры, которые были приняты в служебном порядке. Никаких кардинальных изменений, которые улучшили бы ситуацию в социальной политике государства, не произошло, — делится мнением Арман Шураев.

Как матери направились в Акорду и что из этого вышло (13 января 2020 года):

Как матери направились в Акорду и что из этого вышло
please wait

No media source currently available

0:00 0:03:29 0:00

ИЗВЛЕЧЕНЫ ЛИ УРОКИ ИЗ ТРАГЕДИИ?

По мнению Шураева, власти не приняли всеобъемлющей госпрограммы, которая бы позволила решить проблему многодетных в течение ближайших нескольких лет. Чиновники, отвечающие за социальную сферу, по словам Шураева, работают в этой отрасли десятилетиями и «не могут ничего креативного генерировать».

— Их работа и привела, по сути, к этой трагедии. Надо всех их увольнять и набирать молодых специалистов. С другой стороны, эта трагедия разбудила наше общество. Никогда не было такого, чтобы на похороны в лютый мороз пришли выразить соболезнования тысячи неравнодушных людей. Это показало, что наши граждане могут сопереживать и разделять чужое горе. И наверное, это самая сильная вещь, которая есть в нашей стране, — говорит Шураев.

Политолог Досым Сатпаев убежден, что власти реагируют на трагедии постфактум, не извлекая из них должных уроков.

— В Казахстане пока не произойдет что-то страшное, власть не будет шевелиться. Наверху начинают делать громкие заявления, требуют наказать виновных. Власть исходит из той логики, что нужно подождать, когда стихнут страсти, снизится напряженность. Затем накал в обществе спадает и всё остается как есть. Это и вызывает негодование, — говорит Сатпаев.

Без кардинального и глубокого изменения закостенелой системы госуправления, как это делалось, например, в Грузии, ничего в Казахстане не произойдет.


По его словам, все хорошие инициативы, которые звучали в прошлом году в связи с этой трагедией касательного того, чтобы предотвратить такие страшные события, «к сожалению, сам бюрократический аппарат воспринял равнодушно, без желания что-то менять».

— В итоге мы видим, что самой большой проблемой страны является созданная Назарбаевым система госуправления, которая в принципе не способна быстро и эффективно что-то менять. Этот аппарат устарел. Он не хочет и не может работать по-другому. Без кардинального и глубокого изменения закостенелой системы госуправления, как это делалось, например, в Грузии, ничего в Казахстане не произойдет, — считает политолог.

Американский исследователь и эксперт Центра Карнеги Пол Стронски в публикации на сайте Eurasianet.org после прошлогоднего пожара в казахстанской столице написал, что этот случай показал копившиеся в стране годами социальные проблемы, неравномерное распределение доходов от продажи нефти и «расширяющийся разрыв между властями и теми, кем они управляют». Крупные деньги в Казахстане находятся под контролем небольшой группы элит и сосредоточены в двух крупнейших городах — Алматы и столице, которые служат магнитом для людей из обделенной вниманием властей сельской глубинки, отметил эксперт.

Большинство переезжающих из сельской местности людей селятся на неустроенных городских окраинах и в пригородных селах, где нет элементарных удобств, но есть возможность найти заработок в мегаполисе. Спустя ровно год после трагедии в столице аналогичный случай произошел в селе под Алматы. В пожаре 3 февраля в населенном пункте Остемир погибли двое детей — трех и четырех лет. Родителей в этот момент, как сообщается, не было дома: отец отправился в поисках поденной работы в город, мать ушла в магазин, заперев сына и дочь снаружи.

  • 16x9 Image

    Санат УРНАЛИЕВ

    Корреспондент Азаттыка с ноября 2014 года. В 2005 году окончил филологический факультет Западно-Казахстанского государственного университета имени Махамбета Утемисова. Журналистом начал работать в еженедельнике «Уральская неделя». С 2006 по 2014 год сотрудничал с различными интернет-изданиями в Алматы и Астане.  

КОММЕНТАРИИ

Вам также может быть интересны эти темы

XS
SM
MD
LG