Доступность ссылок

Срочные новости

Наталья Уласик. Жизнь после психиатрической больницы


63-летняя Наталья Уласик у себя дома в Жезказгане, июнь 2019 года. Фото из семейного архива.

После более чем двухлетней изоляции — в психиатрических лечебницах — 63-летняя Наталья Уласик адаптируется к нормальной жизни: без железных решеток и прикрученных кроватей, уколов и больничных палат. На протяжении нескольких лет она еще будет состоять на учете.

Пенсионерка Наталья Уласик, бывшая воспитательница детского сада, получила известность своими одиночными пикетами и критическими постами в адрес властей в социальных сетях. После закончившейся неудачей попытки привлечь к ответственности бывшего сожителя в октябре 2016 года она в результате принудительной экспертизы была признана «невменяемой» и помещена на лечение. Ей поставили диагноз «бредовое расстройство» и освободили от уголовной ответственности за «клевету» и «оскорбление», в которых ее обвинил бывший сожитель.

Родственники Уласик считают, что на отправку женщины в лечебницу повлияли именно ее гневные высказывания в адрес власти. Полтора года из двух лет принудительного лечения Наталья провела в Республиканской психиатрической больнице специализированного типа с интенсивным наблюдением в поселке Актас Алматинской области, имеющей у населения репутацию «самой суровой».

АКТАС

Сегодня здоровье 63-летней Натальи Уласик сильно пошатнулось после изоляции и принудительного лечения в психиатрических лечебницах. Домой она вернулась несколько месяцев назад. По-прежнему живет в своей квартире в Жезказгане, получает пенсию.

Сейчас она уже не та подвижная и активная женщина, какой запомнилась общественности. В основном сидит дома, смотрит телевизор, читает книги. На улицу выходит редко. Как говорят ее близкие, они стараются следить, чтобы женщина больше нигде не высказывалась и не посещала места публичного скопления людей, среди которых наблюдается хоть какой-то намек на недовольство «чем бы то ни было». По словам дочери Юлии, всей семье «хватило сполна пережитых последствий».

О прошлом в семье говорить не принято, чтобы не тревожить Уласик, которая всё еще принимает успокаивающие таблетки, назначенные врачом, и средства для сна, которые просила сама, чтобы спать спокойно.

— Для всех нас это был страшный период. Ее держали вместе с убийцами и больными людьми. Чего они там только не вытворяли. Целый день могли кричать женщины. Мама насмотрелась. Мы очень просили, чтобы ее положили в более спокойную палату. Нам пошли на уступки. В Жезказганской психоневрологической больнице было уже спокойнее. Она книги взахлеб читала, только этим и жила, потому что поговорить было не с кем. Я очень боялась, что мама вернется «растением». Поначалу она напугала своим видом: сильно постарела, зубов лишилась, не разговаривала с нами первое время, как ежик была, встанет или сядет, и боится лишнее движение сделать. Потом уже адаптировалась. Мышление у нее сохранилось, думает и общается она хорошо, — говорит Юлия, дочь Натальи Уласик.

Как ежик была, встанет или сядет, и боится лишнее движение сделать.

Самым тяжелым был период, говорят близкие, в поселке Актас Алматинской области, где активистка провела полтора года.

За ситуацией Уласик пристально следило Казахстанское международное бюро по правам человека и соблюдению законности. Там ей предоставили юридическую помощь. Представлявшая женщину адвокат Жанара Балгабаева подавала неоднократные жалобы, но подвижек долгое время не было. Суды проходили, но принудительное лечение в психиатрической больнице поселка Актас продлевалось.

В январе прошлого года суд апелляционной инстанции Алматинской области рассмотрел ходатайство адвоката Балгабаевой и перевел Уласик по месту жительства в Карагандинскую область. Там женщину перевели на более мягкий режим и ближе к дому — в Жезказганское отделение областного психдиспансера.

По словам родственников, в Жезказгане к пенсионерке относились с пониманием, а условия были намного лучше: разрешалось чаще навещать; приносить продукты, в частности сладости, вещи и книги. Позже ее отпускали на выходные домой.

«О МАМЕ НЕ ЗАБЫВАЮТ»​

Еще несколько лет Наталье Уласик предстоит провести под наблюдением и контролем со стороны врачей и органов. Она до сих пор состоит на учете с диагнозом «бредовое расстройство».

— Когда в стране намечаются какие-либо события или митинги, то о маме не забывают: полиция проверяет — дома она или нет, интересуются ее планами, поведением. Медсестра приходит домой, проверяет ее состояние. То, что она пережила, никому не хотелось бы пожелать. Эту тему стараемся не затрагивать. Сильно пострадало физическое здоровье. Развились хронические заболевания: с желудком мучается, — видимо, из-за приема этих лекарств, а хронический цистит — из-за того, что сильно застудилась. Ведь ее держали в разных местах, где было очень холодно, а забрали ее из дома почти раздетой, — говорит дочь Юлия.

Когда в стране намечаются какие-либо события или митинги, то о маме не забывают: полиция проверяет — дома она или нет, интересуются ее планами, поведением.

В планах у родственников — переезд в другую страну, чтобы забыть пережитое семьей.

В диспансере, где тогда содержалась Наталья Уласик, Азаттыку в свое время заявляли, что жалоб со стороны пациентки не поступает. Говорили, что «вопрос ее выписки из психиатрического стационара» будет возможен не раньше чем через месяцы, в зависимости от ее психического состояния и того, когда суд прекратит применение принудительного лечения. Состояние Уласик оценивали как «стойкое улучшение».

Директор КМБПЧиСЗ, казахстанский правозащитник Евгений Жовтис, высказывал мнение, что в деле Натальи Уласик, возможно, «есть признаки карательной психиатрии». Казахстанские правозащитники внесли ее в список «политических заключенных». Гражданские активисты выступали с требованиями освободить ее. Существование политзаключенных в стране казахстанские власти регулярно опровергают.

  • 16x9 Image

    Елена ВЕБЕР

    Елена Вебер - творческий псевдоним. Елена - репортёр Азаттыка по Карагандинской области. Живёт и работает в городе Темиртау.

    Елена окончила курсы журналистики в городе Темиртау и филологический факультет (кафедра журналистики) Карагандинского университета имени Е. Букетова в 2009 году. С Азаттыком начала сотрудничать в 2010 году.

     

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG