Доступность ссылок

Срочные новости

«Проходил мимо». Дали 10 суток. История задержанного на митинге


Задержание на площади в центре Алматы - на месте анонсированного движением ДВК митинга. 9 июня 2019 года.

Три двухъярусные кровати на девяти квадратных метрах, два узких плотно зарешеченных окна в тесной камере, унитаз, отделенный ширмой из простыней. Восемь суток под стражей в таких условиях для Андрея Пахотнова показались бесконечностью. Его задержали 9 июня в сквере у площади, которую запрещенное в Казахстане движение указало как место митинга против президентских выборов.

Вечером 9 июня фельдшер службы скорой помощи Андрей Пахотнов должен был заступить на смену на одной из городских подстанций. Отдежурить ночь и вернуться домой. Но домой он попал лишь восемь дней спустя.

ПОЕХАЛ «ПО ДЕЛАМ» И ОКАЗАЛСЯ В ПОЛИЦИИ

Живущий в пригороде Алматы 33-летний мужчина рассказывает, что в то воскресенье он поехал «по своим делам» в центр Алматы. Вышел ближе к полудню на автобусной остановке близ Старой площади, увидел «толпу народа». Говорит: любопытство взяло верх, решил посмотреть, что происходит. Вскоре услышал лозунги «Бойкот» и «Бостандық» (в переводе «Свобода») и стал очевидцем задержаний — в них участвовали как полицейские в форме, так и сотрудники спецназа в камуфляже и в одежде черного цвета, в масках. В автозаки тащили молодых и пожилых, в том числе женщин и стариков. Андрей Пахотнов говорит, что решил отойти поодаль, опасаясь быть задержанным.

— Сзади подошли двое в полицейской форме. Лейтенант и рядовой, кажется. Я говорю, вы представьтесь, что случилось. Сразу начали руки крутить. Начал спрашивать, за что, говорил, что у меня с собой удостоверение личности, документы, работаю в скорой помощи, мне нужно в ночную смену. Без разговора начали крутить. Видят, что не поддаюсь. Еще двое подбежали, в черном уже. Эти держали за руки, те начали тащить за ноги. Я присел, не стал идти. Подбежали еще двое. За ремень на джинсах схватили. Двое в черном держали ноги, еще двое тащили за ремень, те, кто в форме, — за руки. Понесли меня в сторону автозака. Шесть человек. Меня, законопослушного, который не нарушал, без объяснения причин, не представившись. При задержании разбили телефон. Полное беззаконие, — рассказывает он о событиях того дня.

Как задерживали протестующих и журналистов в Алматы:

Как задерживали протестующих и журналистов в Алматы
please wait

No media source currently available

0:00 0:02:05 0:00

Когда двери переполненного автозака захлопнулись, машина двинулась в сторону ближайшего отделения полиции. По пути сменила маршрут: по рации полицейским сказали, что в управлении Алмалинского района «нет мест». Автозак приехал в управление Бостандыкского района. Был почти час дня. Кто-то шутил, что люди на площади кричали «Бостандық» — их услышали и привезли в Бостандыкское управление. Доставленных в полицию — там были десятки людей — заставили сдать телефоны. Андрей говорит, что успел позвонить домой и сообщить родным, что его задержали. Допрос, по словам мужчины, начали ближе к 16 часам.

— Пять вопросов и все про ДВК: «Знаете ли ДВК?», «Состоите ли в группе "ДВК-активист"?» (движение «Демократический выбор Казахстана», признанное казахстанским судом экстремистской организацией. — Ред.). Никакого ДВК я не сторонник. Я говорю, просто проходил мимо, подошел из любопытства. Показали какие-то видео. На одном видео я на задних планах стою. Сбоку сняли. Не кричу никаких лозунгов. Сказал, что не отрицаю того, что там был, очень корректно возмущался, чтобы женщин и стариков не трогали. О том, что это митинг, никто не предупреждал. На митинге приходит прокурор, зачитывает речь, потом задерживают. Я написал [в протоколе], что не согласен, в митинге не участвовал, задержан незаконно. Протокол составляли по какому-то черновику, у них там по столам бумага формата А4 «гуляла», как надо составлять, — продолжает рассказ Пахотнов.

Полицейская машина на площади Астана (Старой площади). Алматы, 9 июня 2019 года.
Полицейская машина на площади Астана (Старой площади). Алматы, 9 июня 2019 года.

По словам мужчины, поздним вечером в полицию приехало несколько судей. Задержанным — по информации Андрея Пахотнова, в районном управлении было более 80 человек — предложили государственного адвоката. Люди просили завести в здание правозащитников и адвокатов, которые к тому времени прибыли на место и стояли снаружи, но им отказали, говорит задержанный на митинге. От услуг государственного защитника он отказался. Заседание суда проходило в кабинете в здании полиции, присутствовали судья, секретарь, прокурор, составлявший протокол участковый и два сотрудника спецназа в черной форме, рассказывает Пахотнов.

— Суд проходил три минуты. Прокурор зачитал. Судья сказала участковому полицейскому, который заводил дело: «Что вы скажете?» Он мямлил. Она ему подсказывала. Я говорю, если я митинговал, призывал, то, пожалуйста, судите меня. А так я не согласен. Просто случайный прохожий. Свидетелей не было. Я просил посмотреть видеозапись, а она говорит, что уже ознакомилась, что я там находился. Свое нахождение я и не отрицаю. Предъявите доказательства. Судья сказала: «Суд имеет право задавать вопросы вам, вы не имеете права задавать вопросы суду». В 23:55 назначила мне 10 суток, — так, по словам Пахотнова, завершился для него день, когда в стране проходили президентские выборы, первые в истории без Нурсултана Назарбаева в бюллетене.

Мужчине вменили правонарушение по статье 488 административного кодекса («Нарушение законодательства о порядке проведения мирных собраний, митингов, шествий»). Пахотнов говорит, что предстал перед судом впервые.

ПО ПОЛТОРА КВАДРАТА НА ЗАКЛЮЧЕННОГО

После суда Пахотнова вместе с другими осуждёнными продержали четыре часа в так называемом накопителе в управлении полиции. Потом их отвели в автобус (по подсчетам Андрея Пахотнова, 18 человек), который отправился в изолятор временного содержания в поселок Утеген-батыра Илийского района Алматинской области.

Нас посадили на корточки в пролет между сиденьями. На кого-то надели наручники.

— Сказали сотрудникам [полиции], чтобы сели к окнам автобуса, чтобы нас не видели, потому что родственники задержанных стояли там (у здания управления полиции. — Ред.) всю ночь. Нас посадили на корточки в пролет между сиденьями. На кого-то надели наручники. Мы на выходе взяли с камер хранения телефоны, но их сразу же забрали. Постановление суда никто не дал, — рассказывает задержанный на митинге.

Ранним утром 10 июня автобус привез задержанных в изолятор. Пахотнов считает, что ему «повезло»: ИВС находится в его родном поселке, где он живет с женой и двумя детьми. Родственники, узнавшие к тому времени, куда именно поместили Андрея, каждый день носили передачи.

— Если бы не передачи родных, мы бы точно скинули килограммы. Питание отвратительное, — говорит об условиях Пахотнов. — Тройная решетка на окнах. Два окна — полметра на полметра каждое. На девяти квадратах шесть коек — три двухэтажные кровати. Матрас старый с какими-то комками. Подушка ужасная. И в уголку унитаз, который ничем не прикрыт. Соорудили ширму из простыней. Маленькая раковина. Одна тумбочка на шестерых человек.

В камере с ним сидели осуждённые по той же 488-й статье. Андрей говорит, что это были мужчины из Алматы и пригородных поселков, в возрасте до сорока лет — «нормальные люди, преподаватель английского, водитель автобуса». Прессинга в ИВС не было, выводили на прогулки, относились нормально, говорит Андрей.

На шестые сутки после ареста в изолятор приехал адвокат, который поговорил с Пахотновым и написал апелляционную жалобу. В городском суде жалобу частично удовлетворили — сократили срок ареста с 10 до 8 суток, в остальном постановление осталось без изменений. Вечером 17 июня мужчина вышел из-под ареста — после того, как решение апелляционной инстанции привезла в изолятор правозащитник Маржан Аспандиярова.

«С ВЕЩАМИ НА ВЫХОД», И ЧТО БЫЛО ПОСЛЕ

— Сказали «с вещами на выход». Хоть я был настроен на 10 суток, но побежал оттуда очень быстро, — описывает Андрей Пахотнов свое освобождение. — За восемь дней глаза на многое открылись. Мировоззрение несколько поменялось, в оппозиционную сторону. До этого был аполитичным. Теперь надо смотреть, что да как. Начались проблемы. Дай бог, чтобы всё разрешилось.

Житель Алматинской области Андрей Пахотнов, задержанный во время антиправительственного митинга в Алматы в день президентских выборов 9 июня.
Житель Алматинской области Андрей Пахотнов, задержанный во время антиправительственного митинга в Алматы в день президентских выборов 9 июня.

Под «проблемами» Андрей Пахотнов подразумевает ситуацию на работе. Мужчина, работающий в службе скорой помощи 15 лет, говорит: «Медицина — для меня не профессия, а образ жизни». В неотложку он пришел после окончания медицинского колледжа и с тех пор не менял место работы. Пока находился под стражей, он пропустил несколько рабочих смен. Работодатель, по словам Андрея, запросил у него документы о причинах отсутствия и предупредил о возможных последствиях.

19 июня дело Пахотнова рассмотрели на заседании дисциплинарной комиссии в городской службе скорой помощи. Он говорит, что сделали выговор, «поскольку административный арест не является оправданием для прогулов».

Юрист городской службы скорой помощи Рустем Мухамедиев в разговоре с Азаттыком сообщил, что Пахотнов продолжает работать на подстанции.

— Никто его от работы не отстранял. У него выход на работу 20-го числа. 20-го он должен приступить к своим обязанностям.

Правозащитник и активист Маржан Аспандиярова считает, что задержание и последующий арест Андрея Пахотнова нарушили его права:

— Незаконные действия сотрудников полиции повлекли нарушение его трудовых прав. То есть он пострадал из-за незаконных действий полиции и незаконного суда. Обжаловать ему или нет — он сам решит.

В интервью Euronews на прошлой неделе вступивший в должность президента Казахстана Касым-Жомарт Токаев (который ранее говорил, что считает задержания «необходимыми») сказал, что в курсе того, что среди задержанных есть люди, «которые попали туда просто случайно». «Перед ними мы, конечно, мы извинимся в том смысле, что быстро выпустим и эта проблема будет решена», — добавил он. «А те, кто просто сказал, что выборы были нечестными?» — спросила журналист. Токаев ответил: «Конечно же, они будут выпущены, потому что они так считают. А я, например, считаю, что в целом выборы были честными».

Международные структуры, в частности Офис ООН по правам человека, осудили власти Казахстана за задержания участников мирных митингов. Миссия наблюдателей ОБСЕ раскритиковала президентские выборы, отметив, что они были омрачены многочисленными нарушениями и массовыми задержаниями.

18 июня министр внутренних дел Казахстана Ерлан Тургумбаев сказал, что во время антиправительственных выступлений 9 июня и в последующие дни было задержано в общей сложности около четырех тысяч человек, более тысячи привлечены к ответственности, в том числе 677 помещены под арест. До этого, 13 июня, Генпрокуратура приводила другие цифры — 957 задержанных, 670 арестованных.

Казахстанский правозащитник Ерлан Калиев, который занимается защитой прав задержанных на митингах, говорит, что последние данные МВД, похоже, «близки к реальности», но подтвердить или опровергнуть их сложно, поскольку «задерживали очень много людей», среди которых были случайные прохожие.

  • 16x9 Image

    Айнур АЛИМОВА

    Айнур Алимова - веб-редактор русскоязычной страницы Азаттыка. Работает в Алматинском бюро. Выпускница Казахского национального университета имени аль-Фараби. Начинала карьеру в новостной службе телеканала «Южная столица», в редакции программы «Информбюро» «31 канала», была сценаристом финансового ток-шоу «Ваш выход!», работала заместителем редактора «Юридической газеты».

КОММЕНТАРИИ

Вам также может быть интересны эти темы

XS
SM
MD
LG