Доступность ссылок

Срочные новости

Идея перенести «клевету» из одного кодекса в другой. Реакция на инициативу


Журналист Амангельды Батырбеков (слева), который был приговорен к двум годам и трем месяцам тюрьмы по обвинению в «клевете» и «оскорблении», в суде во время оглашения решения апелляционной коллегии. Туркестан, 9 января 2020 года.

Почему медиаюристы и прессозащитные организации скептически оценивают предложение казахстанских властей декриминализировать клевету?

Амангельды Батырбекову, журналисту из Туркестанской области, в этом месяце довелось столкнуться с необычным для Казахстана явлением. Суд принес ему извинения. Это редкий случай в казахстанской правоприменительной практике, где более 99 процентов приговоров — обвинительные.

В январе апелляционная коллегия Туркестанского областного суда оправдала журналиста по делу о «клевете» и «оскорблении», заведенному по заявлению местного чиновника. Приговор, по которому Батырбекова осудили на 27 месяцев тюрьмы (он провел в заключении почти четыре месяца) за пост в Facebook’е, был отменён.

Но радоваться Батырбекову, похоже, еще рано. На него вновь подано заявление, и тоже из-за публикации в Facebook’е. В распространении ложных сведений теперь его обвиняет глава местного общественного объединения. Журналист Батырбеков, которого за последние пять лет неоднократно привлекали к уголовной ответственности по обвинению в «клевете», считает, что клевета должна быть декриминализирована.

— Конечно [декриминализация] поможет. Многие люди думают: о боже, клевета, боясь, что написанное могут посчитать за клевету. Сейчас люди не пишут многих важных вещей. Они говорят: нет, нет и нет, на нас могут «повесить» клевету. Если бы такого [уголовной ответственности за клевету] не было, многие темы стали бы более открытыми, много чего бы раскрывалось, — говорит Батырбеков. — Я считаю, должна быть декриминализация [клеветы]. Если оклеветали — плати штраф или что-то еще, но судить…Тем более сажать за эту статью — это же позор!

За три недели до того, как Батырбеков услышал извинения в суде, из уст президента Казахстана Касым-Жомарта Токаева прозвучало предложение декриминализировать клевету. На заседании «совета общественного доверия» — консультативно-совещательного органа при президенте, созданного президентом после сопровождавшихся массовыми протестными акциями досрочных президентских выборов (победителем которых объявили Токаева, ставленника экс-президента Нурсултана Назарбаева), — в конце декабря Токаев сказал, что «принял решение» перевести «клевету» из уголовного кодекса в кодекс об административных правонарушениях. «При этом необходимо сохранить высокую меру ответственности, чтобы гарантировать права других граждан и защитить их от нападок», — добавил он.

Адвокат Айман Умарова.
Адвокат Айман Умарова.

Адвокат Айман Умарова, член «совета общественного доверия», которая на первом заседании этого органа в сентябре 2019 года обратилась к властям Казахстана с призывом декриминализировать клевету, считает, что реализация инициативы улучшит ситуацию со свободой слова в стране.

— 130-я статья, часть первая («Клевета». — Ред.), — там для всех [граждан] можно сказать. Но мы же знаем, что 99 процентов дел связано с тем, что написали где-то, не просто сказали. В основном она связана с делами, когда речь идет о публичности и где-то это выразилось в соцсетях, кто-то сказал в публичном месте, в СМИ. Я думаю, сейчас есть очень много других дел, тяжких и особо тяжких, которым нужно уделить внимание и бросить все силы. Поэтому 130-я статья должна быть декриминализирована, и это в любом случае приведет только к улучшению свободы слова, это однозначно, — говорит Айман Умарова.

«ПАЛКА О ДВУХ КОНЦАХ»

Медиаюристы и представители прессозащитных организаций приветствуют стремление властей декриминализировать клевету. В то же время они обеспокоены тем, что статью предлагают перенести в кодекс об административных правонарушениях. Они видят множество «подводных камней». Юрист общественной организации «Правовой медиа-центр» Гульмира Биржанова называет выдвинутую властями инициативу «палкой о двух концах».

Юрист Гульмира Биржанова.
Юрист Гульмира Биржанова.

— Здесь могут быть опасения, что государство, переведя [130-ю статью о клевете] в административный кодекс, может злоупотреблять своим правом и мы снова окажемся перед той же проблемой. Да, это не уголовная ответственность, но, тем не менее, могут быть огромные штрафы и дополнительные ограничения, — объясняет Биржанова.

Руководитель прессозащитной организации «Адил соз» Тамара Калеева отмечает, что административные суды, как правило заваленные множеством дел, — там рассматривают нарушения правил дорожного движения, бытовое насилие, мелкие хулиганства и прочее — никогда не разбирали дела о «клевете» и не знают их специфику. Сегодняшняя практика, когда дела рассматривают в судах по уголовным делам, далеко не идеальна: судьи пытаются установить достоверность или недостоверность распространенной обвиняемыми в «клевете» информации, нежели усмотреть умысел, тогда как главным квалифицирующим признаком является доказательство наличия или отсутствия умысла оклеветать. С переводом «клеветы» в кодекс об административных правонарушениях ситуация, комментируют в «Адил созе», может ухудшиться.

Тамара Калеева, президент международного фонда защиты свободы слова «Адил соз».
Тамара Калеева, президент международного фонда защиты свободы слова «Адил соз».

— Я боюсь, это будет большой вал судебных дел, большое количество судебных решений, где люди и редакции будут облагаться большими штрафами и взысканиями морального вреда. То есть это будет не польза, а только вред для свободы слова в Казахстане. Поможет [свободе слова] декриминализация, но не поможет перевод [статьи о клевете] в административное производство, — говорит Калеева.

Прессозащитники считают, что дела о клевете должны рассматривать суды по гражданским делам. В гражданском кодексе присутствует статья «защита чести, достоинства, деловой репутации», содержащая требование опровергнуть сведения, которые гражданин или организация считают порочащими, и взыскать возмещение убытков и морального вреда. Иски по этой статье в Казахстане нередко подают против журналистов и СМИ.

Базирующаяся в США организация «Комитет по защите журналистов» (CPJ) призывает власти Казахстана не делать «ошибку».

— Мы слышим от наших местных партнеров и журналистов, что некоторые чиновники хотят перенести эти обвинения в административный, а не в гражданский кодекс. Это будет ошибка для Казахстана. Административное преследование за клевету и диффамацию оставит журналистов такими же уязвимыми, какими они являются и сейчас. Клевета и диффамация должны быть представлены только в гражданских судах, — говорит в комментарии Азаттыку глава программы по Европе и Центральной Азии CPJ Гульноза Саид.

ПРИЗЫВ «НЕ ДЕЛАТЬ ОШИБКУ» ПОСЛЕ МНОГИХ ОБЕЩАНИЙ ДЕКРИМИНАЛИЗИРОВАТЬ КЛЕВЕТУ

В 2019 году неправительственная организация «Адил соз» зафиксировала в Казахстане 26 дел по обвинениям в клевете и оскорблении в отношении журналистов. «Адил соз» со ссылкой на данные прокуратуры сообщает, что в 2016–2017 годах 89 процентов дел по клевете закончились оправдательными приговорами.

Прессозащитники объясняют это «результатом состязательности сторон, которой в делах частного обвинения по понятным причинам создается меньше помех». По словам президента «Адил соза» Тамары Калеевой, сравнительно высокий процент оправдательных приговоров не улучшает ситуацию со свободой слова, — напротив, оказывает «охлаждающий эффект» на СМИ.

Даже условное наказание, условное лишение свободы — оно всё равно парализует свободу творчества, свободу слова.


— Как мы писали в обращении к Токаеву, даже условное наказание, условное лишение свободы — оно всё равно парализует свободу творчества, свободу слова. Человек уже просто боится, поэтому это охлаждающий эффект на свободу слова, — говорит Калеева Азаттыку.

Казахстан в прошлом году находился на 158-м месте во «Всемирном индексе свободы прессы», составляемом и публикуемом ежегодно «Репортёрами без границ».

Обещания декриминализировать клевету звучали в Казахстане много раз. В 2010 году Казахстан заявил о планах убрать из уголовного кодекса статью о клевете к концу председательствования страны в ОБСЕ. В 2011 году Назарбаев в публикации в американской газете Washington Post писал, что Казахстан собирается перенести клевету в гражданский кодекс, чтобы «поощрить свободу слова и встать на один уровень с лучшим международным опытом». В том же 2011 году власти пообещали декриминализировать статьи о клевете и оскорблении в отношении СМИ до 2014 года. Однако эти обещания остались нереализованными.

В августе 2019 года Нурсултан Назарбаев, ушедший в отставку с поста президента, но сохраняющий широкие полномочия, на съезде своей партии «Нур Отан» призвал ужесточить наказание за клевету. Этот призыв в журналистском и прессозащитном сообществе восприняли неоднозначно: санкция статьи 130 («Клевета» — распространение «распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство») и так предусматривает суровое наказание: исправительные работы, штраф до трех тысяч месячных расчетных показателей (около восьми миллионов тенге), ограничение свободы или лишение свободы на срок до трех лет.

Однако через четыре месяца ставленник Назарбаева Касым-Жомарт Токаев предложил убрать клевету из списка уголовных правонарушений и перенести ее в административный кодекс.

Прессозащитники отмечают, что внесение изменений в законодательство может затянуться до года — от момента создания рабочей группы при правительственном органе до обсуждения и принятия законопроекта в парламенте и подписания документа президентом.

Декриминализация клеветы не влечет автоматически улучшения ситуации со свободой слова, отмечают эксперты. В Центральной Азии в двух государствах — Узбекистане и Казахстане — преследуют за клевету в уголовном порядке. Даже в Туркменистане, находящемся на последнем, 180-м месте во «Всемирном индексе свободы прессы» RSF, отменили уголовную ответственность за клевету в 2014 году. В соседней России клевету декриминализировали в 2011 году, но в 2012-м вновь вернули в уголовный кодекс.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG