Доступность ссылок

Срочные новости:

Макс Бокаев: «Никто не может победить народ»


После освобождения Макс Бокаев отправился на центральную площадь родного Атырау, 4 февраля 2021 года.

4 февраля Макс Бокаев покинул колонию в Атырау. Приговоренного к пяти годам лишения свободы после земельного митинга 2016 года активиста встречали десятки людей. Свое первое после освобождения интервью он дал Азаттыку.

«ТОКАЕВ ЗАНИМАЕТСЯ ОЧКОВТИРАТЕЛЬСТВОМ»

Азаттык: Вы были заключены в тюрьму при президенте Нурсултане Назарбаеве и освобождены при Касым-Жомарте Токаеве. Изменилась ли система за это время и как она изменилась?

Макс Бокаев: Ситуация изменилась в худшую сторону, ситуация ухудшилась. К примеру, в 2016 году, когда меня арестовали, граждане Казахстана могли выдвигать себя кандидатами в депутаты маслихата. Сейчас самовыдвижения нет. На одном этом примере мы видим, что ситуация ухудшилась. Прежде я думал, что Токаев, как образованный человек, который работал в Европе и моложе Назарбаева, будет работать по-новому. Но этого не произошло, ситуация ухудшилась. Это усугубилось экономическим кризисом и последствиями пандемии. В первую очередь это ощущают заключенные. Говорят, что будет амнистия, но это делается потому, что в бюджете нет денег. Никто не пожалеет тех, кто сидит в тюрьме.

Азаттык: Власти сейчас заявляют, что «формируют слышащее государство», устанавливают связь с обществом. Как вы это оцениваете?

После выхода из тюрьмы Макс Бокаев встречается со своими сторонниками. Атырау, 4 февраля 2021 года.
После выхода из тюрьмы Макс Бокаев встречается со своими сторонниками. Атырау, 4 февраля 2021 года.

Макс Бокаев: Нет необходимости изобретать велосипед ради проведения политической реформы. Всё существует давно — справедливые выборы, разделение властей, свобода слова, свобода мирных собраний, ответственность правительства перед обществом. Если реализуют хотя бы перечисленное, уровень коррупции в стране снизится, а если снизится, такого кризиса не будет. Мы уже не говорим о нашумевших LRT, EXPO и других проектах, но слышим о хищениях средств, выделенных из бюджета во время пандемии COVID. О каком «слышащем» государстве после этого можно говорить? Это ненасытные госслужащие. Вместо того чтобы остановить этих коррумпированных, ненасытных и бессовестных чиновников, Токаев занимается очковтирательством.

Азаттык: После приговора вы отбывали наказание в тюрьмах разных регионов. С какой самой большой проблемой вы столкнулись в заключении?

Макс Бокаев: Было сложно налаживать отношения с бывшими воспитанниками детских домов. Это связано с тем, что, если сотрудник правоохранительных органов действует незаконно, вы можете подать на него жалобу. Точно так же, если заключенный совершает проступок, вы можете поговорить с ним и призвать к порядку. Но очень сложно было с молодыми людьми, которые с малых лет не видели заботы и тепла родителей, и никто их не воспитывал должным образом. Конечно, тюрьма есть тюрьма. Но не могу сказать, что мне было тяжело или что меня пытали и избивали. Наверное, из-за моего характера, но лично у меня проблем не было.

Азаттык: Тем не менее, когда вы сегодня вышли из тюрьмы, сказали, что, «если бы не поддержка людей, они бы меня "сгноили" и моих костей бы не нашли». Что вы хотели этим сказать?

Макс Бокаев: Я и прежде неоднократно говорил, что наш комитет уголовно-исполнительной системы (КУИС) вышел из ГУЛАГа (главное управление лагерей Советского Союза при Сталине. — Ред.), но ГУЛАГ так и не вышел из КУИС. Наверное, подумали, что я буду писать жалобы и подниму шумиху, но меня не трогали. С другими осужденными ситуация была иной. К примеру, были случаи, когда написанные осужденными жалобы не покидали пределы тюрьмы. Даже если жалоба доходила до спецпрокуратуры, прокурор приезжал, выслушивал и ничего не делал. Мы страдали много лет, испытывали сильное давление, рассказывали мне. Говорят, что казахов притесняют и ограничивают их права в Китае, но, когда вы слышите о том, что происходило на «зоне» (местах заключения. —​ Ред.) в Казахстане четыре-пять лет назад, волосы встают дыбом. Меня не били, и в четырех исправительных колониях и шести тюрьмах, где мне довелось отбывать наказание, я сразу предупреждал сотрудников, что, если увижу избиения, не буду молчать, буду подавать жалобы и доведу до общественности. Поэтому при мне никого не трогали. Но я слышал много ужасного, чего не творят даже в Китае. К примеру, наказывали за чтение намаза. Были случаи, когда сидящие вместе ребята просили: Маке, мы хотим совершить намаз, придержи дверь; если они это увидят, то сделают выговор и накажут.

Без поддержки народа, коллег, активистов, СМИ, иностранных граждан, международных организаций Талгат Аян и я были бы уничтожены или вышли бы инвалидами. К примеру, Арону Атабеку, который больше десяти лет сидит в тюрьме, сломали ногу.

НОВАЯ КОНСТИТУЦИЯ

Азаттык: Вы сказали, что Казахстану нужна новая Конституция. Какой должна быть Конституция? Кто должен разрабатывать, презентовать и обсуждать проект?

Макс Бокаев: Проект Конституции должен быть разработан национальным курултаем. Старшее поколение, наверное, помнит, что в 1989 году на съезде народных депутатов СССР Михаил Горбачев сам не прислушивался к словам таких умных людей, как академик Андрей Сахаров. У нас таких людей тоже не мало. Есть Рысбек Сарсенбай, Жанболат Мамай и соратники, находящиеся за границей Мухтар Аблязов, Акежан Кажегельдин. Я и прежде говорил, что, если они виновны, пусть приедут в страну, чтобы их дела рассмотрел справедливый суд, пусть убедятся, где правда и где ложь.

Макс Бокаев на центральной площади города фотографируется с людьми со всего Казахстана, съехавшимися, чтобы приветствовать его после освобождения, 4 февраля 2021 года.
Макс Бокаев на центральной площади города фотографируется с людьми со всего Казахстана, съехавшимися, чтобы приветствовать его после освобождения, 4 февраля 2021 года.

Нам нужен национальный диалог, орудием которого может стать конституционный курултай. Вся страна должна выбрать и послать на курултай своих представителей. Я хочу, чтобы такая встреча началась в Атырау. Как бы то ни было, Токаев сейчас президент Казахстана, и я уже предлагал открыть и провести такой курултай. Когда я был в тюрьме в Актобе, своим коллегам, которые пришли меня навестить, я приводил в качестве примера национальный диалог в Польше в 1988–1989 годах. Несмотря на то что тогдашний президент Польши Войцех Ярузельский был коммунистом, которого Советский Союз использовал как дубинку, он ставил интересы нации на первое место. Он собрал все силы страны за круглым столом, достиг соглашения, провел честные выборы, а затем передал власть. Если одни поддержат Токаева, другие не поддержат. Как я уже сказал, сейчас он занимается очковтирательством. Но если он скажет, что будет работать над формированием национального диалога и созовет конституционный курултай, прислушается к людям, Токаев останется честным человеком в истории.

Как Макс Бокаев стал «политическим заключенным»

Как Макс Бокаев стал «политическим заключенным»
please wait

No media source currently available

0:00 0:02:16 0:00

Азаттык: Кто должен разрабатывать, представлять и обсуждать проект Конституции?

Макс Бокаев: Напомним, действующая Конституция была принята путем референдума, которому предшествовало общественное обсуждение. Ситуация в сфере телекоммуникаций сейчас намного лучше, чем была тогда. Раньше это обсуждалось только в газетах, на радио и телевидении, но теперь телекоммуникационная сеть развита, есть интернет. И мы не первая страна, которая [бы] повторно приняла Конституцию. Многие сравнивают нашу политическую систему с политической системой Франции, а Францию еще называют Пятой республикой. У этих пяти республик тоже были основные документы. У нас есть маститые юристы, которые могут разработать Конституцию, — возможно, им не хватает гражданского мужества, но это очень образованные и способные работать на мировом уровне.

«ЕСЛИ СОБЕРЕТСЯ ВЕСЬ НАРОД, ОН СМОЖЕТ ЗАСТАВИТЬ»

Азаттык: Прямо сейчас наше интервью в прямом эфире смотрят полторы тысячи человек, и один из наших читателей спросил, не убьют ли Мухтара Аблязова, если он вернется в страну?

Макс Бокаев: Не знаю, [в России] только недавно Алексея Навального отравили и еле спасли от смерти. Но если в Алматы, где проживает два миллиона человек, например, 15 тысяч человек придут к аэропорту или соберутся в центре города и потребуют не трогать Аблязова, думаю, его не тронут. Люди должны иметь возможность выходить на улицы и выдвигать свои требования, не сидя в интернете.

Азаттык: Президент Токаев говорит о различных реформах. Можно ли их назвать реформами?

Макс Бокаев: Реформа — это изменение действующего закона о выборах, проведение честных выборов. Без него это очковтирательство.

Макс Бокаев с соратниками, Атырау, 4 февраля 2021 года.
Макс Бокаев с соратниками, Атырау, 4 февраля 2021 года.

Азаттык: Парламентские выборы и выборы в маслихаты 10 января вы назвали ненастоящими. Как вы думаете, когда состоятся следующие парламентские выборы?

Макс Бокаев: Как я сказал сегодня, с 28 февраля вся страна должна потребовать от властей созыва конституционного курултая. Мы должны потребовать это от властей на мирном митинге. Затем, в апреле, можно будет сформировать конституционное учредительное собрание, а осенью провести парламентские выборы. Если соберется весь народ, он сможет заставить и Токаева, и Назарбаева выполнить свои требования. Возможности для этого есть, я оптимист. Никто не может победить народ.

Азаттык: В настоящее время высказывается критика, что в Казахстане нет единства среди оппозиционных сил, они разделены на разные группы и несут разные идеи. Могут ли они объединиться, если даже в социальных сетях вступают в конфликты? Есть ли общая цель и интересы, которые их могут объединить?

Макс Бокаев: Да, эта цель — Конституция. Если вся страна будет вовлечена в это дело, это может стать общей целью, объединяющей все силы.

Макс Бокаев (слева) и Талгат Аян стоят на площади Исатая и Махамбета. Атырау, 4 февраля 2021 года.
Макс Бокаев (слева) и Талгат Аян стоят на площади Исатая и Махамбета. Атырау, 4 февраля 2021 года.

Азаттык: Вы были осуждены после земельных митингов, на которых были выдвинуты требования к властям. В следующем году истекает срок моратория на отдельные положения земельного кодекса, объявленного после массовых протестов. Ранее президент Токаев заявил, что «необходимо окончательно решить» земельный вопрос. Как вы думаете, какое решение следует принять по этому вопросу?

Макс Бокаев: В резолюции, принятой на митинге в Атырау 24 апреля 2016 года, мы потребовали от правительства пересмотреть земельный кодекс, опубликовать список землевладельцев, закрыть все иностранные полигоны в Казахстане и не допускать открытия таких полигонов в будущем. Но с тех пор прошло четыре с половиной года, и ни одно из требований не выполнено. Считаю, что прежде всего должны быть выполнены эти требования.

КОММЕНТАРИИ

Вам также может быть интересны эти темы

XS
SM
MD
LG