Доступность ссылок

Срочные новости

Отставка правительства: «мало что изменится» или «прелюдия к транзиту власти»?


Отправленный 21 февраля в отставку премьер-министр Казахстана Бакытжан Сагинтаев.

В западной прессе на этой неделе комментируют возможные причины внезапной отставки правительства в Казахстане, обсуждают, где искать казахстанские «фабрики троллей» – так называемых «нурботов», и сообщают о технологиях слежки, которые власти применяют в китайском Синьцзяне.

ОТСТАВКА ПРАВИТЕЛЬСТВА

На англоязычном сайте Eurasianet.org комментируют отставку правительства в Казахстане. Президент Нурсултан Назарбаев, пишет издание, может продолжать увольнять министров, но эксперты считают, что он избегает основных экономических проблем Казахстана. «Объявляя о своем внезапном решении отправить правительство "на выход", Назарбаев говорил о срочной необходимости активизировать экономику и повысить уровень жизни. Но аналитическое сообщество скептически относится к тому, что можно многого достичь, поменяв команду сверху», – пишет Eurasianet.org.

По мнению казахстанского политолога Талгата Исмагамбетова, решение об отставке вызвано растущим недовольством общественности после гибели пятерых детей в результате пожара в Астане. Их родители в тот момент работали в ночную смену. Как пишет Eurasianet.org, «эту трагедию восприняли не как единичный случай, а как показатель степени того, насколько бедность не позволяет многим семьям выполнять основные обязательства по отношению к близким».

Как считает Исмагамбетов, Назарбаев выбрал «стратегию громоотвода», чтобы перенаправить энергию народного негодования от себя к подчиненным», пишет Eurasianet.org.

Социолог Евразийского национального университета Эльмира Отар рассказала Eurasianet, что в казахстанском обществе наблюдаются две тревожные тенденции: разрыв между имущими и неимущими продолжает увеличиваться, а средний класс – сокращаться. «После пожара в Астане эта проблема оказалась в центре внимания СМИ», – говорит Отар.

Как сообщает Eurasianet, оппозиционный журналист Сергей Дуванов считает, что смена правительства мало что изменит в жизни людей, поскольку в основе многих экономических проблем в стране лежит коррупция.

«Чиновники продолжают воровать, спустя почти 30 лет после приобретения страной независимости они так и не научились создавать работающую индустрию», – говорит Дуванов.

«Назарбаев когда-то рассчитывал, что в правительстве благодаря поколению так называемых "болашаковцев" (выпускников государственной стипендиальной студенческой программы "Болашак", позволяющей получать бесплатное образование за рубежом. – Ред.) распространятся новые идеи. [Задумка] была в том, чтобы воспитать лидеров, не отягощенных привычками и взглядами своих советских предшественников. Но это поколение принесло разочарование. Наиболее примечателен пример выпускника программы "Болашак" и бывшего министра национальной экономики Куандыка Бишимбаева. Его в марте приговорили к 10 годам тюрьмы за коррупцию», – пишет Eurasianet.

Куандык Бишимбаев (за спинами охранников справа) во время судебного разбирательства по его делу, 7 ноября 2017 года.
Куандык Бишимбаев (за спинами охранников справа) во время судебного разбирательства по его делу, 7 ноября 2017 года.

На сайте американского новостного агентства Bloomberg комментируют отставку правительства и запрос, отправленный Назарбаевым в Конституционный совет, в котором он просил разъяснить процедуру досрочного отказа от президентских полномочий.

«Глава государства, срок полномочий которого истекает в следующем году, позже призвал казахстанцев "успокоиться", заявив, что он просто просил у совета ясности, поскольку в Конституции не определены условия, при которых президент может добровольно покинуть пост», – отмечает Bloomberg.

Агентство, тем не менее, считает, что эти два события следует рассматривать в едином контексте.

«Эта отставка [правительства] отличается от обычной "игры в лишний стул", характерной для казахстанской политики. Страна в настоящее время однозначно находится в стадии прелюдии перед транзитом президентской власти», – цитирует Bloomberg аналитика лондонской компании Prism Polit Risk Management Кейт Маллинсон.

«НУРБОТЫ КЕРШИТАСА»

Издание Diplomat комментирует «фабрики троллей» в Казахстане, в данном случае речь идет о так называемых «нурботах». Это «тысячи комментариев» на новостных сайтах Казахстана, авторы которых «хвалят правительство, независимо от содержания статьи».

Как считает Diplomat, «нурботы», в отличие от их эквивалентов в российском и китайском секторах Интернета, не удостоились серьезного внимания со стороны СМИ.

Diplomat считает, что поиск «фабрик троллей» в Казахстане необходимо начинать с села Кершитас (бывшей Антоновки) на юге страны. Его население в 2009 году составляло 1766 человек, но именно это село однажды вышло на лидирующие позиции по числу запросов в поисковике Google имени президента Казахстана. Это, как считает Diplomat, может свидетельствовать о том, что именно в Кершитасе расположен «офис нурботов».

Взяв Кершитас как точку отсчета, Diplomat проследил, какие еще интернет-запросы популярны в этом селе. Как пишет издание, «краткий анализ» позволил определить, что Кершитас, в частности, интересует информация, касающаяся Назарбаева, тенге, министерства внутренних дел, гибели фигуриста Дениса Тена, а также спорта, в том числе поиск новостей, связанных с боксером Геннадием Головкиным или хоккейным клубом «Барыс».

Как считает Diplomat, основная цель «нурботов» – «либо отвлечь внимание от кризисов, либо усиливать впечатление успешности [страны], например, ее спортивных звезд, а также хвалить Назарбаева». Издание пишет, что «ботам, конечно, не удается одурачить пользователей, но они засоряют онлайн-дискуссии своими односторонними комментариями, не позволяя прорваться альтернативным взглядам. Это делает обсуждения онлайн менее продуктивными».

Diplomat отмечает, что власти Казахстана также используют и другие методы манипулирования в интернет-пространстве, в том числе «временную и постоянную блокировку веб-сайтов, замедление интернет-скорости».

«Блокировки Интернета более прямолинейны, но при частом использовании они могут дорого обходиться экономике. <…> Онлайн-троллинг стал эффективным способом ослабления дискуссий в Интернете, который при этом не провоцирует такое негативной реакции граждан, как традиционные интернет-блокировки», – заключает Diplomat.

СЛЕЖКА В СИНЬЦЗЯНЕ

В американской газете New York Times комментируют запущенный уйгурами и представителями других мусульманских меньшинств Синьцзяна в социальных сетях хештег #MeTooUyghur. Как пишет газета, всё большее число людей, чьи родственники, по всей видимости, содержатся в «лагерях политического перевоспитания» в Синьцзяне, отваживаются публично заявить об исчезновении родных и требуют от властей Китая раскрыть их местонахождение.

«Диаспора не всегда была такой откровенной. Многие уйгуры и казахи опасались, что разговоры о задержанных друзьях и родственниках могут обернуться местью китайских властей», – пишет New York Times.

Как сообщает газета, некоторые активисты среди этнических уйгуров и казахов считают, что открытые обращения необходимы. Они позволяют оказывать давление на Пекин и создавать базы данных исчезнувших людей. Некоторые заявляют, что кампании уже меняют ситуацию. Так, организация этнических казахов «Атажурт» записала сотни видеообращений. Более десятка людей утверждают, что эти публичные призывы вынудили Китай освободить их родных. Среди них – 31-летний повар Жаркынбек Отан. Он был арестован в январе 2017 года и содержался в лагере в течение семи месяцев. Он говорит, обязан своей свободой непрерывным ходатайствам своей жены – гражданки Казахстана Шынар Кылышевой.

Но мнение о том, что публичность необходима, разделяют не все. «Группа казахстанских интеллектуалов недавно призвала закрыть "Атажурт", заявив, что эта группа наносит ущерб отношениям Казахстана с Китаем. Глава "Атажурт" Серикжан Билаш предстал перед судом в Казахстане по обвинению в управлении незарегистрированной организацией», – отмечает New York Times.

Этнический казах Газиз Орниханулы рассказал в интервью New York Times, что вскоре после того, как предоставил «Атажурт» видеопоказания о задержании его жены, она была освобождена из лагеря, но не покидает Синьцзян. По словам Орниханулы, его супруга настаивает, что хочет остаться в Китае, и просит его прекратить работу с «Атажурт».

В американской газете Washington Post пишут о сенсационной находке голландского исследователя в области кибербезопасности Виктора Геверса.

«Это база данных более 2,5 миллиона человек в западном Китае, чье местонахождение постоянно обновляется с помощью GPS-координат. Наряду с именами, датами рождения и местами работы, она содержит информацию в реальном времени о местах, которые эти люди недавно посетили: мечети, гостинице, ресторане. <…> Это иллюстрирует, насколько далеко зашел Китай [в области применения технологии] распознавания лиц… и служит напоминанием о том, как легко технологические компании могут использовать предположительно засекреченную информацию для глобального шпионажа», – пишет Washington Post.

Полицейские допрашивают прохожих в Хотане, Синьцзян, ноябрь 2017 года.
Полицейские допрашивают прохожих в Хотане, Синьцзян, ноябрь 2017 года.

По информации Геверса, 54,9 процента попавших в эту базу данных людей – китайцы, 28,3 процента – уйгуры, 8,3 процента – казахи.

Washington Post также цитирует этническую казашку Гульзию. Она рассказала Associated Press, что с конца 2017 года камеры видеонаблюдения были установлены повсюду, даже на кладбищах. Гульзия, сейчас проживающая в Казахстане, заявила также, что в Китае ее держали под домашним арестом и возили в полицейский участок для снятия биометрических данных: фотографий лица, снимка сетчатки глаза, образца голоса и отпечатков пальцев.

«Меры безопасности в Синьцзяне намного суровее, чем в большинстве районов Китая. Наблюдатели и правозащитники обеспокоены тем, что регион может стать испытательным полигоном для методов, которые затем проникнут в другие части страны», – пишет Washington Post.

КОММЕНТАРИИ

Вам также может быть интересны эти темы

XS
SM
MD
LG