Доступность ссылок

Срочные новости

«Крик о праве на достоинство» и «почерк Назарбаева». О протестах, их посыле и подавлении


Акция протеста в столице 9 июня 2019 года — в день президентских выборов в стране.

В западной прессе анализируют поствыборную ситуацию в Казахстане, сравнивая его с другими постсоветскими странами. Протесты называют ростом сознания гражданского общества и «стремлением к достоинству», а также прогнозируют, что жесткость действий полиции, возможно, усилится, но данный подход может уже не сработать.

«МЕЖДУНАРОДНОЕ РЕЗЮМЕ НЕ ПОДРАЗУМЕВАЕТ РЕФОРМАТОРА»

На сайте британского аналитического центра Chatham House в статье «Власти Казахстана больше не могут избегать разговоров с народом» «самым поразительным» аспектом недавних демонстраций называют «призыв к достоинству и достойному уровню жизни, а не к смене режима как политической цели».

«[Эти выборы] должны были стать коронацией Касым-Жомарта Токаева — назначенного преемника президента Нурсултана Назарбаева… Вместо этого они выявили линии разлома после трех десятилетий бессменного правления [Назарбаева] и разбудили молодое постпостсоветское поколение», — считает Chatham House.

Токаев «достиг всего, что для него приготовили власти», но ОБСЕ назвала выборы «омраченными явными нарушениями основных свобод».

«Токаев — бывший дипломат и высокопоставленный чиновник ООН — это опроверг. Такое отношение демонстрирует, что политика в первую очередь локальна и выдающееся международное резюме необязательно означает реформатора дома. Подобный опыт играет куда меньшую роль в условиях, где баланс сил всё еще поддерживают службы безопасности и преобладает нелиберальное управление страной одним политическим тяжеловесом, как это происходит в Казахстане», — говорится в статье.

Политическую систему Казахстана называют «в равной степени останками советской системы обеспечения государственной безопасности и традиционного родового общества, почитающего лидерство на уровне инстинктов и коллективно противостоящего конфронтации». Это, считает Chatham House, контрастирует с другими государствами бывшего СССР, такими как Украина и Армения, которые пережили демократический подъем.

«Казахстанский политический класс космополитичный и сообразительный. Он понимает, что сопротивление вкупе с творческим призывом более эффективно, чем преодоление барьеров в одиночку», — пишет Chatham House.

Революция — это не то, чего хотят в Казахстане. Большинство просто хочет иметь возможность оплачивать медицинские операции, отдавать детей в ясли без необходимости платить взятки.

В статье отмечают ухудшение уровня жизни в Казахстане после девальвации тенге в последние два года. Этой тенденции, пишет Chatham House, способствует и «усиление коррупции», которое авторы объясняют тем, что «стареющий режим стремится максимизировать свою выгоду из-за неопределенности», которую может принести «постназарбаевский переход».

«Недавняя волна инакомыслия — это крик о праве на достоинство, а не призыв к революции. <…> Революция — это не то, чего хотят в Казахстане. Большинство просто хочет иметь возможность оплачивать медицинские операции, отдавать детей в ясли без необходимости платить взятки или страдать от других унижений, вызванных неисправной системой», — пишет Chatham House.

НЕОБХОДИМОСТЬ РЕФОРМ

На американском новостном сайте World Politics Review в статье «Протесты против "управляемых государством" выборов в Казахстане тестируют легитимность Токаева» опубликовали интервью эксперта Программы по изучению России и Евразии в вашингтонском Центре Карнеги Пола Стронски.

Стронски называет прошедшие выборы «тщательно разработанным» и «управляемым» переходом, который «должен был повысить легитимность Токаева и гарантировать стабильность». Но, считает эксперт, «вместо этого выборы, похоже, подорвали и то, и другое».

«Частично проблема заключается в том, что за последний год в Казахстане наметились явные признаки растущего недовольства и социальной неудовлетворенности, которым правительство уделило мало внимания. Подавление протестов, интернет-цензура и аресты демонстрантов усугубили ситуацию», — говорит Стронски.

По его мнению, протестующие хотят, «чтобы система социальной защиты работала» и «чтобы государство признавало значение голосов» граждан. Несмотря на все разговоры о глобальной тенденции к авторитаризму, недавние события в Казахстане «указывают на стремление к демократическому выбору», а также на то, что «среднестатистические граждане готовы рисковать, отстаивая свое мнение о том, как ими управляют».

Стронски считает важным новое движение «Oyan, Qazaqstan». «Им не управляют оппозиционные лидеры, в нем не доминируют устоявшиеся НПО. Лидеры протестов были практически на замечены в какой-либо политической деятельности еще несколько недель назад. Они молоды, но движение за больший плюрализм привлекает и старшее поколение. Вопрос заключается в том, как власти будут реагировать на требования этого важного сегмента общества. Это определит, действительно ли политическое пространство открывается», — говорит Стронски.

«Казахстан нуждается в срочных социально-экономических реформах для повышения уровня жизни, борьбы с коррупцией и улучшения делового климата. Назарбаев оставил положительное наследие по многим вопросам. Он является мировым лидером в области нераспространения, проводил проницательную внешнюю политику; несмотря на все трудности, сохранил стабильность многонациональной страны и превратил ее в государство с уровнем доходов выше среднего всего за два десятилетия. Проблема в том, что среднестатистические казахстанцы не считают, что эти достижения приносят им пользу. Чтобы обрести легитимность, новое правительство должно бороться с социальным неравенством. Оно должно улучшить качество своих основных услуг — в сфере здравоохранения, образования, транспорта, общественной безопасности и материальной поддержки многодетных семей и людей с ограничениями здоровья. Необходимо признать обоснованность жалоб протестующих», — считает Стронски.

Чтобы обрести легитимность, новое правительство должно бороться с социальным неравенством. Необходимо признать обоснованность жалоб протестующих.

Помимо решения социальных проблем, Токаеву также придется иметь дело с изменяющейся геополитической средой, которая становится всё более беспорядочной, по мнению Стронски. США и Европа покидают регион, Китай и Россия усиливают свое влияние. «Баланс между соседними державами, который определял внешнюю политику Назарбаева на протяжении трех десятилетий, будет непростым для Токаева, потому что один из трех столпов этой политики — Запад — не так заинтересован в Центральной Азии, как это было раньше», — отмечает эксперт.

«Подавление протестов не способствовало положительному вниманию Запада. Казахстан редко появляется в новостях в западных газетах, но события последних нескольких недель, безусловно, в них попали, и не в лучшем свете. Новое правительство должно будет сосредоточиться на восстановлении своей репутации, что важно для его легитимности внутри страны, привлечения иностранных инвестиций и укрепления отношений с демократическими государствами Запада. При Назарбаеве страну покинули многие талантливые и образованные технократы, которые, вероятно, могут работать над этими проблемами, но только в том случае, если власти позволят им это сделать», — заключает Стронски.

ВЛАСТЬ ПОД СОМНЕНИЕМ

В японском онлайн-журнале Asia Nikkei в статье «Новый президент Казахстана под давлением, поскольку молодежь требует реформ» публикуют мнение старшего консультанта по политическим рискам лондонской компании PRISM Тобиаса Воллмера. Сравнивая ситуацию в Казахстане и России, он отмечает, что «Казахстан послужил чем-то вроде авторитарного образца для подражания для Кремля». Тем не менее как в России, так и в Казахстане молодые либералы являются движущей силой протестов, поскольку «они читают альтернативные источники массовой информации», говорит Тобиас Воллмер.

Казахстанские наблюдатели считают, что, даже если Токаев хочет мягко реагировать на протесты, о чем он публично заявил, у него мало места для маневров, потому что Назарбаев сохраняет реальную власть.

«Токаев может лично выступить за более умеренную реакцию на публичное высказывание критики и недавние протесты. Чрезмерная реакция властей несет четкий почерк бывшего президента Назарбаева. Он не только по-прежнему задает тон в казахстанской политике, но и имеет наибольшее влияние на органы безопасности и правоохранительные органы», — говорит Воллмер.

Чрезмерная реакция властей несет четкий почерк бывшего президента Назарбаева.

По его мнению, «Токаев был поставлен, чтобы поглощать все недостатки, и является своего рода проекционной поверхностью для Назарбаева. Он будет играть роль козла отпущения. Теперь он узаконен на пятилетний срок и, в зависимости от внутренних и внешних факторов, сможет оставаться на посту большую часть этих пяти лет», — пишет Воллмер.

«Дарига (спикер сената и старшая дочь Назарбаева. —​ Ред.) может участвовать в грандиозных планах Назарбаева по переходу, но ее непопулярность среди казахской общественности может сыграть на руку казахстанской элите. Назарбаев и его политтехнологи подготовили несколько сценариев и могут реализовать тот или иной в зависимости от социальных и геополитических событий», — отмечает Воллмер.

ПОЛИЦЕЙСКИЕ РЕПРЕССИИ

В американской газете Washington Post опубликовали аналитическую статью адъюнкт-профессора колледжа по вопросам международной безопасности Университета национальной обороны Эрики Марат «Казахстанская полиция расправляется с протестующими — политическая активность продолжает расти», в которой она называет ситуацию в Казахстане «знакомым конфликтом постсоветских стран: демократические ожидания сталкиваются с не прошедшей через реформы полицией».

Женщина на фоне полицейского усиления в Алматы 12 июня в районе предполагаемого митинга.
Женщина на фоне полицейского усиления в Алматы 12 июня в районе предполагаемого митинга.

«Оба элемента этой формулы — массовое несогласие и полицейские репрессии — достигли нового уровня в Казахстане. С новым лидером страна вступает в изменчивую фазу полицейско-общественной динамики — в один из гибридных режимов, подобных тем, что существует в России или был в Украине при президенте Викторе Януковиче», — пишет Эрика Марат, поясняя, что «гибридные режимы — те, которые являются частично демократическими, частично авторитарными, и в них имеет место большее число протестов и более жесткое их подавление, чем в авторитарных и демократических режимах соответственно».

«В моем исследовании полицейских реформ в бывших советских режимах я обнаружила, что политическая активность, в основном в городах, выявляет разрыв между всё более политически настроенной общественностью и не прошедшими через реформы полицейскими силами, которые всё еще стремятся использовать старые советские методы репрессий. Режим продолжает полагаться на военизированные и лояльные ему полицейские структуры даже тогда, когда он поощряет политическую и экономическую либерализацию.

Когда всё больше граждан присоединяется к антиправительственным коллективным действиям, а гражданская активность становится всё более изощренной, разрыв между демократизацией и отсутствием полицейской реформы становится особенно очевидным. В Казахстане, несмотря на значительные изменения во многих секторах управления, таких как финансы и образование, министерство внутренних дел едва ли реформировалось», — пишет Эрика Марат.

Автор сравнивает Токаева с Владимиром Путиным и Виктором Януковичем и считает, что первый «оправдывает подавление инакомыслия приверженностью законности и правопорядку» и, вероятно, «попытается продолжить» эту политику.

Будущие протесты, скорее всего, будут направлены против конкретных политических решений и демонстрировать при этом всё более мощное противостояние государственному принуждению.

«Такой подход может не сработать на этот раз. Спонтанные антиправительственные коллективные действия ведут к тому, что широкие группы активистов могут чувствовать, что пользуются общественной поддержкой. В таком случае любое непопулярное политическое решение или трагический инцидент может вызвать новые волны коллективных действий. Будущие протесты, скорее всего, будут направлены против конкретных политических решений и демонстрировать при этом всё более мощное противостояние государственному принуждению. Поскольку тенденция расширяется, правительство, вероятно, будет подавлять протесты более жестоко, с риском причинить вред здоровью и даже смерть», — полагает Эрика Марат.

КОММЕНТАРИИ

В других СМИ

Loading...

XS
SM
MD
LG