Доступность ссылок

Срочные новости

«Наследие, измеряемое сверкающими зданиями». СМИ — о Назарбаеве и транзите власти


Нурсултан Назарбаев (в центре) во время съезда партии «Нур Отан», апрель 2019 года.

Многие публикации в иностранных средствах массовой информации на этой неделе посвящены предстоящим выборам и анализу предвыборной ситуации в Казахстане. Процесс смены власти в стране представляет интерес для соседних режимов, считают зарубежные СМИ.

«УРОК ДЛЯ ПРИЯТЕЛЕЙ-ДИКТАТОРОВ»

В американском журнале Atlantic в статье «Урок стареющего автократа своим приятелям-диктаторам» анализируют процесс смены власти в Казахстане и возможность его применения в других странах в регионе.

«Назарбаев принял решение покинуть свой пост при жизни, что является редкостью для автократов, которые, как правило, склонны умирать при исполнении обязанностей, в изгнании или в тюрьме. Но от власти он не отказался. Через параллельную структуру управления Назарбаев всё еще может формировать внутреннюю и внешнюю политику и контролирует преемственность», — пишет Atlantic.

Назарбаев принял решение покинуть свой пост при жизни, что является редкостью для автократов, которые, как правило, склонны умирать при исполнении обязанностей, в изгнании или в тюрьме.

«За этими выборами внимательно следят… Как передать власть — общая проблема для авторитарных режимов, и процесс не всегда идет по плану. Наблюдая за транзитом и сохраняя при этом значительную власть, Назарбаев дал понять, что пытается провести важный эксперимент по модернизации автократической системы, которую его коллеги-лидеры, в частности, на постсоветском пространстве, такие как Беларусь, Таджикистан и Россия, возможно, смогут позаимствовать», — пишет Atlantic.

Попытка контролируемой передачи власти далеко не первая на постсоветском пространстве, отмечает издание, приводя в пример транзит власти от президента России Бориса Ельцина Владимиру Путину или от президента Азербайджана Гейдара Алиева сыну Ильхаму. Но, считает Atlantic, есть немало примеров, когда «всё пошло не по плану»: это и оспоренные результаты выборов президента в Украине и Грузии в 2003 и 2004 годах, и история Сооронбая Жээнбекова, избранного президентом Кыргызстана в 2017 году при поддержке его предшественника Алмазбека Атамбаева. Вскоре после Жээнбеков «разрушил основу влияния» Атамбаева.

Как пишет Atlantic, исследование американских политологов Андреа Кендалл-Тейлор и Эрики Франц из Университета штата Мичиган показало, что выживаемость режима наиболее вероятна, если диктаторы умирают на своей должности. Если же они покидают пост другими путями, вероятность краха повышается. Кендалл-Тейлор в беседе с Atlantic называет модель, которую пытается внедрить Назарбаев, «гибридной», но считает, что на практике финал происходящего «будет больше похож на смерть при исполнении служебных обязанностей».

В этой связи Atlantic задается вопросом: «Учитывая, что смерть в офисе — самый безопасный путь, зачем вообще экспериментировать с управляемым переходом?» По словам Луки Анчески, эксперта по Центральной Азии в Университете Глазго, главная цель Назарбаева — «защитить свою семью и их богатство».

«Дети Назарбаева играют видную роль в казахстанской политике и деловых кругах. Его дочь Дарига Назарбаева была назначена спикером сената после отставки ее отца. Этот шаг делает ее следующей на посту президента в соответствии с Конституцией. Многие аналитики предполагают, что истинным избранником Назарбаева в качестве нового казахстанского лидера являются Дарига или другой из видных родственников, а [нынешний президент Касым-Жомарт] Токаев скорее ширма», — пишет Atlantic.

Несмотря на то, что Казахстан далек от Сингапура почти по всем ключевым показателям, Назарбаеву явно хочется укрепить свое наследие.

По мнению Atlantic, 78-летний Назарбаев стремится не только защитить семью, но и «оставить след в истории». В качестве первого лидера Казахстана с момента обретения независимости в 1991 году он показывает себя отцом-основателем страны и часто говорит о бывшем премьер-министре Сингапура Ли Куан Ю, отошедшем от власти при жизни, как «об образце для подражания для просвещенного авторитаризма».

«Несмотря на то что Казахстан далек от Сингапура почти по всем ключевым показателям, Назарбаеву явно хочется укрепить свое наследие», — пишет Atlantic.

«ВСЁ, ЧТО ВЫ ХОТЕЛИ ЗНАТЬ О ВЫБОРАХ В КАЗАХСТАНЕ»

На сайте американского фонда Carnegie Endowment в статье «9 вещей, которые нужно знать в выборах в Казахстане» эксперт Программы по изучению России и Евразии в вашингтонском Центре Карнеги Пол Стронски говорит об отличиях нынешней президентской кампании от предыдущих. Выборы в воскресенье 9 июня «должны были стать плавным переходом власти к тщательно выбранному преемнику», но «не всё и не всегда идет по плану», пишет Стронски.

По его мнению, управляемый переход предназначен для сохранения Назарбаевым его власти неформально, в качестве «лидера нации» и председателя Совета безопасности.

«Эти позиции позволяют ему влиять на политику за кулисами, а Токаеву — решать повседневные проблемы страны. По мере роста экономических трудностей в Казахстане Назарбаев, возможно, считает, что такого рода контролируемая преемственность защитит власть, богатство и безопасность его и его семьи в ближайшие годы. У Назарбаева также есть запасной план. Его дочь Дарига Назарбаева, которая заняла прежнюю должность Токаева в качестве спикера сената, и ждет своего часа, если новый президент запнется», — пишет Пол Стронски.

Спикер сената старшая дочь Нурсултана Назарбаева Дарига Назарбаева вручает ему знак и удостоверение «почетного сенатора». Нур-Султан, 6 июня 2019 года.
Спикер сената старшая дочь Нурсултана Назарбаева Дарига Назарбаева вручает ему знак и удостоверение «почетного сенатора». Нур-Султан, 6 июня 2019 года.

В то же время планы не всегда идут по задуманному сценарию, говорит Стронски. «Вместо того, чтобы принять назначение Токаева, некоторые казахстанцы протестуют», — говорит он. Эти протесты пугают власти, убежден эксперт. «В течение многих лет Казахстан выставлял себя как более мягкое лицо среднеазиатского авторитаризма и как привлекательное место для иностранных инвестиций. Попытки подавить инакомыслие подрывают этот имидж», — пишет Стронски.

«Назарбаев давно стремился превратить свою страну в очередной Сингапур. Обе страны неожиданно обрели независимость, и постпрезидентские позиции Назарбаева, похоже, основаны на опыте бывшего сингапурского лидера Ли Куан Ю. Но на этом сходство заканчивается. Сингапур находится в одном из самых экономически и технологически динамичных регионов мира. Казахстан — нет. Ни одна из этих стран не является демократией, но правовая система Сингапура и деловой климат более прозрачны, что позволяет ему привлекать широкую базу внешних инвесторов. Эта островная нация также инвестировала гораздо больше в людей и систему социальной защиты. Помимо громких обещаний Казахстан мало что сделал в этом плане», — пишет Пол Стронски.

В качестве других факторов Стронски отмечает «сложный геополитический контекст», возможные риски при переходном периоде, пристальное наблюдение со стороны соседних автократов. Он также считает, что «казахстанцы много ждут от своего правительства».

«Политическая система Казахстана развивается. Хорошо, если эта эволюция приведет к более ответственному правительству. Если этого не произойдет, а борьба с инакомыслием усилится, отношения между правительством и его гражданами станут еще более натянутыми», — пишет Стронски.

ПОЛНОМОЧИЯ ПОСЛЕ УХОДА

В американской газете LA Times в статье «Президенты приходят и уходят. В Казахстане есть только один "отец нации"» анализируют полномочия Назарбаева после его официального ухода с поста президента.

«В воскресенье казахстанцы пойдут на выборы, чтобы избрать преемника. Но это не значит, что Назарбаев перестанет управлять страной», — пишет LA Times.

Новый президент «будет подчиняться власти Назарбаева» как «лидера нации» и председателя Совета безопасности Казахстана, в состав которого входит высшее руководство служб безопасности и военные.

«Совет обладает большей властью, чем президент, поэтому тот, кто победит на президентских выборах, всё еще будет под жестким контролем Назарбаева», — говорится в статье.

«Назарбаев использовал тяжелую руку, чтобы провести Казахстан через десятилетия посткоммунистического перехода, который превратил страну в экономический центр Центральной Азии. Но превращая Казахстан в государство с современной экономикой, Назарбаев подавил голоса оппозиции, независимых СМИ и общественного недовольства. Его критики говорят, что коррупция и кумовство удерживали влияние Назарбаева в сфере политической и экономической власти», — пишет LA Times.

Издание цитирует алматинского аналитика Талгата Мамырайымова, который называет Токаева «послушным инструментом в руках Назарбаева и его клана», а грядущие выборы — «имитацией демократии с целью показать Западу, что Токаев обладает хоть какой-то легитимностью».

Также, отмечает LA Times, за последний год увеличилась численность участников акций протеста — с нескольких сотен до нескольких тысяч, и приводит слова 23-летнего активиста из Алматы Данияра Хасенова, по мнению которого эти цифры могут быть небольшими по западным меркам, но примечательны для Казахстана. Как говорится в статье, Хасенов считает, что, несмотря на все угрозы и риски, «массовые протесты — единственный способ добиться изменений в Казахстане».

«ПЕРЕМЕН!»

На сайте британского новостного агентства BBC в статье «Выборы в Казахстане: редкие протесты в стране, которая запрещает инакомыслие» также описывают прошедшие в стране выступления граждан в преддверии выборов без Назарбаева в качестве кандидата в президенты.

«Каждый в Казахстане, кто родился после 1990-го года, знал только одного президента всю свою жизнь — Нурсултана Назарбаева. Его отставка всколыхнула надежду на перемены, но многие казахстанцы быстро разочаровались», — пишет BBC, указывая на первое решение президента Касым-Жомарта Токаева переименовать столицу в Нур-Султан.

Когда столицу, а также многие улицы по всей стране переименовали в честь Назарбаева, все поняли, что его наследие будет измеряться количеством сверкающих зданий.

«Наблюдатели сходятся во мнении, что никаких серьезных изменений не ожидается, поскольку Назарбаев сохранит огромное влияние и будет участвовать во всех ключевых процессах принятия решений», — пишет BBC, а затем приводит слова Назарбаева во время недавнего съезда партии «Нур Отан», председателем которой он всё еще является. Тогда в ответ на поток хвалебных слов в свой адрес Назарбаев пошутил: «Мы выбираем нового президента, разве нет? Похоже, меня переизбирают». Как отмечает ВВС, «некоторые зрители расценили это лишь как полушутку».

Издание Diplomat посвятило статью «наследию Назарбаева». Его эра, считает автор Паоло Сорбелло, «потерпела фиаско». «Разговоры Назарбаева о переменах не принесли значительных результатов. Институты власти остались негибкими, экономика по-прежнему зависима от природных ресурсов. Когда столицу, а также многие улицы по всей стране переименовали в честь Назарбаева, все поняли, что его наследие будет измеряться количеством сверкающих зданий, понастроенных в главном городе страны», — пишет Diplomat.

Нурсултан Назарбаев во время съезда партии «Нур Отан» в столице в апреле 2019 года.
Нурсултан Назарбаев во время съезда партии «Нур Отан» в столице в апреле 2019 года.

Как считает издание, многие в Казахстане живут лучше, чем в 1980-е и 1990-е годы, но Казахстан далеко не Саудовская Аравия: «Безработица, отсутствие доступа к социальному жилью — насущные проблемы тех, кто остался на задворках богатой нефтью страны. И сейчас активисты по всей стране требуют нового курса», — заключает издание.

КОММЕНТАРИИ

В других СМИ

Loading...

XS
SM
MD
LG