Доступность ссылок

Срочные новости

«Антикитайские настроения» и «тенденция нулевой терпимости» в Казахстане?


Бойцы спецназа вбегают в Центральный парк отдыха в Алматы, где проходит несанкционированный митинг, 1 мая 2019 года.

В западной прессе комментируют прошедшие 1 мая в Казахстане несанкционированные митинги и нарушения прав человека в стране, а также анализируют влияние Китая в Центральной Азии.

«РАСТУЩЕЕ НЕДОВОЛЬСТВО»

На англоязычном сайте Eurasianet.org в статье «Казахстан: антиправительственные митинги сигнализируют о повышении протестных настроений» пишут о прошедших в нескольких городах первомайских митингах, «закончившихся арестами и изолированными случаями применения агрессивных тактик контроля толпы со стороны полиции».

Акции прошли в Алматы, Нур-Султане, Караганде, Шымкенте. «Спусковым крючком для этой волны фрустрации стало сформировавшееся [у населения] восприятие, что важные национальные решения принимаются без консультации с народом», – пишет автор.

«Мы, казахстанцы, честно говоря, сыты по горло режимом и тем, что происходит в Казахстане. Мы хотим демократии. Мы хотим свободы слова. У нас никогда не было демократических выборов», – приводит Eurasianet.org слова одного из участников митинга в Алматы – 52-летнего Дархана Киреева. 15-летняя школьница Диляра, присутствовавшая на акции протеста вместе с матерью, говорит: «Мы пришли, потому что хотим перемен».

Мы, казахстанцы, честно говоря, сыты по горло режимом и тем, что происходит в Казахстане. Мы хотим демократии. Мы хотим свободы слова. У нас никогда не было демократических выборов.

«Протесты 1 мая, предположительно, были созваны базирующимся в Европе оводом режима и опальным банкиром Мухтаром Аблязовым, которого казахстанские власти разыскивают в связи с различными уголовными обвинениями. Однако трудно установить, пришли ли демонстранты из почтения к Аблязову или использовали редкую возможность показать свое недовольство властью, лишившей их любых других возможностей для проявления инакомыслия», – отмечает издание.

Только некоторые из участников сказали Eurasianet.org, что разделяют взгляды Аблязова, другие заявили, что их побудило «стремление к переменам», а некоторые сообщили, что просто проявили любопытство, случайно проходя мимо.

«Недавние аресты продолжают тенденцию нулевой терпимости к общественным протестам, давно установленную при [экс-президенте Нурсултане] Назарбаеве и продолженную с первых дней президентства [действующего президента Касым-Жомарта] Токаева, начавшегося с арестов демонстрантов», – пишет Eurasianet.org.

Как отмечает профессор Университета национальной обороны в Вашингтоне политолог Эрика Марат, вопрос о борьбе с публичными проявлениями инакомыслия ставит нового президента перед дилеммой. «Если публичные протесты по-прежнему будут доминировать в обсуждениях в социальных сетях, они могут участиться, стать более эмоциональными и охватить всё более широкие слои населения. Стратегия правительства – предотвращение и целенаправленные аресты – может стать неэффективной. Токаеву придется либо вообще запретить акции протеста, как в Узбекистане, либо взаимодействовать с протестующей общественностью и пытаться отвечать [на ее требования]», – пишет Эрика Марат.

«НЕПРИЕМЛЕМАЯ» СИТУАЦИЯ

В южнокорейском онлайн-журнале International Policy Digest в статье «О правах человека в Казахстане» описывают многочисленные нарушения в этой сфере в стране. В частности, отмечают «слабость» независимых институтов, коррупцию, «законы, полные лазеек», нарушения свободы собраний, подавление оппозиции, преследование активистов и журналистов, а также применение пыток.

«Казахстан давно стремится присоединиться к мировой элите. Но между словами и делами режима существует огромный разрыв. До тех пор, пока власти не решат свои проблемы с правами человека и огромным дефицитом демократии в стране, Казахстан останется политической периферией», – пишет онлайн-издание.

International Policy Digest ссылается на доклад Human Rights Watch, сделанный в 2015 году, в котором «бывшему президенту Назарбаеву простым языком разъяснили: ситуация с правами человека в стране неприемлема и необходимы далеко идущие изменения. И всё же перемены, что неудивительно, идут медленно». «В лучшем случае можно говорить, что ситуация не изменилась. В худшем – что страна еще глубже погрузилась в пропасть», – пишет International Policy Digest.

КИТАЙ В ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ

В американском журнале National Interest пишут о прошедшем в конце апреля в Пекине саммите, посвященном масштабной международной инициативе Китая «Один пояс – один путь» (ОПОП), и отмечают, что «отношение к мусульманским меньшинствам, приобретающее всё более угнетающий характер» пока не вызвало никаких негативных последствий для Китая, даже со стороны стран, где мусульмане составляют большинство.

Но National Interest, тем не менее, усматривает «признаки антикитайских настроений» в Центральной Азии, причину которых издание видит в «растущем общественном возмущении отношением Пекина к мусульманским меньшинствам», которое сочетается с «обеспокоенностью аспектами инвестиционной модели ОПОП».

Смотрите также: Как Китай перестраивает под себя мировую экономику

Как Китай перестраивает под себя мировую экономику
please wait

No media source currently available

0:00 0:02:01 0:00

По мнению автора, тема преследования мусульманских меньшинств в Китае – уйгуров, казахов, кыргызов – привлекает всё больше внимания в странах региона. «Изначально Казахстан стремился заглушить сообщения о том, что происходит в Китае, но поскольку в 2018 году появлялось всё больше свидетельств очевидцев об условиях содержания в лагерях для интернированных [созданных в Синьцзяне], проблема стала более заметной», – пишет National Interest.

По мнению онлайн-издания, арест активиста «Атажұрт еріктілері» Серикжана Билаша, поднимавшего, в том числе на международном уровне, вопросы прав этнических казахов в Китае, по обвинению в «разжигании расовой ненависти», говорит о том, что власти Казахстана «понимают чувствительность вопроса», но «упрямо пытаются подавить дискуссию». Это, как считает National Interest, может «стать топливом для новых антикитайских акций протеста в Казахстане».

Издание считает, что преследование этнических казахов никуда не уйдет с повестки в двусторонних отношениях с Китаем, поскольку у многих из почти полутора миллионов проживающих в Синьцзяне этнических казахов есть родственники в Казахстане.

Антикитайские настроения в Казахстане, пишет National Interest, «особенно проявились в 2010 году, еще до инаугурации ОПОП (инициатива "Один пояс - один путь", упоминаемая выше - Ред.)». «С тех общественное недовольство такими проблемами, связанными с ОПОП, как китайская трудовая миграция и передача в китайское владение казахстанских ресурсов и активов, продолжает расти. Опрос, проведенный в 2018 году и касавшийся отношения населения к ОПОП, показал, что около четверти респондентов очень негативно относились к этой инициативе, еще 27 процентов выражали скорее негативное отношение», – сообщает National Interest, отмечая, что схожие настроения присущи и населению соседнего Кыргызстана.

БОРЬБА ЗА ВЛИЯНИЕ

В американском журнале Wall Street Journal анализируют конкурирующее влияние Китая и России в Центральной Азии.

«Многие западные наблюдатели считают, что выход Китая на главенствующие позиции в Центральной Азии, где традиционно доминирует Россия, неизбежен. Экономика России находится в состоянии стагнации. Одновременно от Москвы к Пекину страны региона оттягивают привлекательность обширного рынка Китая, его дешевые потребительские товары и его многомиллиардное обязательство [ОПОП] охватить железнодорожной и автомобильной сетями весь регион», – пишет Wall Street Journal.

Президент России Владимир Путин (в первом ряду второй слева), китайский лидер Си Цзиньпин (в первом ряду в центре) и экс-президент Казахстана Нурсултан Назарбаев (в первом ряду второй справа) на саммите ОПОП в Пекине, апрель 2019 года.
Президент России Владимир Путин (в первом ряду второй слева), китайский лидер Си Цзиньпин (в первом ряду в центре) и экс-президент Казахстана Нурсултан Назарбаев (в первом ряду второй справа) на саммите ОПОП в Пекине, апрель 2019 года.

Тем не менее авторы отмечают, что связи Центральной Азии с Россией остаются очень тесными, и приводят в пример Кыргызстан, около 10 процентов населения которого, по оценкам, работает на российской территории и отправляет деньги своим родственникам в Кыргызстане.

Помимо этого, как считает WSJ, Россия продолжает поддерживать крепкие связи с кыргызскими военными и службами безопасности, а инвестиции Китая в Кыргызстан «не лишены противоречий». Издание, в частности, ссылается на коррупционные скандалы. Вопрос преследования мусульманских меньшинств в Синьцзяне также способствует «повышению антикитайских настроений» в Центральной Азии, полагает WSJ.

«Перспективы Китая в Центральной Азии могут быть значительно слабее, а у России – ярче, чем считают многие», – пишет журнал и добавляет, что для американской внешней политики это может представлять проблему.

«Многие американские аналитики надеются, что Россия в конечном итоге присоединится к коалиции во главе с США для балансирования Китая в Евразии. Но чем прочнее позиции России в Центральной Азии, тем меньше вероятность того, что страх перед Китаем заставит Москву восстановить свои связи с Западом. Если китайские экономические инвестиции вдоль Шелкового пути не затронут политическое первенство России, то партнерство Пекина и Москвы против США может оказаться еще более прочным, чем советско-китайский союз 1950-х годов», – пишет Wall Street Journal.

КОММЕНТАРИИ

В других СМИ

Loading...

XS
SM
MD
LG