Доступность ссылок

Молодые люди с высшим образованием в сфере религии не желают идти в имамы мечетей в отдаленных сёлах. По данным министерства по делам религий и гражданского общества, правительство изучает возможности оказания финансовой поддержки сельским имамам.

Пользователь социальной сети Facebook Кайнар Толкынулы говорит, что найти имамов для мечетей в сельской местности нелегко. Он считает, что «нежелание имамов ехать в сёла связано с отсутствием денег». По словам Кайнара Толкынулы, жители села Атасу Жанааркинского района Карагандинской области вынуждены были пригласить имама из другого населенного пункта.

— Имама в своем селе найти не смогли, поэтому пригласили имама Максата Какимжанова. Раз пригласили, нужно создавать для него условия, — говорит он.

Кайнар Толкынулы сказал, что 30 из 100 живущих в селе семей, у которых есть возможность, ежемесячно собирают в помощь имаму по одной тысяче тенге.

«ЕДВА ХВАТАЕТ НА ДОРОЖНЫЕ РАСХОДЫ»

51-летний Максат Какимжанов, о котором упоминал Кайнар Толкынулы, более 13 лет является имамом мечети. Он стал имамом местной мечети по просьбе жителей Атасу, сам он проживает в соседнем селе. Один раз в неделю он ездит в Атасу для проведения пятничной молитвы. Его обязали читать проповеди для противодействия нетрадиционным религиозным течениям по заданию акимата, проводить религиозные обряды в селе.

Мечеть в селе Атасу Карагандинской области.
Мечеть в селе Атасу Карагандинской области.

— Я обязан совершать все религиозные обряды по случаю рождения и смерти людей. Если жители села приглашают, обязан идти. В Атасу у меня нет дома. Останавливаюсь в разных домах. Денег, что дают сельчане, едва хватает на дорожные расходы. Зарплата жены в размере 50 тысяч тенге — подмога. Нам даже пришлось как-то взять кредит, чтобы купить троим детям одежду к школе, — говорит имам.

Он рассказывает, что сельчане оказывают ему посильную помощь, поддерживают родственники, которые знают о его положении.

— Иногда мне стыдно просить, и им неудобно, когда не могут помочь, — сказал сельский имам.

Максат Какимжанов говорит, что, несмотря на сложности, он откликается на просьбы сельчан. Он считает, что нельзя оставлять мечеть без имама. По словам священнослужителя, имамы в небольших селах испытывают проблемы с обеспечением своих семей, поэтому молодые люди, получившее религиозное образование, не спешат в отдаленные небольшие сёла. Какимжанов говорит, что недавно услышал, что правительство, возможно, будет платить имамам зарплату. Он надеется, что инициатива будет реализована.

ЖИВУЩИЕ НА ПОЖЕРТВОВАНИЯ И НАШЕДШИЕ СПОНСОРОВ

О непростых условиях говорят не только имамы мечетей отдаленных небольших сёл, но и имамы мечетей близ города Алматы. Большинство имамов, ссылаясь на то, что не могут говорить с журналистами без разрешения муфтията, отказались дать интервью. Имам, согласившийся побеседовать с Азаттыком, попросил не указывать его имени и фамилии. Он говорит, что несколько лет назад мечеть была практически бесхозной, «была небрежно закрыта на замок». Ему приходится работать сторожем, дворником, муэдзином и бухгалтером мечети.

— Нам тоже приходится слышать о том, что имамы богатеют за счет поступающих пожертвований. Я попросил, чтобы аксакалы села открыли ящик с пожертвованиями. В итоге им стало стыдно. Поступающих денег не всегда хватает на оплату коммунальных услуг, особенно зимой. В городские мечети поступает больше пожертвований, чем в сельские. Сколько денег поступит в следующем месяце, не знают ни имамы местных мечетей, ни в муфтияте, — говорит имам.

Мечеть в селе Актобе Кызылординской области. Март 2015 года.
Мечеть в селе Актобе Кызылординской области. Март 2015 года.

По его словам, «каждая мечеть после оплаты коммунальных услуг 30 процентов собранного направляет в центр». Наш собеседник говорит, что его сын получил высшее образование в сфере религии, однако не захотел быть имамом и ушел в другую сферу и доволен своим нынешним положением.

— Жена работает школьным учителем. Одно хорош: у меня много родственников и друзей, оказывающих помощь. Я знаю молодых имамов, которым приходится заниматься частным извозом на своих автомобилях, летом наниматься к кому-то на стройку. Условия жизни имама зависят от его квалификации и уровня жизни населения. Для известных имамов находятся и спонсоры, — сказал он.

Репортеру Азаттыка также удалось поговорить с «известным в стране имамом, который нашел спонсора». Местные знаменитости часто зовут этого священнослужителя, известного в народе как «веб-мулла», для религиозных обрядов. Имам, который до получения религиозного образования окончил филологический факультет, владеет ораторским мастерством и искусно читает проповеди.

— На меня повысился спрос после того, как я провел несколько похоронных обрядов (жаназа. — Ред.) для родственников приближенных к высшей власти и бизнес-кругам, для известных поэтов и писателей. Приглашают на молитвы во время поминок и чтение Корана, бывает, что зовут домой и в течение нескольких дней слушают проповеди. Среди приглашающих есть такие, кому под силу сразу же решить проблемы, — говорит он.

Такие служители религии, у которых налажена жизнь в крупных городах, не ходят на совещания акиматов, где их обязывают бороться с деструктивными религиозными течениями, не надеются на зарплаты, как сельские акимы.

НЕВЫПОЛНЕННОЕ ОБЕЩАНИЕ ЛАМЫ ШАРИФА

О необходимости выделения зарплат сельским имамам в Казахстане говорят последние несколько лет. Осенью 2012 года председатель агентства по делам религий Кайрат Лама Шариф заявил, что заработная плата сельских имамов должна быть сопоставима с зарплатой директоров сельских школ. Он также говорил, что в мечетях вместо ящиков для пожертвований будут установлены терминалы и что из пожертвований, поступающих в городские мечети, будут выделяться деньги на зарплату сельским имамам. Однако эти инициативы остались нереализованными. Лама Шариф покинул свой пост, а ящики для пожертвований остались в прежнем виде.

Обувь в углу комнаты в мечети села Актобе Кызылординской области. Март 2015 года.
Обувь в углу комнаты в мечети села Актобе Кызылординской области. Март 2015 года.

Сотрудник недавно созданного министерства по делам религий и гражданского общества, не пожелавший указывать своего имени, говорит, что в ведомстве «не теряют надежду реализовать эти инициативы».

— Правительство рассматривает вопрос о способах финансовой поддержи имамов. Возможно, ежемесячную финансовую помощь начнут предоставлять с весны 2017 года. Вопросы со сбором поступающих в мечети денег и их распределением должно решать Духовное управление [Духовное управление мусульман Казахстана], — сказал он.

По словам сотрудника министерства, помощь не будет предусмотрена для имамов Алматы и Астаны, потому что считается, что «они способны прокормить себя».

Заведующий отделом религиозного образования ДУМК Бактыбай Бейсенбаев подтверждает, что условия жизни сельских имамов оставляют желать лучшего.

— Действительно, уровень жизни имамов зависит от населения. Надеемся, что в будущем мы избавимся от жизни на пожертвования, доживем до тех дней, когда пожертвования будем раздавать лишь нуждающимся, — говорит представитель ДУМК.

По данным Бактыбая Бейсенбаева, в более 2500 мечетях страны работает 3600 религиозных служителей. У 50 процентов имамов низкий уровень образования, поэтому Духовное управление вынуждено направлять в села молодых выпускников вузов в качестве имамов. Регионы, обращающиеся в ДУМК за имамами, обещают создавать для них социальные условия.

Мужчины во время молитвы в центральной мечети Алматы в первый день Курбан-айта. Сентябрь 2016 года.
Мужчины во время молитвы в центральной мечети Алматы в первый день Курбан-айта. Сентябрь 2016 года.

По данным ДУМК, фонд «Зекет» платит зарплату в размере 20–60 тысяч тенге имамам 94 сёл, которые не могут сами себя обеспечить. С прошлого года Духовное управление платит зарплату в размере 20 тысяч тенге учителям девяти медресе, центров по подготовке чтецов Корана, институтов повышения квалификации имамов. В Актюбинской, Атырауской, Жамбылской, Карагандинской, Кызылординской, Мангистауской, Павлодарской областях помощь имамам оказывают общественные фонды.

  • 16x9 Image

    Асылхан МАМАШУЛЫ

    Асылхан Мамашулы является репортёром Азаттыка  в Алматинском бюро, пишет, в основном, на политические темы. Родился в апреле 1973 года. В 1994 году окончил Кызылординский педагогический институт имени Коркыта-ата. В 1997-2000 годах учился в аспирантуре Казахского национального университета имени Аль-Фараби.

    Работал в издательстве «Казахская энциклопедия», в газете «Ана тілі» и в центре ABDI-Press. С 2011 года работает в Азаттыке.

Ваше мнение

Показать комментарии

В других СМИ

Loading...

XS
SM
MD
LG