Доступность ссылок

Срочные новости:

«Ценность осознали поздно». Как и почему в Казахстане упразднили Конституционный суд


Инсталляция с изображением Конституции Казахстана. 30 августа 2014 года

В январе 1993 года независимый Казахстан принял свою первую Конституцию, в рамках которой учредил новый институт — Конституционный суд. С его помощью распустили Верховный Совет, а Конституция 1995 года упразднила сам суд. Конституционный суд заменили Конституционным советом, однако эксперты говорят, что суд обладал большей компетенцией.

Сегодня, 30 августа, исполняется 26 лет со дня принятия действующей Конституции Казахстана. В канун этого дня, ставшего красным днем календаря, официальная пресса всё чаще публикует материалы, восхваляющие Конституцию Казахстана.

Принятие Конституции 1995 года власти называют «важным шагом на пути к демократии в Казахстане». Однако несогласные с этим говорят, что нынешняя Конституция «нарушает баланс между институтами власти и открывает путь к установлению суперпрезидентской республики». По их словам, тот самый баланс сил в верховной власти поддерживал Конституционный суд, который был упразднен принятой в 1995 году Конституцией.

«КАК ИСПОЛЬЗОВАЛИ КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД»

13 декабря 1993 года, за полтора года до истечения срока полномочий, Верховный Совет объявил о своем роспуске. В связи с этим часто высказываются мнения, что именно бывший тогда президентом Казахстана Нурсултан Назарбаев сыграл важную роль в роспуске Верховного Совета, полномочия которого были соизмеримы с полномочиями президента.

В своих мемуарах Назарбаев пишет, что Верховный Совет препятствовал быстрому проведению рыночных реформ.

Под влиянием акима Алматы Заманбека Нуркадилова, который в то время был одним из верных соратников Нурсултана Назарбаева, Алатауский районный совет Алматы объявил о самороспуске и обратился с таким же призывом к другим местным советам страны. Вскоре по такому же пути пошли и другие советы, в итоге Верховному Совету ничего не оставалось, кроме как самораспуститься.

Выпуск газеты «Егемен Қазақстан» от 29 января 1993 года, где сообщалось о принятии Конституции независимого Казахстана
Выпуск газеты «Егемен Қазақстан» от 29 января 1993 года, где сообщалось о принятии Конституции независимого Казахстана

Заманбек Нуркадилов позднее присоединился к оппозиции и умер при загадочных обстоятельствах накануне президентских выборов 2005 года. Он неоднократно заявлял, что «сожалеет о том, что в свое время помог Назарбаеву, предприняв шаги, отдаляющие страну от демократии».

Верховный Совет 13-го созыва, избранный вместо Верховного Совета 12-го созыва, просуществовал тоже недолго. Всего через год, в марте 1995 года, Верховный Совет был вынужден распуститься. В этот раз «роль» Заманбека Нуркадилова сыграл Конституционный суд.

6 марта 1995 года Конституционный суд признал парламент нелегитимным из-за нарушений Кодекса о выборах — на них указала кандидат в депутаты Татьяна Квятковская и подала иск с требованием признать недействительными выбо­ры по одному из избирательных округов.

Юрист и академик Салык Зиманов (скончался в 2011 году) усомнился в законности этого решения.

«Это правда, что между Верховным Советом во главе с Серикболсыном Абдильдиным и другими ветвями власти были споры. На то были и другие причины. Тогда было непонятно, как избранный Верховный Совет вдруг "стал нелегитимным". Татьяна Квятковская, не сумевшая победить на выборах, в своем заявлении не писала, что "выборы не были незаконными и голоса не были правильно подсчитаны". Она жаловалась на то, что количество избирателей было разным на каждом избирательном участке и что в Абылайхановском избирательном округе Алматы, от которого она выдвигалась, было слишком много избирателей по сравнению с другими. К примеру, если в Абылайхановском избирательном округе насчитывалось 90 тысяч избирателей, то в Байконурском избирательном округе — всего 17 тысяч», — писал Зиманов в своей книге «Тәуелсіздік жариялаудың қиын жылдарындағы Қазақстан парламенті» («Парламент Казахстана в трудные годы провозглашения независимости») в 2011 году.

После решения Конституционного суда в официальной прессе появился ряд заявлений, и процесс роспуска Верховного Совета усилился.

Академик Салык Зиманов
Академик Салык Зиманов

«ВОЗРАЖЕНИЯ НАЗАРБАЕВА И КЕКИЛЬБАЕВА»

Бывший в то время президентом Казахстана Нурсултан Назарбаев назвал решение суда «неожиданным» и заявил, что «ради стабильности власти правительства 8 марта он внёс возражения на постановление Конституционного суда». СМИ тогда предполагали, что Нурсултан Назарбаев «возражал» не только одному постановлению, но и Конституционному суду в целом.

«Этот вопрос не входит в компетенцию Конституционного суда. Иск Квятковской должен рассматриваться в суде. Я убежден, что парламенту республики, избранному год назад, предстоит много работы», — говорил он.

Депутаты Верховного Совета тяжело восприняли решение Конституционного суда. Если действительно надо было снова распустить парламент, то это можно было сделать «конституционным путем», заявляли они.

Экс-депутат парламента Татьяна Квятковская выступает против арестованного топ-бизнесмена Мухтара Джакишева. Алматы, 12 июня 2009 года
Экс-депутат парламента Татьяна Квятковская выступает против арестованного топ-бизнесмена Мухтара Джакишева. Алматы, 12 июня 2009 года

Писатель Абиш Кекильбаев, избранный председателем Верховного Совета 13-го созыва при поддержке Нурсултана Назарбаева, пошел еще дальше. Газеты «Егемен Қазақстан» и «Казахстанская правда» опубликовали постановление Верховного Совета за подписью Абиша Кекильбаева. «Верховный Совет... внес возражения на постановление Конституционного суда от 6 марта. В соответствии со статьей 131 Основного закона республики (статья 131 Конституции 1993 года — установление неконституционности законов и иных актов Конституционным судом отменяет их действие. — Ред.) данное постановление Конституционного суда отменяется», — говорилось в документе.

«Возражения» президента Казахстана и председателя Верховного Совета на рассмотрение Конституционного суда поступили 9 марта. Буквально через день, 10 марта, было принято решение, что эти возражения не принимаются.

Как писал юрист Салык Зиманов, только шесть из одиннадцати членов Конституционного суда участвовали в вынесении решения об «объявлении парламента нелегитимным». Трое отказались участвовать, двое проголосовали против. На рассмотрение возражений президента и председателя Верховного Совета хватило часа.

«Согласно Конституции, только Верховный Совет и президент Казахстана имеют право говорить от имени народа. Кроме них, никакая власть, никакой другой орган, включая Конституционный суд, не может решать судьбу этих двух органов. Если необходимо распустить парламент или сместить президента, [Конституционный суд] может инициировать решение о создании специальной Верховной комиссии», — писал Салык Зиманов.

Однако, несмотря на эти «возражения», Верховный Совет всё же был распущен. Нурсултан Назарбаев истолковал это как вынужденный шаг, «подчинение решению Конституционного суда» и взял на себя законодательную власть Верховного Совета.

Вскоре он сформировал Ассамблею народа Казахстана, созвал ее первую сессию и объявил о новом проекте Конституции. Созданная самим президентом Ассамблея и официальные СМИ приветствовали новый проект.

После нескольких месяцев «всенародного обсуждения» 30 августа 1995 года была принята новая версия Конституции, значительно отличавшаяся от первоначального проекта. Конституционный суд, который «распустил парламент одним своим решением», не был включен в новую Конституцию. Вместо него был создан Конституционный совет.

Спустя несколько месяцев указом президента Казахстана была введена должность государственного секретаря. На эту должность был назначен Абиш Кекильбаев, председатель распущенного Верховного Совета.

С этого момента Казахстан стал жить по Конституции, которая укрепила президентскую власть и привела к автократическому правлению.

«МЫ ПОЗДНО ОСОЗНАЛИ ЦЕННОСТЬ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА»

Депутаты Верховного Совета, которые были распущены в 1990-х годах, вспоминают, что Конституционный суд был «учрежден как высший и самый независимый судебный орган в Казахстане».

По словам бывшего депутата Верховной Совета Серика Абдрахманова, «Конституционный суд был создан как институт, который мог давать оценку как решениям президента, так и Верховного Совета Казахстана».

Серик Абдрахманов в бытность первым заместителем председателя партии «Адилет». Астана, 28 декабря 2010 года
Серик Абдрахманов в бытность первым заместителем председателя партии «Адилет». Астана, 28 декабря 2010 года

— Когда в 1993 году была принята первая Конституция, мы ввели Конституционный суд по опыту цивилизованных стран. Президент тоже ему подчинялся. Его использовали для роспуска парламента, а позже он и вовсе прекратил свое существование. Группа депутатов объявила голодовку в знак протеста против решения Конституционного суда, — говорит он.

По словам Ирака Елекеева, ставшего депутатом двухпалатного парламента, избранного после принятия Конституции в 1995 году, на упразднение Конституционного суда, возможно, повлияла его чрезмерная компетенция.

Ирак Елекеев в бытность депутатом мажилиса парламента Казахстана. Астана, 13 октября 2010 года
Ирак Елекеев в бытность депутатом мажилиса парламента Казахстана. Астана, 13 октября 2010 года

— В то время приватизировалась государственная собственность. Конституционный суд мог рассматривать законность приватизации крупных объектов. Его ценность мы осознали позже. В 1995 году было приватизировано предприятие «Мангистаумунайгаз», которое добывало миллионы тонн нефти и приносило доход государству. Мы хотели спросить в Конституционном совете, насколько законно оно было продано. Только тогда мы поняли, что это не прежний суд, а просто совет и почему нужно было упразднить Конституционный суд, — говорит он.

По словам Ирака Елекеева, председатель Конституционного суда выдвигался Верховным Советом и любой член Верховного Совета или любой рядовой судья могли обратиться в Конституционный суд. Сейчас председатель Конституционного совета выдвигается президентом Казахстана, и депутаты не могут обращаться в этот орган по какому-либо вопросу.

— В компетенцию нынешнего Конституционного совета ничего не входит. Как следует из названия, он ограничивается лишь консультированием. В наших условиях, конечно, Конституционный суд был бы эффективнее, — говорит он.

Сабыр Касымов, работавший судьей Конституционного суда с момента его создания и до роспуска, говорит, что Конституционный суд «мог изменять, отменять законы, указы президента и другие госакты, вступившие в законную силу, проверять конституционность правоприменительной практики госорганов».

— Главное — Конституционный суд мог рассматривать и выносить решения по соблюдению норм Конституции по обращениям общественных организаций и граждан. Были и другие полномочия, которых нет у Конституционного совета, — говорит он.

Сабыр Касымов, глава государственной комиссии по полной реабилитации жертв политических репрессий, созданной указом президента Казахстана Касым-Жомарта Токаева в 2020 году, отказался пояснить, почему Конституционный суд превратился в Конституционный совет.

— Если бы Конституционный суд не втянули в большую политику, страна могла бы развиваться по другому пути, — кратко ответил он, не уточнив, что имел в виду под «большой политикой» и кто его куда втянул.

«ТОГДА БЫ РАСПУСТИЛИ И КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД»

Эксперты в беседе с репортером Азаттыка говорят, что «на Конституционный суд оказывалось давление», президент «использовал его для роспуска парламента», председатель суда Мурат Баймаханов «не в полной мере реализовал свои полномочия» и «Конституционный суд подчинили власти президента».

— Накануне упразднения Конституционного суда его председатель Баймаханов не смог воспользоваться своими полномочиями. Он согласился со всем, — говорит бывший депутат Серик Абдрахманов.

Сабыр Касымов, работавший судьей Конституционного суда под руководством Мурата Баймаханова, характеризует его как «ученого, интеллигентного человека с мягким характером» и говорит, что «сложно управлять институтом с сильной компетенцией без стального характера».

Как пишет Салык Зиманов, «накануне этого события Конституционный суд был близок к развалу, в нем образовались две противостоящие группы».

«Отрицательные высказывания депутатов в печати усилились. В депутатских группах активно стали обсуждаться требования о приостановлении деятельности Конституционного суда из-за вынесения им ряда неконституционных решений и неправосудных своеволий. Думается, что в желании принятия превентивных мер против Верховного Совета инстинкт самосохранения сыграл не последнюю роль», — пишет Зиманов.

Похоже, что в то время часто высказывались аналогичные мнения. В интервью «Егемен Қазақстан» 15 марта 1995 года председатель Конституционного суда Мурат Баймаханов попытался ответить на этот вопрос, заявив, что «никакого давления на Конституционный суд не было».

«Что бы вы сделали, если бы Верховный Совет, который вы считаете нелигитимным, принял решение о роспуске Конституционного суда до 6 марта?» — поинтересовался репортер газеты. На вопрос, содержание которого говорит о споре между Конституционным судом и Верховным Советом, Баймаханов ответил так: «Тогда Конституционный суд был бы распущен».

Конституционный совет, пришедший на место упраздненного Конституционного суда, занимается лишь толкованием положений Основного закона. Он осуществляет надзор за конституционностью законов, принимаемых парламентом, и соответствием Конституции международным соглашениям.

Конституционный совет состоит из семи членов. Председатель и два члена Конституционного совета назначаются президентом, по два члена соответственно сенатом и мажилисом сроком на шесть лет.

Согласно закону, обращаться в Конституционный совет имеют право президент, председатель сената, председатель мажилиса, группа не менее одной пятой части общего числа депутатов парламента, премьер-министр, и суд — только в случае ущемления закрепленных Конституцией прав и свобод человека и гражданина нормативным правовым актом.

По словам члена Конституционного совета Иоганна Меркеля, первый президент Казахстана Нурсултан Назарбаев обращался в Конституционный совет 28 раз.

Согласно пункту 1 статьи 71 Конституции Казахстана, сам Нурсултан Назарбаев также является пожизненным членом Конституционного совета.

В Конституционном совете, который не возражал против внесения Нурсултаном Назарбаевым изменений в Конституцию на протяжении многих лет, заявили в июне 2021 года, что считают эффективным «сотрудничество» Токаева и Назарбаева.

  • 16x9 Image

    Асылхан МАМАШУЛЫ

    Асылхан Мамашулы является репортёром Азаттыка  в Алматинском бюро, пишет, в основном, на политические темы. Родился в апреле 1973 года. В 1994 году окончил Кызылординский педагогический институт имени Коркыта-ата. В 1997-2000 годах учился в аспирантуре Казахского национального университета имени Аль-Фараби.

    Работал в издательстве «Казахская энциклопедия», в газете «Ана тілі» и в центре ABDI-Press. С 2011 года работает в Азаттыке.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG