Доступность ссылок

Срочные новости

Нужно ли освобождать заключенных из-за эпидемии коронавируса?


Здание СИЗО в Атырау. Иллюстративное фото.

Из-за эпидемии коронавируса в Казахстане необходимо освободить из тюрем некоторые группы заключенных. Так считает казахстанский адвокат Абзал Куспан. Вышедшие на свободу активисты говорят, что в тюрьмах существует высокий риск распространения коронавируса. Между тем представители пенитенциарной системы утверждают, что в их учреждениях приняты меры против коронавируса.

«МЫ НЕ ЗНАЕМ...»

Жительница Алматинской области Жулдыз (имя изменено по ее просьбе. — Ред.) говорит, что ей не удалось связаться с братом, который отбывает наказание в исправительном учреждении в поселке Заречный.

По ее словам, последнее двухчасовое свидание с братом состоялось в феврале. С тех пор они не могут поговорить даже по телефону. С момента распространения коронавируса в Алматинской области ее опасения только усилились.

— В администрации тюрьмы сказали, что из-за карантина отменили свидания. Теперь разрешили переговоры по телефону. Однако он еще не позвонил. Мы обеспокоены тем, что коронавирус распространяется повсюду, — говорит Жулдыз.

Адвокат Абзал Куспан, который недавно написал письмо президенту Казахстана об освобождении заключенных в связи с распространением коронавируса, считает, что опасения Жулдыз оправданны.

— Мы не знаем, получил распространение коронавирус в тюрьме или нет. Мы также не можем получить информацию от своих подзащитных. Пенитенциарная система является самой закрытой системой. Обычно нам не предоставляют полную информацию, чтобы народ не шумел, — говорит адвокат.

Адвокат Азбал Куспан (слева). Атырау, 10 апреля 2020 года.
Адвокат Азбал Куспан (слева). Атырау, 10 апреля 2020 года.

«ПИСЬМО ПРЕЗИДЕНТУ»

Абзал Куспан, занимающийся адвокатской деятельностью последние десять лет, недавно обратился с письмом к президенту Касым-Жомарту Токаеву об освобождении заключенных тюрем из-за распространения коронавируса. По его словам, большинство тюрем в Казахстане не соответствуют международным стандартам. Камеры старые и тесные. В камерах на два человека размещают до четырех заключенных, в камерах на четыре человека — по восемь заключенных. Все едят и пьют в одной камере, ходят в туалет, нет свежего воздуха, солнца, а когда нет санитарных норм, появляются мыши. Всё это приводит к тому, что тюрьмы могут стать очагом быстрого распространения болезней.

— В условиях эпидемии можно досрочно освободить заключенных, совершивших менее серьезные преступления. К примеру, совершившие экономические преступления. Это могут быть пенсионеры, подростки и женщины. Вина лиц, находящихся в следственных изоляторах, еще не доказана, и в отношении них нет судебного приговора. Их можно перевести под домашний арест, — говорит адвокат.

Исправительная колония строгого режима РУ-170/3. Уральск, 22 декабря 2016 года.
Исправительная колония строгого режима РУ-170/3. Уральск, 22 декабря 2016 года.

По его словам, в мире уже есть такой опыт. Например, «с начала пандемии Иран освободил 85 тысяч заключенных для предотвращения массовой гибели людей, а подследственные в Польше были помещены под домашний арест, и Украина рассматривает аналогичные меры», говорит адвокат.

— Я считаю, что эта мера экономически выгодна для государства. Например, государство тратит четыре тысячи тенге на содержание одного человека в день в тюрьме. Если освобождение получат около 30 тысяч человек, то это позволит сэкономить 3,6 миллиарда тенге в месяц, или 43,2 миллиарда тенге в год, — говорит Абзал Куспан.

«ВРАЧ ОСМОТРЕЛ НА СЛЕДУЮЩИЙ ДЕНЬ»

Бывший лидер незарегистрированной оппозиционной партии «Алга» Владимир Козлов, приговоренный семи с половиной годам тюремного заключения после Жанаозенских событий в 2011 году по обвинению в разжигании розни, поддерживает инициативу адвоката Абзала Куспана.

— Коронавирусную инфекцию в тюрьмы могут занести сотрудники учреждений, у которых нет возможности самоизолироваться. Можно смело говорить об отсутствии медицины в исправительных учреждениях. Гигиена не соблюдается. Нет ни масок, ни антисептиков, иногда — даже мыла, — говорит Владимир Козлов.

Бывший лидер оппозиции Владимир Козлов во время заключения. Июль 2015 года.
Бывший лидер оппозиции Владимир Козлов во время заключения. Июль 2015 года.

Активист из Алматы Юрий Маленьких, который с 29 по 31 марта этого года находился в изоляторе временного содержания в Алматы, рассказал о мерах безопасности в СИЗО.

— Ближе к вечеру 29-го меня привезли на Лобачевского (изолятор). Формально меня должны были проверить на наличие вируса. Врач работал до шести вечера, поэтому меня никто не осматривал. Сотрудники спросили, всё ли нормально. Я ответил, что чувствую себя хорошо, и всё. Фельдшер пришла на следующий день утром и осмотрела. Дала маски, температуру мерила три раза в день. Сотрудники почти все были в масках и перчатках. Тем, у кого их не было, я сделал замечание. В камере я был один, но там было четыре кровати. Делали кварцевание. Я спрашивал, у них оказывается всего один прибор. На каждую камеру примерно минут 20 уходит для кварцевания. По регламенту три раза в день влажная уборка камер, но их делают сами заключенные, — говорит Юрий Маленьких.

Однако руководитель ведомства Жандос Мураталиев, ответственный за изолятор временного содержания, не согласен со сказанным Юрием Маленьких. По его словам, лица, помещенные в СИЗО, в обязательном порядке осматриваются врачом.

— При любых симптомах они немедленно помещаются в карантин. У нас есть тесты на вирус. Мы установили санитайзеры. Сотрудники также прошли проверку, — говорит руководитель управления административной полиции департамента полиции по городу Алматы Жандос Мураталиев.

У входа в СИЗО. Алматы, 23 сентября 2019 года.
У входа в СИЗО. Алматы, 23 сентября 2019 года.

По его словам, по состоянию на 31 марта в изоляторе временного содержания находится 48 человек, «41 из них были задержаны за вождение в нетрезвом состоянии, остальные — нарушители режима чрезвычайного положения».

«РАЗРЕШЕНЫ ВИДЕОЗВОНКИ»

Заместитель директора представительства «Международной тюремной реформы» (PRI) в Центральной Азии Жанна Назарова говорит, что об освобождении заключенных говорить пока рано.

— Даже в случае освобождения определенного количества граждан на временных условиях необходимо установить четкий контроль за местом их нахождения, за соблюдением карантина. Этот вопрос в компетенции не только одного КИУСа, но и судебной системы и органов прокуратуры и внутренних дел. Право на охрану здоровья у осуждённых никто не отнимал, и стандарты в объемах гарантированной медицинской помощи должны быть обеспечены. Однако медицинские услуги, которые получают многие заключенные, имеют более низкий стандарт, чем те, которые доступны в более широком сообществе, — говорит Жанна Назарова.

По словам специалиста, закрытые учреждения — это не только тюрьмы. И важно иметь понимание в обществе о происходящем в стенах других видов учреждений, социальных в том числе. Это центры временного пребывания мигрантов, дома престарелых и психиатрические клиники. Поэтому в борьбе с вирусом власти должны учитывать безопасность граждан в этих учреждениях, говорит она.

Женская тюрьма в Алматы. 27 октября 2015 года.
Женская тюрьма в Алматы. 27 октября 2015 года.

По данным комитета уголовно-исполнительной системы, в исправительных учреждениях нет инфицированных коронавирусом. До окончания чрезвычайного положения свидания с осуждёнными временно запрещены, вместо них разрешены неограниченные телефонные- и видеозвонки.

Согласно данным комитета, «в исправительных учреждениях приняты меры профилактики коронавируса». Заключенные и граждане, находящиеся под следствием, обеспечены необходимыми медикаментами, усилен инфекционный контроль, установлен дезинфекционный режим, в камерах и помещениях проводят кварцевание, введен масочный режим, сообщают в комитете.

В уголовно-исполнительной системе Казахстана функционирует 82 учреждения, из них 66 исправительных и 16 СИЗО. Это 15 колоний общего режима, 18 строгого режима, пять особого режима, 15 колоний-поселений, шесть женских колоний, три лечебных учреждения, одна воспитательная колония для несовершеннолетних.

Казахстан объявил чрезвычайное положение в связи с коронавирусом до 15 апреля. Нур-Султан, Алматы и несколько других городов и населенных пунктов закрыты на карантин.

  • 16x9 Image

    Маншук АСАУТАЙ

    Маншук работает на радио Азаттык с 2004 года. Выпускница Карагандинского государственного университета имени Евнея Букетова. Работала корреспондентом на телеканалах Караганды.

КОММЕНТАРИИ

Вам также может быть интересны эти темы

XS
SM
MD
LG