Доступность ссылок

Срочные новости

Правовой статус Каспия на фоне спорных моментов


Нефтяное месторождение Кашаган на шельфе Каспийского моря.

На уходящей неделе появилась информация о готовности проекта Конвенции о правовом статусе Каспийского моря. После затянувшегося процесса обсуждения документ, как ожидается, будет подписан на саммите в Астане в следующем году. Эксперт Алькей Маргулан ответил на вопросы Азаттыка по этой проблеме.

5 декабря в Москве состоялось совещание министров иностранных дел прикаспийских государств. В ходе брифинга по итогам совещания министр иностранных дел Сергей Лавров сообщил о готовности проекта Конвенции о правовом статусе Каспийского моря. Подписание документа ожидается во время саммита глав прикаспийских государств в июле 2018 года в Астане, сказал глава МИД России.

Министры иностранных дел прикаспийских государств. Слева направо: Эльмар Мамедъяров (Азербайджан), Джавад Зариф (Иран), Сергей Лавров (Россия), Кайрат Абдрахманов (Казахстан), Рашид Мередов (Туркменистан). Москва, 5 декабря 2017 года.
Министры иностранных дел прикаспийских государств. Слева направо: Эльмар Мамедъяров (Азербайджан), Джавад Зариф (Иран), Сергей Лавров (Россия), Кайрат Абдрахманов (Казахстан), Рашид Мередов (Туркменистан). Москва, 5 декабря 2017 года.

Процесс определения правового статуса Каспия затянулся более чем на 20 лет. Азаттык поговорил на тему статуса моря с экспертом по международным вопросам Алькеем Маргуланом.

Азаттык: Означает ли готовность проекта Конвенции о правовом статусе Каспийского моря, что страны достигли определенного соглашения? Кто выиграет от этого и что это даст?

Алькей Маргулан: В ходе прежних встреч в основном обсуждали технические, экологические, политические вопросы, вопросы безопасности. Однако геоэкономический и геополитический интерес к энергоресурсам возрос лишь в последние три года. В 1990-е годы мы видели интерес транснациональных корпораций стран Запада [к ресурсам] Каспийского моря, сейчас мы наблюдаем интерес компаний Китая, Индии и стран Азии. Урегулирование правового статуса даст Каспийскому морю новое определение в соответствии с международными правовыми нормами. Определение правового статуса Каспия важно для проведения экспертиз безопасности, биологического разнообразия моря, освоения дна Каспия, формирования транспортно-логистического хаба. Конвенцию намерены подписать в июле 2018 года в Астане.

Азаттык: Почему так затянулось урегулирование правового статуса Каспийского моря?

Эксперт по вопросам международной политики Алькей Маргулан.
Эксперт по вопросам международной политики Алькей Маргулан.

Алькей Маргулан: В свое время Иран, Россия и Туркменистан придерживались разных позиций касательно вопросов делимитации Каспия. Что говорить о правовом статусе моря, когда спорным является даже географическое разделение Каспия. Успешное завершение совещания министров иностранных дел прикаспийских государств 5 декабря, кажется, знаменует начало новой эпохи.

До 2003 года многие страны рассматривали Каспий лишь как бассейн с богатыми запасами энергоресурсов. Однако после 2003 года государства и исследователи, придающие значение геополитике, стали смотреть на Каспийское море как на зону, где сталкиваются интересы безопасности. Вместе с тем страны Прикаспийского региона стали реализовывать транспортно-логистические проекты. По-новому начали обеспечивать вопросы водной безопасности на море. Считаю, что всё это способствовало ускорению сроков определения правового статуса Каспийского моря.

Читайте на эту тему: Кто и как рассматривает статус Каспийского моря?

Азаттык: Если не брать в расчет Алматинскую декларацию, которая подтверждала приверженность бывших советских прикаспийских государств международно-правовым документам советской эпохи, в деле разделения северной части моря между Казахстаном и Россией, Казахстаном и Азербайджаном, Казахстаном и Туркменистаном и в определении правового статуса, похоже, без изменений остается лишь позиция Астаны. Можем ли мы утверждать, что Казахстан что-то выиграл от этого?

Объекты нефтедобывающей инфраструктуры на азербайджанской стороне Каспийского моря.
Объекты нефтедобывающей инфраструктуры на азербайджанской стороне Каспийского моря.

Алькей Маргулан: Это показывает, что во внешней политике Казахстана приоритет в связи с правовым статусом Каспийского моря остается без изменений. Среди прикаспийских стран наибольшая доля береговой линии принадлежит Казахстану. Здесь мы можем сказать, что для Казахстана есть выгодные моменты с точки зрения экономики, коммуникаций.

Азаттык: Похоже, подписание Конвенции не решит окончательно и одномоментно все существующие сомнения. К примеру, среди прикаспийских стран всё еще существуют разногласия касательно разделения дна моря?

Алькей Маргулан: В международных отношениях разногласия не редкость. Однако подписание документа по урегулированию статуса Каспийского моря покажет, что страны региона способны решать общие вопросы сообща и могут найти точки соприкосновения. Определение правового статуса моря не означает, что на этом проблемы закончены. Будущее покажет, как будут решаться возможные разногласия между пятью странами.

Азаттык: Допустим, Конвенцию утвердят и статус Каспийского моря будет определен. Как это повлияет на работу транснациональных корпораций в Каспийском море? Будет ли «приток инвестиций», как считают некоторые эксперты?

Алькей Маргулан: Каспий для транснациональных компаний станет площадкой с определенными правилами игры. Статус позволит им получить гарантированные законодательством правовые возможности для освоения запасов и инвестиций. Вместе с тем мы не должны забывать о существовании компаний, которые вошли на рынок нефтедобычи еще до определения правового статуса. По-моему, Каспийское море теперь будет привлекать не только корпорации нефтегазового сектора, но и логистические компании, занимающиеся грузоперевозками.

Отдыхающие на берегу Каспийского моря в Иране.
Отдыхающие на берегу Каспийского моря в Иране.

Азаттык: Что даст определение правового статуса Каспийского моря для рядовых граждан?

Алькей Маргулан: Может способствовать открытию новых рабочих мест. На побережье могут появиться новые предприятия.

Азаттык: В Москве на совещании министров иностранных дел прикаспийских государств было сказано, что места для иностранных военных сил на море нет. Что означает высказывание, что на Каспийском море не будет иностранных военных сил? Были ли страны, которые намеревались разместить там свой военный флот?

Алькей Маргулан: Это геополитическое решение. Ранее западные исследовательские организации высказывали предположение, что в будущем конфликты в Евразии будут связаны с Каспием. В данный момент интересы двух прикаспийских стран — России и Ирана, одного из крупных игроков на Ближнем Востоке, — сходятся. Не допускать размещения на море военных третьих стран в первую очередь выгодно России и Ирану, которые считают Каспий зоной своего влияния.

Скриншот видео министерства обороны России, заявившего, что российский военный флот на Каспии запустил ракеты по объектам "Исламского государства" в Сирии. 20 ноября 2015 года.
Скриншот видео министерства обороны России, заявившего, что российский военный флот на Каспии запустил ракеты по объектам "Исламского государства" в Сирии. 20 ноября 2015 года.

Азаттык: Да, по-видимому, это означает, что среди прикаспийских стран море в военных целях могут использовать лишь «сильные». Однако это может привести и к отрицательным последствиям. К примеру, российский флот в целях уничтожения позиций организации «Исламское государство» запустил крылатые ракеты из Каспийского моря. И флот тогда был использован Россией не для обороны, а для нападения?!

Алькей Маргулан: Война в Сирии на Ближнем Востоке — главный козырь внешней политики России. Удары по объектам «Исламского государства» с Каспия лишь часть операции России в войне в Сирии. Лично я не наблюдаю намерений решать конфликты в будущем за счет запуска крылатых ракет с Каспийского моря.

Азаттык: Спасибо за интервью.

  • 16x9 Image

    Куанышбек КАРИ

    Куанышбек Кари работает на Азаттыке с 2010 года, является главным редактором Алматинского бюро. Окончил бакалавриат факультета журналистики КазНУ имени Аль-Фараби и магистрат факультета персидской литературы Тегеранского университета.

    Работал корреспондентом во всемирной службе телерадиообъединения Ирана, затем был корреспондентом нескольких казахстанских СМИ в Иране. Работал на должностях корреспондента, заведующего отделом и первого заместителя главного редактора в ряде информационных агентств, газет и журналов в Казахстане.

Ваше мнение

Показать комментарии

В других СМИ

Loading...

XS
SM
MD
LG