Доступность ссылок

Экология Прикаспийского региона и генные мутации


Айткожа Бегалиев, профессор Казахского национального университета имени аль-Фараби, исследователь Прикаспийского региона.

В селе Баскудук, которое расположено в непосредственной близости от хранилища радиоактивных и токсичных отходов Кошкар-ата в Мангистауской области, растет число детей-инвалидов. Проводивший исследование в этом регионе ученый-биолог Айткожа Бегалиев связывает это с воздействием опасных отходов на организм человека.

Исследователь Прикаспийского региона, ученый-биолог Айткожа Бегалиев говорит, что хвостохранилище Кошкар-ата в Мангистауской области, Эмбинское месторождение и Атырауский нефтеперерабатывающий завод наносят серьезный ущерб окружающей среде и здоровью населения. Азаттык записал интервью с профессором Казахского национального университета имени аль-Фараби.

В БАСКУДУКЕ РАСТЕТ ЧИСЛО ДЕТЕЙ-ИНВАЛИДОВ

Азаттык: Вы изучаете экологическое состояние Мангистауской области с 2011 года. В каком сейчас состоянии экология региона?

Айткожа Бегалиев: Хранилище урановых отходов Кошкар-ата – это беда Мангистауского региона. Ученые и прежде изучали этот вопрос. К сожалению, приняли решение, что «в этой местности небольшая доза радиации, опасности нет». Как нет опасности? Там глубокий овраг, куда во времена СССР сбрасывали радиоактивные отходы, производственные отходы с прежнего химико-гидрометаллургического завода, туда же сбрасывали фосфориды. Сейчас там собираются технологические воды с Мангистауского атомного энергокомбината и города. Позднее там появилось озеро площадью 130 гектаров. После того как завод прекратил работу, оно начало засыхать.

Хранилище урановых отходов Кошкар-ата

На территории СССР в конце 1950-х годов начали освоение урановых месторождений. Мангистауская область с небольшой численностью населения, месторождения которой были богаты нефтью, газом и ураном, была выбрана в качестве удобного региона для добычи урана. Самый большой в мире открытый карьер по добыче урана заработал в 1959 году. Вместе с тем были построены Прикаспийский горно-металлургический комбинат, химико-гидрометаллургический, азотный заводы, сернокислотный и энергозавод. В хранилище урановых отходов Кошкар-ата, расположенное в северной части города Актау, с 1965 года сбрасывались радиоактивные отходы производства, верх которых закрывался жидкими технологическими отходами. Это хранилище радиоактивных отходов считается самым большим в мире. В нем собрано более 400 миллионов тонн токсичных и радиоактивных отходов. 105 миллионов тонн из них – урановые отходы.

Между тем ядовитые отходы вместе с ветром начали загрязнять окружающую среду, распространяться до другого берега Каспийского моря. Конечно, позднее провели рекультивацию, положили асфальт. Но оставит ли в покое эти отходы горячий сухой ветер Актау? Радиация распространяется по всей округе. Власти области хорошо это знают.

Мы вначале всесторонне изучили организмы живых существ на территории, прилегающей к хранилищу Кошкар-ата, – морских рыб, насекомых, змей, ящериц. Для исследования мы выбрали доминантные виды, то есть постоянно обитающие в этой местности.

К примеру, взяли мышей вида большая полевка, обитающих в воде лещей, бычков. В организме всех этих существ мы обнаружили тяжелые металлы, нефтяные отходы, радионуклиды. Результаты исследования показали, что у всех у них может быть перерождение раковых клеток. Когда изменяется число хромосом в организме и растут гиперплоиды, появляется опухоль.

Азаттык: Что показали ваши исследования состояния здоровья жителей Мангистауской области?

Айткожа Бегалиев: Всего лишь в 600 метрах от Кошкар-аты расположено село Баскудук. В селе насчитывается 500 домов, и там проживают только оралманы. Территория вокруг Кошкар-аты огорожена, однако весь скот пасется вокруг хранилища. Радиационный фон в селе Баскудук превышает предельную норму ионизирующего облучения (0,16 микрорентгена в час) в три-четыре раза. На месте бывшего химико-гидрометаллургического завода (сейчас окрестности села Баянды. – Автор.) уровень радиации составляет 1,73 микрорентгена в час. Жители страдают от последствий радиации.

В целом радиация по направлению ветра тянется до других населенных пунктов Мунайлинского района – сел Мангистау-1, Мангистау-2, Акшукыр. В этой местности также очень высокий радиационный фон – превышает предельные нормы в два-три раза. Особенно это наблюдается в селе Акшукыр, оно расположено в ложбине. Когда дует ветер, радиационное облако как раз собирается над этим селом. Мы провели микроядерный тест состава крови жителей этого села и сравнили его результаты с тестом жителей Алматинской области. Разница оказалась огромной.

В этих населенных пунктах Мангистауской области растет число детей-инвалидов. Многие страдают от заболеваний крови. Зарегистрированы такие виды раковых заболеваний, которых прежде в Мангистауской области не было. К примеру, в селе Баскудук 57 процентов детей – инвалиды. Это очень много. По данным Всемирной организации здравоохранения, этот показатель составляет три-четыре процента, по республике не должно превышать 10–12 процентов. Это показатели лишь по одному селу. 98 процентов жителей страдают от анемии.

Теперь наша цель – охватить микроядерным тестированием детей из Актау в возрасте от 13 до 18 лет. Потому что молодой организм сразу реагирует на воздействующие факторы. С финансовой точки зрения это будет стоить недорого, тестирование можно завершить через полтора года. Мутация, произошедшая в генах, не исчезнет.

Азаттык: Что теперь делать? Нужно ли переселять жителей Баскудука в другое место?

Айткожа Бегалиев: В июне этого года я встретился с акимом Мангистауской области Ералы Тугжановым. Сказал, что нельзя относиться безразлично к ситуации в регионе, и высказал свои предложения. Однако...

Для изоляции радиоактивных урановых отходов в хранилище Кошкар-ата и ограничения его воздействия на жителей над ним необходимо построить такой же саркофаг, как и в Чернобыле. В свое время было сказано, что строительство саркофага обойдется в 24 миллиарда тенге. Сейчас там проводится рекультивация. Его намерены прикрыть песком. Однако это не защитит жителей области от радиации. Потому что там есть цезий, радиоактивный калий, другие виды радиоактивных тяжелых металлов. Самые ядовитые их виды – это уран-238, радий-226, торий-230. Их микро-, наночастицы поднимаются в воздух и через дыхательные пути, кожу проникают в организм человека.

Есть и хорошая новость. Хочу рассказать о червях полихетах. На них мы обратили внимание во время нашего исследования в Прикаспийском регионе. Эти черви, которые в свое время были завезены с Азовского моря, являются основным кормом осетровых. Мы обнаружили, что в организме этих червей содержится высокий уровень нефтяных отходов. В состав нефти входит органическое вещество пирен. При проникновении в организм за счет процесса метаболизма это вещество превращается в бензопирен. Бензопирен – один из главных механизмов – возбудителей раковых клеток.

Экспертиза показала, что растущие клетки полихета не превратились в опухоль. Потому что у червя есть ген, устойчивый к раковым клеткам. Однако пока неизвестно, что это за ген. Мы начали исследовать его хромосомы. Их сложно изучать через микроскоп. Поэтому проводится изучение ДНК. В организме человека насчитывается 3,5 миллиона генов. В обычном состоянии их расположение не нарушается. У человека с сильным иммунитетом могут быть изменения, однако благодаря ферментам они снова восстанавливаются. Между тем у червей полихетов генов больше, чем у человека, – более четырех миллионов. Если мы обнаружим ген, который не дает развиваться раковым клеткам и дает энергию организму, это стало бы потрясающей новостью. Я уверен, что если я сам до этого не доживу, то мои ученики раскроют эту тайну.

«КАСПИЙСКОЕ МОРЕ МОЖЕТ ПРЕВРАТИТЬСЯ В МЕРТВОЕ МОРЕ»

Азаттык: В Каспийском море часто наблюдают случаи массовой гибели тюленей. В этом году нашли более 240 мертвых тюленей. Вирусологи заявили, что смерть тюленей не вызвана техногенными факторами. Что вы можете сказать об этом?

Айткожа Бегалиев: Цель моего исследования заключается в том, чтобы выяснить, какой вред наносят нефтяные загрязнения Прикаспийскому региону; оценить, к каким последствиям они могут привести в будущем; выяснить, приведут ли они к генетическим изменениям, наследственным генетическим мутациям, изменениям структуры хромосом. К гибели тюленей могут привести как изменения в среде обитания, вызванные загрязнениями вод в результате нефтедобычи, так и несоблюдение катерами траектории движения. Каспийские тюлени не могут выжить в других местах. В свое время их вывозили к Азовскому морю, но они там не смогли прижиться.

Туши тюленей на берегу Каспийского моря. Мангистауская область, 27 апреля 2013 года.
Туши тюленей на берегу Каспийского моря. Мангистауская область, 27 апреля 2013 года.

Проведенная мной экспертиза показала, что звук плавающих в море катеров похож на издаваемые тюленями звуки, когда они приглашают друг друга поесть. Поэтому эта проблема требует применения комплексных мер. Без этого исследования, проведенные нами, учеными, ни к чему не приведут. В море необходимо использовать современные технологии, создать охранную зону, обозначить маршруты для танкеров и строго соблюдать их. Однако создается впечатление, что нашим чиновникам это не нужно. Их безжалостное отношение к своей земле вызывает досаду. Все развитые страны ревностно охраняют свою природу и окружающую среду.

Декларация Рио-де-Жанейро по окружающей среде и развитию была принята в 1992 году, Казахстан подписал ее в 1994 году. Однако у нас эти разговоры ведутся только за дастарханом. У нас считают, мол, «ученые всякое говорят». Иногда это вызывает у меня уныние. Сильную обеспокоенность вызывает состояние Каспийского моря. Нефть – хороший растворитель. Если и дальше так будет продолжаться, Каспийское море может превратиться во второе мертвое море.

Азаттык: Проведение основательных исследований требует больших денег. Выделяют ли для этого достаточное количество средств?

Айткожа Бегалиев: На науку выделяют совсем мало денег. Мы просили выделить 90 миллионов тенге для проведения нашей группой исследований в Прикаспийском регионе, нам выделили лишь 12 миллионов тенге. Когда в Мангистаускую область приезжали представители правительства, чтобы решить проблему Кошкар-аты, меня тоже пригласили. Меня тогда удивило, что они побоялись спуститься к озеру, – посмотрели лишь издалека через бинокль и уехали. Между тем мы ходили по этому ядовитому озеру и всё собирали вручную. Сейчас и чиновники стали хитрее. Близко к себе не подпускают, когда узнают, что мы хотим провести экологические исследования.

«РАДИАЦИОННЫЙ ФОН В КУЛЬСАРЫ ПРЕВЫШАЕТ ФОН НА СЕМИПАЛАТИНСКОМ ПОЛИГОНЕ»

Азаттык: В исследовании об Атырауском регионе вы указали, что нефтяные отходы способствуют росту раковых заболеваний. Расскажите об этом.

Айткожа Бегалиев: Во время проведения исследований в Атырауской области в 2009–2011 годы мы дошли до нижнего устья реки Урал и собрали там улиток, рыбу. Результаты исследования показали высокий уровень содержания отходов нефти в их организмах. Атырауская область занимает первое место по распространению отходов нефти.

Распространение нефтяных отходов ведет к развитию раковых заболеваний – это уже выяснили. Нефтяные отходы распадаются в воздухе и образуются циклические углеводороды. При попадании в организм человека они выделяют бензопирен. Считается, что это сложно выявить, тем не менее сейчас есть свои упорядоченные способы. У нас есть свои методы.

Радиационный фон на Эмбинском месторождении в Кульсары превышает фон на Семипалатинском полигоне. Сами нефтяники придумали термин «амбарная нефть». Несмотря на то что на сегодняшний день рекультивировали 30 процентов, осталась еще большая площадь.

С добычей нефти из недр на поверхность земли вместе с водой просачиваются и радионуклиды. Следующая большая проблема касается Атырауского нефтеперерабатывающего завода. Получают миллионы долларов прибыли, однако, как это принято в других странах, не могут создать современное предприятие. Говорят, что модернизировали завод, но это способствует лишь повышению объемов производства. На заводе не могут прекратить выбросы загрязняющих веществ в атмосферу.

Территория Атырауского нефтеперерабатывающего завода.
Территория Атырауского нефтеперерабатывающего завода.

Мы планируем исследовать полигон Тайсойган. Всем известно, к каким последствиям привел этот полигон, однако до сегодняшнего дня об этом никто ничего не говорит. Говорят, что «ничего такого не происходит». Потому что за всем этим стоит политика.

Азаттык: Спасибо за интервью.

  • 16x9 Image

    Сания ТОЙКЕН

    Сания Тойкен работает на Азаттыке с 2007 года, репортёр в Мангистауской области. После окончания факультета журналистики Казахского национального университета имени Аль-Фараби работала в газетах «Қазақстан пионері» и «Халық кеңесі». Была пресс-секретарём государственного комитета Казахстана по приватизации. Работала корреспондентом, затем редактором казахской редакции Атырауской областной газеты «Ак Жайық». До июля 2015 года была редактором еженедельника «Не хабар?!» в городе Актау.

    В 2017-м году Сания Тойкен удостоена премии Международного фонда женщин в СМИ (IWMF) в номинации «За мужество в журналистике». Она стала первой женщиной-журналистом из Казахстана, которая получает эту высокую награду.

Ваше мнение

Показать комментарии

В других СМИ

Loading...

XS
SM
MD
LG