Доступность ссылок

Срочные новости

«Я просила пожизненное». «Уральскому захватчику» дали 13 лет, но он обещал выйти раньше и отомстить  


Потерпевшая Ираида Ислямгалиева в зале суда. 2 ноября 2020 года.

В Уральске вынесли приговор Ерлану Ислямгалиеву. Год назад он взял в заложницы свою жену. Около десяти месяцев шло следствие, около двух — суд. Ислямгалиева приговорили к 13 годам лишения свободы в колонии максимальной безопасности. Адвокат потерпевшей считает, что эта история ещё не закончилась.

2 ноября в специализированном межрайонном суде Западно-Казахстанской области судья Шара Зайнуллина вынесла приговор 42-летнему Ерлану Ислямгалиеву. Ему предъявили обвинение сразу по четырем статьям уголовного кодекса. Максимальный срок — 13 лет — он получил по статье «Вымогательство» (пункт 2 части 4 статьи 194). Путем поглощения более мягкого наказания более тяжким общий приговор составил 13 лет колонии строгого режима.

ЗАХВАТ И ЗАДЕРЖАНИЕ

В начале ноября 2019 года в нотариальную контору, где работает Ираида Ислямгалиева, ворвался ее муж Ерлан. Угрожая гранатой и ножом, он выгнал посетителей и забаррикадировал двери.

— Он сказал, что убьет меня. Я была уверена тогда, что живой мне оттуда не выйти. Он издевался надо мной и бил, — рассказала подробности того дня Ираида Ислямгалиева.

До этого, по словам Ираиды, она несколько раз обращалась в полицию с жалобами на мужа, который бил, угрожал, преследовал ее.

— Я обращалась в полицию, но на него ни разу не завели реального дела. Каждый раз он оставался безнаказанным, хотя мы вызывали полицию, когда он ворвался в дом родителей, избил моего отца. Угрожал всем моим родным, обещал убить меня, — говорит Ираида Ислямгалиева.

Ираида Ислямгалиева после оглашения приговора. Уральск, 2 ноября 2020 года.
Ираида Ислямгалиева после оглашения приговора. Уральск, 2 ноября 2020 года.

Переговоры с Ерланом в тот день шли около шести часов. Как сказано в материалах уголовного дела, во время переговоров Ислямгалиев просил конфеты, шампанское, пистолет, самолет, 100 тысяч долларов, инкассаторскую машину.

— Когда он понял, что он в центре внимания, он начал в прямом смысле глумиться над всеми: просил то шампанское, то оружие, то самолет. Это было настоящие глумление — вокруг было много зрителей для него, — рассказывает Ислямгалиева.

Спустя шесть часов Ерлан Ислямгалиев согласился отпустить жену и выйти к полицейским. За это время, как стало известно в ходе следствия, Ираида подвергалась физическому и сексуальному насилию. У офиса стояла скорая помощь, которая увезла Ираиду в больницу, где ее положили в реанимацию, рассказывает Ислямгалиева.

После того как Ерлан Ислямгалиев отпустил заложницу, его задержали полицейские. Позднее СМИ сообщили, что на Ерлана Ислямгалиева завели уголовные дела по статьям «Изнасилование» и «Захват заложника».

СЛЕДСТВИЕ И СУД

Спустя пять месяцев следственных мероприятий Ираиде Ислямгалиевой сообщили, что полицейские готовят материалы для передачи дела в суд. Но двумя днями позднее стало известно, что по ходатайству стороны защиты расследование продолжено. Ираида считает, что дело намеренно затягивали. В то же время в отношении самой Ираиды было зарегистрировано несколько уголовных дел по заявлению Ерлана Ислямгалиева.

— Самое удивительное, что по одному и тому же заявлению заводили дела по нескольку раз. А он всё время писал на меня. К тому же почти каждый вечер, находясь в СИЗО (следственный изолятор), он умудрялся звонить мне и присылать сообщения. Угрожал, говорил, что выйдет и убьет меня, обещал расправиться с родными, — рассказывает Ираида Ислямгалиева.

Во время следствия в отношении Ерлана Ислямгалиева завели еще несколько уголовных дел. В итоге в суд, который начался 18 августа, дело Ислямгалиева поступило по статьям «Захват в заложники с применением оружия», «Угроза», «Изнасилование с особой жестокостью, совершённое неоднократно», «Истязание с применением пыток», «Вымогательство в особо крупном размере». По решению судьи Шары Зайнуллиной судебный процесс проходил в закрытом режиме. В ходе суда потерпевшая и прокурор отказались от обвинения по статье «Угроза». К окончанию судебного процесса Ерлана Ислямгалиева судили по четырем статьям. Самое большое наказание — 13 лет, которое поглотило остальные по совокупности, было по статье «Вымогательство».

В материалах дела сказано, что в начале сентября 2017 года Ерлан Ислямгалиев четыре дня удерживал Ираиду, привязанной к батарее, в квартире. В соседней комнате был малолетний сын Ираиды, которого Ислямгалиев «запер в детской комнате, пригрозив применением физической силы в случае попытки ее покинуть». После нескольких дней пыток Ираида согласилась переписать на мужа свою трехкомнатную квартиру, которую купила до брака с Ерланом. По решению судьи Шары Зайнуллиной, эту квартиру Ираиде вернули.

Согласно приговору, Ерлан Ислямгалиев осужден за захват своей жены в заложники, за насилие над ней и истязания Ираиды и ее младшего сына, за вымогательство в особо крупном размере. Судья Зайнуллина поддержала прокурора и приговорила его к 13 годам колонии строгого режима. Гражданский иск, в котором Ираида просила возместить моральный вред и материальный ущерб, судья удовлетворила частично. Осужденный обязан выплатить Ираиде и ее сыну 10 миллионов тенге морального ущерба и 541,5 тысячи тенге за материальный вред.

ДЕЛО ПРОТИВ ПОТЕРПЕВШЕЙ

В начале июня 2020 года над Ираидой Ислямгалиевой начался суд. Женщину судили за «клевету с использованием средств массовой информации» и «оскорбление, сделанное при помощи средств массовой информации». С частным обвинением выступил ее бывший муж Ерлан Ислямгалиев.

— В суд частный обвинитель Ислямгалиев обратился после того, как в газете «Уральская неделя» и в социальной сети Facebook на страничке фонда «НеМолчи.KZ» были опубликованы слова и копии предсмертной записки Ислямгалиевой, — сообщила тогда судья Айжан Мырзалы.

Речь шла о записке, которую в день оформления квартиры на мужа написала Ираида. Сама женщина рассказала, что в тот день, 4 сентября 2017 года, после четырех дней истязаний и издевательств, была уверена, что ее убьет муж.

— Мне удалось написать записку, которую я потом отправила своему брату, он живет в столице. В той записке я написала, чтоб в моей смерти винили Ерлана, — рассказала Ираида Ислямгалиева.

В тексте записки Ираида назвала своего мужа «маньяком» и «мерзавцем». Эти слова стали поводом для частной жалобы об «оскорблении».

По заявлению Ерлана Ислямгалиева судебное разбирательство было прекращено спустя 20 дней. Тогда Ираида высказала предположение, что заявление о прекращении дела Ислямгалиев написал после того, как пришли результаты экспертизы.

— В документе было сказано, что мои слова не являются оскорбительными, — сказала Ислямгалиева.

Сейчас в отношении Ираиды Ислямгалиевой в полиции расследуют еще несколько дел. Есть дела, возбужденные в отношении Ираиды Ислямгалиевой по жалобе адвоката Ислямгалиева — Руслана Шагатаева. Часть из них прекращены, а по остальным разбираются в следственном управлении департамента полиции, сообщил Азаттыку представитель департамента полиции Западно-Казахстанской области Болатбек Бельгибеков.

Сколько сейчас дел и по каким статьям они заведены, Бельгибеков назвать отказался «в интересах тайны следствия».

«СДОХНИ, ТВАРЬ» — ПОСЛЕДНИЕ СЛОВА ПОДСУДИМОГО ПОСЛЕ ПРИГОВОРА

После того как судья Зайнуллина зачитала приговор, Ерлан Ислямгалиев, который присутствовал на заседании в режиме онлайн, выкрикнул, что «суд весь куплен». Он успел также прокричать «Сдохни, тварь», обращаясь к потерпевшей. После ему отключили микрофон.

Адвокат осужденного Руслан Шагатаев также не присутствовал на оглашении приговора. В телефонном разговоре с Азаттыком он рассказал, что не согласен с вынесенным приговором и намерен подавать апелляционную жалобу.

— В части «Вымогательство» и «Истязание» мы не согласны с приговором. С суммой морального вреда мы также не согласны, я считаю, что сумма завышена — прокурор просил три миллиона (два для потерпевшей и один ее сыну). Ислямгалиев вообще не согласен с тем, что должен выплачивать моральный вред, — говорит Руслан Шагатаев.

Также адвокат сообщил, что защита не согласна со статьей «Захват заложника». По словам Шагатаева, они просили переквалифицировать эту статью на «Незаконное лишение свободы». Согласно законодательству Казахстана, максимальное наказание по этой статье — до пяти лет лишения свободы. При условии, что нет тяжких последствий здоровью потерпевшего.

Шагатаев уверен, что решение судья Зайнуллина вынесла под давлением, которое на нее было оказано с помощью публикаций в социальных сетях.

Адвокат Тамара Сарсенова. Уральск, 2 ноября 2020 года.
Адвокат Тамара Сарсенова. Уральск, 2 ноября 2020 года.

Ираида Ислямгалиева говорит, что хотела бы для бывшего супруга (их развели в январе этого года) пожизненного заключения. Но в то же время она поблагодарила судью за принятое решение. Адвокат потерпевшей стороны Тамара Сарсенова говорит, что дело еще не окончено, и добавляет: «Вам еще придется услышать продолжение этой истории».

— Ираида пережила такое, но нельзя сказать, что всё закончилось. Она продолжает жить в постоянном страхе и стрессе. После того как в суде Ислямгалиев заявил, что сможет выйти досрочно, потому что «деньги нужны всем, даже в тюрьме». Также он грозился сбежать и отомстить моей подзащитной. Уверенность в своей безнаказанности и личном превосходстве заставляет Ерлана думать, что ему всё можно, — прокомментировала ситуацию Тамара Сарсенова.

Дина Смаилова, основательница поднимающего проблемы насилия над женщинами фонда «НеМолчи.KZ», приезжала в Уральск, чтобы участвовать в судебном заседании. Представители фонда выступали общественными защитниками потерпевшей в суде. Смаилова сказала, что «по некоторым эпизодам необходимо возобновить следствие и пересмотреть их». Также правозащитница рассказала, что опасается за жизнь подопечной.

— Насколько я поняла, человек [Ерлан Ислямгалиев] готовился совершить убийство. Он даже родственникам своим об этом сообщил. Сейчас, оценивая всю ситуацию, я серьезно опасаюсь за жизнь Ираиды и ее семьи, — сообщила Дина Смаилова.

Дина Смаилова выступает за внесение поправок в законодательство. По мнению правозащитницы, бытовое насилие необходимо криминализировать. Она утверждает, что административная ответственность, которая сейчас грозит за бытовое насилие, не пугает агрессоров.

— Им [агрессорам] выносят защитные предписания, но они не останавливают насилие. Необходимо внести статью «Домашнее насилие» в уголовный кодекс и назначить по нему реальный срок наказания. Безнаказанность приводит к тяжелым последствиям, когда жертва остается инвалидом. Бывают убийства после длительного домашнего насилия, — говорит Дина Смаилова.

«Устойчиво сохраняющейся» называет проблему домашнего насилия в Казахстане Виктория Ким, младший исследователь международной правозащитной организации Human Rights Watch по Центральной Азии. Она была одним из авторов доклада «Казахстан: недостаточная помощь для переживших домашнее насилие», который в октябре прошлого года опубликовала HRW.

Виктория Ким говорит, что домашнее насилие — это тяжкое преступление и наказание за него должно быть уголовным и пропорциональным тяжести деяния.

— Жестокие мужья или партнеры усвоили, что чаще всего им грозит всего лишь административное наказание, и могут годами совершать акты домашнего насилия. Перспектива уголовного преследования, включая судимость, послужила бы для агрессоров сильным сдерживающим фактором, — говорит Виктория Ким.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG