Доступность ссылок

Срочные новости

Дистанционное обучение в вузах: лекции по почте и скорость — один мегабит в секунду


Студент Бакберген Сапаш из села Улгили Туркестанской области пытается выполнить задание, но в селе очень плохой Интернет. Фото предоставлено Бакбергеном.

С марта студенты вузов и колледжей в Казахстане учатся дистанционно из-за пандемии коронавируса. Особенно тяжело тем, кто живет в отдаленных селах. Корреспондент Азаттыка записал истории студентов, которые пытаются получать знания онлайн.

НЕТ ЭЛЕКТРИЧЕСТВА — НЕТ ИНТЕРНЕТА

20-летний Бакберген Сапаш — студент третьего курса Университета Сулеймана Демиреля в Алматы (специальность: журналистика). Его обучение стоит 800 тысяч тенге в год. Чтобы не отставать от программы во время онлайн-обучения, Бакберген купил ноутбук в кредит и вернулся домой — в село Улгили в 40 километрах от Туркестана, так как жить в Алматы — всегда затратно.

Въезд в село Улгили. Оно находится в 40 километрах от Туркестана.
Въезд в село Улгили. Оно находится в 40 километрах от Туркестана.

Ему сказали, что в его родное село на 130 дворов пришел Интернет. По факту оказалось, что скорость сельского Интернете не позволяет полноценно получать образование.

Бакберген Сапаш.
Бакберген Сапаш.

— [Онлайн] уроки зависают, отстаю от программы. Даже когда смотришь урок в записи, всё равно скорости не хватает. Иногда [скорость] один мегабит в секунду. С начала [учебного] года я уже четыре раза переподключал тариф, так как не ловит толком. На это до десяти тысяч тенге ушло, — рассказывает студент.

Внедрение высоких технологий в образовательный процесс теряет всякий смысл, если в населенных пунктах элементарно нет света. А в селе Бакбергена электроэнергию отключают довольно часто. Хотя, как можно прослушать лекции с мегабитом в секунду тоже вопрос. Для сравнения: средняя скорость загрузки данных в Казахстане — 18,85 мегабит в секунду.

— В прошлом году так и было. Я не смог сдать сессию. Сейчас не так часто отключают [свет], но до этого бывало, что в неделю три-четыре раза отключался. Поэтому я предупреждаю учителей заранее. И когда отправляю [выполненные] задания, тоже переживаю, что сейчас вырубят свет, — делится студент.

«К ВЫПОЛНЕНИЮ ЗАДАНИЙ ПРИСТУПАЮ В ПОЛНОЧЬ»

Одногруппница Бакбергена Акдидар Абдимаулен живет в селе Коксай Карасайского района близ Алматы. Но географическая близость с мегаполисом не гарантирует скоростного Интернета дома.

Акдидар Абдимаулен, студентка третьего курса Университета Сулеймана Демиреля. Также не может полноценно учиться из-за плохого Интернета в селе.
Акдидар Абдимаулен, студентка третьего курса Университета Сулеймана Демиреля. Также не может полноценно учиться из-за плохого Интернета в селе.
До 12 ночи Интернет нормально не ловит. Лишь после полуночи я приступаю к домашнему заданию.

— Я вынуждена использовать тарифы своего мобильного Интернета. И с началом учебы я уже потратила шесть тысяч тенге, хотя обычно у меня в месяц хватало и двух. Мы по пять часов сидим в Zoom’е, используем платформу, который требует хорошего Интернета (речь идет о Moodle, куда СДУ загрузил учебно-методический комплекс). Платформа не грузится, каждый раз жду по 10–15 минут. До 12 ночи Интернет нормально не ловит. Лишь после полуночи я приступаю к домашнему заданию, — рассказывает Акдидар.

Акдидар хочет вернуться к прежнему формату обучения, и не только из-за слабой скорости Интернета.

— У меня проблемы со зрением. Сейчас, из-за того что перед компом сижу гораздо дольше, чем раньше, замечаю, что мое зрение ухудшается, хотя прошло немного времени [с начала учебного года]. Учеба с 9 утра до 5 вечера, и я учусь, почти не вставая с места, даже обедать некогда. Я хочу учиться офлайн. Когда сидишь перед преподавателями, всё понимаешь. Пока я не могу сказать, что полноценно получаю знания, — подводит промежуточные итоги Акдидар.

ПРОСИТЬСЯ К РОДСТВЕННИКАМ В ГОРОДЕ

С проблемой доступа к Интернету студенты сталкиваются и в других регионах. Повезло тем, у кого есть родственники в городе, которые позволяют студентам из села временно разместиться у них. К примеру, Айболат (имя изменено по его просьбе) с 1 сентября живет в Актобе у родственников. Он родом из аула Жанысби Иргизского района, это в 450 километрах от областного центра.

Нам обещали провести Интернет осенью. С жителей, помню, собирали деньги на проведение сетей. Обещали в прошлом году провести, но не смогли.

— Эта вынужденная мера, — говорит Айболат. — Если в ауле был бы Интернет, конечно, остался бы там и учился дистанционно. Пока выходим из ситуации так: если есть родственники в городе или райцентре, едем в туда. Нам обещали провести Интернет осенью. С жителей, помню, собирали деньги на проведение сетей. Обещали в прошлом году провести, но не смогли. Теперь ждем в этом году.

А вот Ринату Ахтаржанову, студенту высшего колледжа Торайгыров Университета из села Жабаглы в Павлодарской области, пришлось учиться… по почте.

Студент колледжа Ринат Ахтаржанов получал лекции и практические задания по почте вот в таких конвертах.
Студент колледжа Ринат Ахтаржанов получал лекции и практические задания по почте вот в таких конвертах.

— Сломался телефон, пришлось отдать его в ремонт. Тогда всё закрыто было, ничего не работало. Интернета не было, а домашнего задания было много. Пропускать лекции тоже не хотел: потом трудно разобраться в теме. Мне сказали, что можно получать задания через почту. Они присылали мне большой конверт, где было много распечаток с материалами, заданиями, схемами по всем урокам. Потом я делал домашнее задание и тоже почтой отправлял в колледж. Сейчас уже не помню, сколько это заняло времени, но, мне кажется, я быстро делал, — вспоминает Ринат Ахтаржанов.

Студент рассказывает, что сложность такого формата обучения была не только в том, что письмо долго шло до адресата.

— Всё было закрыто на карантин, мы ждали, пока дойдет письмо. Но иначе я бы вообще не смог заниматься. А мне нужны хорошие оценки, потому что я хочу получать стипендию, — объясняет свой стимул студент.

«ОБЩЕЖИТИЯ НЕЛЬЗЯ ОТКРЫВАТЬ ИЗ-ЗА КОРОНАВИРУСА»

Министр образования и науки Асхат Аймагамбетов говорил, что студенты, живущие в аулах без Интернета, могут селиться в общежитиях вузов. Но на примере Бакбергена, Айболата и других студентов выяснилось, что многие живут в городе у родственников или на съемной квартире. На одном из брифингов в начале сентября, отвечая на вопрос корреспондента Азаттыка, вице-министр образования и науки Шолпан Каринова заявила, что примерно 9,5 тысячи студентов колледжей и 15 тысяч студентов вузов с начала нового учебного года начали жить в общежитиях учебного заведения и учиться в дистанционном формате.

Во всех колледжах и вузах созданы условия, чтобы студенты могли и проживать, и обучаться дистанционно.

— Это процесс длительный. Если у студентов есть желание приехать [в общежития вузов] обучаться, они могут приехать. Во всех колледжах и вузах созданы условия, чтобы студенты могли и проживать, и обучаться дистанционно. Вопрос обеспечения компьютерами и широкополосным Интернетом во всех общежитиях решен, — заверила Каринова.

При этом в администрации Университета Сулеймана Демиреля сообщили Азаттыку, что не предоставляют общежития из-за решения межведомственной комиссии правительства по нераспространению коронавирусной инфекции.

«Из-за пандемии в мире администрация [вуза] приняла официальное решение не принимать студентов в общежитие во время осеннего семестра в целях обеспечения здоровья и безопасности учащихся. На сегодня СДУ придерживается данных требований», — говорится в письменном ответе администрации СДУ.

Проректор по академическим делам и научным исследованиям СДУ Давронжон Гаипов понимает, что если у студента нет Интернета, то ни от какой платформы не будет пользы.

Если нет возможности для дистанционного обучения, то можно взять академический отпуск.

— Если нет возможности для дистанционного обучения, то можно взять академический отпуск и возобновить учебу, придя в кампус после окончания чрезвычайной ситуации (речь о карантине. — Ред.), — рекомендует Давронжон Гаипов.

ДИСТАНЦИОНКА БЬЕТ ПО СЕМЕЙНОМУ БЮДЖЕТУ

Трудности студентов с дистанционным обучением отражаются и на их родителях. Жительница Каскелена, что близ Алматы, Земфира Татарова имеет свою турфирму. Сфера туризма — среди наиболее пострадавших в период пандемии. Поэтому, сетует Земфира, с началом учебного года у ее дочерей в удаленном формате расходов стало намного больше, при этом доходов сейчас нет. Старшая дочь учится в Петербурге, и сейчас с обеда до вечера на онлайн-занятиях дома.

Дочь отстает от программы и сама догоняет. Интернета нормального на нашей улице нет, но и он в месяц теперь обходится в 15 тысяч тенге.

— Наблюдая за её занятиями, вижу, какие бывают курьезные моменты, когда у нее пропадает или тормозит Интернет. Она экстренно переключается на мобильный Интернет. Если и он не тянет, то выходит с ноутбуком во двор. К счастью, у нас частный дом. Но беготня по двору не решает проблему. Иногда у ее тупо зависает весь Интернет [виды подключения]. Она отстает от программы и сама догоняет. Интернета нормального на нашей улице нет, но и он в месяц теперь обходится в 15 тысяч тенге. И это всё в центре Каскелена, — жалуется Земфира Татарова.

Земфира переживает, что с учетом кризиса в сфере туризма в будущем у нее не будет доходов, чтобы оплачивать дистанционное обучение детей (младшая дочь учится в восьмом классе).

— А если, не дай бог, кто-то в семье заболеет, ни на что не будет хватать денег. Ситуация просто ужасная, и это говорю я — человек, имеющий бизнес, дом, машину. А каково тем, у кого этого нет? — недоумевает Земфира Татарова.

883 СЕЛА В КАЗАХСТАНЕ ВСЁ ЕЩЕ БЕЗ ИНТЕРНЕТА

Министр цифрового развития, инноваций и аэрокосмической промышленности Багдат Мусин сообщил, что операторы связи вложили примерно 60 миллиардов тенге на оптико-волоконную сеть в 1200 населенных пунктах. Всего, по информации комитета телекоммуникаций министерства, в Казахстане 6 459 сельских населенных пунктов. На сентябрь 2020 года, как отчитались власти, в 4 646 селах Интернет есть.

Багдат Мусин уверяет, что более тысячи населенных пунктов имеют качественное соединение Интернета. Остаются 1 813 поселков, где Интернета как такового просто нет. Министр заявил, что к большей части этих населенных пунктов Интернет дойдет до конца 2020 года. Остальным придется ждать.

«НЕ ЗАБЫВАЙТЕ О ПСИХОЛОГИЧЕСКОМ СОСТОЯНИИ СТУДЕНТОВ»

Эксперт по дистанционному обучению Айнур Сатекова (Almaty Management University) призывает обращать внимание не только на все технические решения по организации дистанционного обучения, но и на эмоциональное и психологическое состояние учащихся.

Айнур Сатекова, эксперт по дистанционному обучению.
Айнур Сатекова, эксперт по дистанционному обучению.

— Нельзя забывать, что студенты сейчас испытывают стресс, подавлены. Кто-то потерял близкого человека, кто-то подвергается моральному насилию дома, у кого-то маленькая квартира, много людей дома, то есть обучаться невозможно. Поэтому мы говорим преподавателям, чтобы во время онлайн-занятий проявляли эмпатию, уделяли пять-десять минут в начале и конце занятий простому общению, узнавали, как дела. Для кого-то это единственная возможность пообщаться со сверстниками и быть вовлеченными в общество. В нашей стране этому важному моменту не уделяется внимание. В зарубежных вузах это есть, как и анонимная консультация для студентов, испытывающих стресс, — рассказывает Айнур Сатекова.

В вузах Казахстана, по данным министерства образования и науки, учится более 600 тысяч студентов и еще более 400 тысяч — в колледжах.

  • 16x9 Image

    Багдат АСЫЛБЕК

    Багдат Асылбек - внештатный корреспондент Азаттыка в Алматы. Выпускник филологического факультета Западно-Казахстанского университета имени Махамбета Утемисова. Начинал карьеру в региональной газете «Диапазон», работал в различных республиканских СМИ.

КОММЕНТАРИИ

Вам также может быть интересны эти темы

XS
SM
MD
LG