Доступность ссылок

Срочные новости

«Китай не выпускает жену в Казахстан»


Репатриант из Китая Адильхан Калияр рассказывает, что оставшаяся в Синьцзяне его жена не может выехать в Казахстан, чтобы воссоединиться с семьей. Астана, 18 октября 2018 года.

Этническая казашка Кульзира Калибек, работающая в государственном учреждении в Синьцзяне, не может выехать в Казахстан для воссоединения с семьей. Китайские власти не дают ей разрешение на увольнение. Двое детей и муж Кульзиры Калибек получили гражданство Казахстана.

«НЕ ДАЛИ ЕЙ РАЗРЕШЕНИЕ»

44-летний Адильхан Калияр переехал из Китая в 2017 году, получил гражданство Казахстана. Сейчас он живет в Астане с 80-летней матерью и двумя детьми. Его жена Кульзира Калибек осталась в Баркольском уезде в Синьцзяне. «Китай не выпускает жену в Казахстан», – утверждает Адильхан Калияр.

– Моя жена работает в образовательном учреждении в Баркольском уезде. Она подала заявление об увольнении. Ее заявление приняли. Однако, я так полагаю, они заподозрили что-то неладное. Подумали, наверное, муж почему-то уволился и она увольняется. Не дали ей разрешение. В министерстве иностранных дел Казахстана мне подготовили приглашение на въезд супруги. Я отнес его в посольство Китая, заверил и отправил жене почтой, – говорит он.

Попытки вернуть жену из Китая:

Попытки вернуть жену из Китая
please wait

No media source currently available

0:00 0:02:37 0:00

По словам Адильхана Калияра, жена пошла с официальным приглашением в районную администрацию. Там ее заявление рассматривали в течение нескольких недель и не позволили ей уволиться. Дети-школьники не видели мать около года.

– Жена сказала им, что у нее двое несовершеннолетних детей и она хотела бы их навестить. Но ей сказали, что «службу нельзя оставлять». Письменного решения я не видел. Во время [телефонного] разговора она не может открыто об этом сказать. Слышал об этом от тех, кто ездил в Китай. Трудно сказать, приедет она в ближайшие три месяца или нет, – говорит казах из Китая.

13-летняя Сария Адильханкызы и 11-летний Таскын Адильханулы продолжительное время не могут поговорить с матерью. Прежде им удавалось общаться с матерью по WeChat (социальная сеть и мессенджер в Китае. – Ред.).

– По-казахски [по телефону] не говорим. Она открыто сказала, что «по-казахски говорить нельзя». Написала, чтобы мы говорили с ней по-китайски. В последний раз я говорила с ней месяц-два назад. Разговаривали один-два раза в неделю. А сейчас связи нет, – говорит Сария, которая учится в шестом классе столичной школы.

ХЛОПОТЫ С ПЕРЕЕЗДОМ В КАЗАХСТАН

Адильхан Калияр рассказывает, что собирался переезжать в Казахстан всей семьей – с женой, двумя детьми и матерью. Но столкнулся в Китае с ограничениями, поскольку «работал в юридическом отделе в районном учреждении». Из-за этих ограничений ему пришлось указать, что в Казахстан он едет «навестить родственников».

– Мы решили переехать в Казахстан из-за учебы детей. Первой к родственникам [в Казахстане] отправил свою 13-летнюю дочь. В ноябре 2017 года приехал сам, сказав, что поеду на 30 дней навестить родственников. По приезде я сразу получил вид на жительство и не стал возвращаться в Китай. Позднее получил гражданство. В феврале 2018 года приехала моя мать с 11-летним сыном. Мы не могли выехать все сразу, поэтому приехали по отдельности и под предлогом «навестить родственников», – говорит он.

В последнее время из Синьцзяна поступают сообщения о притеснениях национальных меньшинств со стороны властей Китая. Информация о принудительном помещении представителей меньшинств, в том числе этнических казахов, в «лагеря политического перевоспитания» в Синьцзяне появилась впервые в апреле 2017 года.

Казахи из Китая, родственники которых были взяты под арест в Синьцзяне, провели несколько встреч в Астане и Алматы и рассказали о существующих проблемах. Они обращались за помощью в генеральное консульство Китая в Казахстане, консульство США, посольство Германии и офис ООН в Алматы.

Родные узников «лагерей» в Синьцзяне апеллируют к Берлину (4 октября 2018 года):

Родные узников «лагерей» в Синьцзяне апеллируют к Берлину
please wait

No media source currently available

0:00 0:02:00 0:00

Бывшие узники «лагерей» описывают эти учреждения как «тюрьмы». ООН и такие международные правозащитные организации, как Human Right Watch, сделали несколько заявлений в связи с существованием «лагерей политического перевоспитания» в Синьцзяне.

Пекин продолжал отрицать эти обвинения. 13 сентября представитель бюро по правам человека в Китае Ли Сяоцзюнь признал существование «лагерей» в интервью агентству Reuters: «Нет, в центрах никакого давления нет. Они повышают свою квалификацию и проходят тренинги. Потом найдут хорошую работу и освоят основные наши законы».

Гонконгский новостной сайт South China Morning Post 15 октября сообщил о визите в Синьцзян руководителя департамента Центрального комитета Коммунистической партии Китая Ю Цюаня, осуществляющего надзор за работой по этническим и религиозным вопросам. Ю Цюань заявил, что политика распространения среди проживающих в этом регионе мусульманских этнических меньшинств китайской культуры и социальных норм преследует цель «распространения этнической солидарности и религиозного согласия» и что Пекину необходимо предотвратить проникновение в Синьцзян религиозного экстремизма.

КОММЕНТАРИИ

Вам также может быть интересны эти темы

XS
SM
MD
LG